Мастер по отражению пенальти

Легендарному вратарю «Кайрата» 70-х годов прошлого столетия, кавалеру ордена «Құрмет» Куралбеку Ордабаеву 6 августа исполняется 70 лет!

9 001

…Время неумолимо. Кажется, еще недавно мы шли на Центральный стадион Алма-Аты лицезреть игру таких мастеров, как Сергей Рожков, Виктор Катков, Сеильда Байшаков, Юсуп Шадиев, Султан Абенов, Нурман Атантаев… И в этой звездной когорте отдельно стоит имя стража ворот Куралбека Ордабаева. Целых 10 сезонов он радовал многомиллионную армию болельщиков своей бесстрашной игрой, молниеносной реакцией и кошачьими прыжками. По мнению некоторых его партнеров, он был лучшим среди голкиперов Советского Союза. «Если бы Курал играл в одной из московских команд, то был бы первым номером сборной СССР», – сказал как-то один из авторитетнейших специалистов советского футбола. Но Куралбек Ордабаев, хотя и получал приглашения других клубов страны, остался верен своей родной республике.

Первые «сваты» – узбеки!
Интересно, что первой командой из высшей лиги СССР для Куралбека мог стать ташкентский «Пахтакор», хотя детство будущего кипера прошло в Южно-Казахстанской области. Как и все мальчишки, он гонял на пустыре мяч. Однажды не пришел на игру основной вратарь уличной команды. Его место занял Куралбек. К удивлению многих, отстоял в «раме» уверенно. Вытащил несколько опасных ударов. А после игры ребята поздравили Куралбека с дебютом. Через несколько таких игр он понял: его место в воротах. Тем более что и рост позволял, и реакция была. А остальное – дело наживное.
Неожиданно для него в 1968 году Куралбека Ордабаева заметили на областных соревнованиях и пригласили в шымкентский «Металлург», который выступал в классе «Б» союзного чемпионата. Здесь борьбу вели команды из Средней Азии и Кавказа. Сразу попасть в основной состав было проблематично. Но в 1970 году он весь сезон, практически без замен, отыграл чемпионат.
– Обо мне начали писать газеты, – рассказывает Куралбек Досжанович. – И в разгар того сезона получил первое предложение перейти в команду высшей лиги. «Свататься» ко мне приехали агенты ташкентского «Пахтакора».
Предложение было заманчивым. Обещали золотые горы. Я тогда был на перепутье. Не знаю, как бы сложилась моя спортивная карьера, если бы не отец. Он и слушать не хотел о моем переходе в узбекскую команду. «В «Кайрат» бы отпустил. А вот в «Пахтакор», – сказал отец, – не поедешь». Но отпустил, когда приехали гонцы из Алма-Аты. Так в 1971 году он оказался в составе главной команды республики.

Егорыч сказал: «Готовься»…
После приезда с предсезонных сборов в Алма-Ату состоялось собрание клуба. На нем и определили, кто будет выступать в главной команде, кто в резерве.
– Я знал, – рассказывал далее Ордабаев, – что не заслужил еще место в основе. И на каждый матч дублирующего состава выходил с хорошим настроем. Это не осталось незамеченным. Не знаю почему, но ветеран наш – Егорыч (так звали Сергея Рожкова в команде) однажды сказал: «Ты был лучшим в составе дублеров в последних матчах. Готовься. Скоро пробьет и твой час». Как в зеркало смотрел Егорыч. 18 июля 1971 года, когда «Кайрат» принимал минское «Динамо», мне предоставили шанс проявить себя.
– Старт для нас получился обескураживающим, – вспоминает Куралбек. – После первых 45 минут мы проигрывали – 2:3. В перерыве состоялся серьезный разговор. Второй тренер Болотов предложил вместо Шведкова выпустить меня. Ребята одобрили такое решение. Подходили, подбадривали. А Рожков, похлопав меня по плечу, сказал: «Курал, не волнуйся. Когда-то надо начинать».
– Когда выходил на поле, глянул, и ноги затряслись: стадион был забит до отказа. Болельщики что-то кричали. Я ничего не слышал. Даже не слышал, как по стадиону объявили мою фамилию. Мои мысли были об одном: не подвести коллектив и болельщиков.
Понимая мое состояние, защитники пару раз дали возможность почувствовать мяч, отдавая мне пас. И я после этого пришел в себя. Даже дважды сыграл удачно на выходах. Один раз парировал удар на угловой. Сегодня, спустя годы, трудно вспомнить, что происходило на поле. Но наша команда поймала кураж и смогла уйти от поражения. Матч тот завершился вничью – 3:3. На разборе полетов меня похвалили. Но предупредили: не зазнавайся.
Незабываемая победа
В 1971 году он вместе с командой сделал круг почета по беговой дорожке с кубком Международного союза железнодорожников.
Куралбек Ордабаев сыграл за «Кайрат» более 200 матчей. Есть в спортивной биографии спортсмена и незабываемые победы. Для новичка главной команды республики таким событием стал успех его родного коллектива в Кубке железнодорожников. До сих пор в хронике тех лет есть запись Казахского телевидения, где Куралбек (на переднем плане) бежит с кубком по беговой дорожке Центрального стадиона.
– Всегда приятно вспоминать ту победу, – продолжает рассказ Ордабаев. – Ведь турнир железнодорожников в те годы был одним из авторитетнейших. Тем более что советские команды в нем успеха не имели никогда. И мы оказались первыми, кто выиграл почетный трофей Международного союза железнодорожников. В стартовых матчах ворота «Кайрата» защищал Виктор Шведков. Надо сказать, что он блестяще провел все игры. Наша команда дважды обыграла чешский «Локомотив» (4:1, 1:0). Затем в родных стенах алмаатинцы проиграли болгарской «Славии» – 1:3. В том матче мой напарник Виктор получил травму. Поэтому в следующей игре его заменил я. Мы вышли на поле софийского стадиона заряженными на борьбу. Терять было нечего. И, знаете, игра пошла. В первом тайме мы смотрелись лучше. Но хозяева действовали на удержание счета. Когда играешь с оглядкой назад, обязательно ошибешься. Так и случилось. Сначала Евгений Пиуновский, а затем и Юрий Севидов использовали свои моменты. Болгары сумбурно пошли вперед. Мы их еще раз поймали на контратаке. Владислав Маркин заставил в третий раз капитулировать вратаря хозяев и вывел «Кайрат» в финал.
– В решающей встрече нам предстояли два поединка с румынским «Рапидом», – рассказывает Ордабаев. – В те годы эта команда славилась не только хорошей обороной, но и атакой. Некоторые игроки играли за сборную своей страны. Но мы сумели на выезде сыграть с ними вничью – 1:1. Дома помогли стены и самоотверженность наших ребят. Матч сложился по нашему сценарию. Сергей Рожков, как и в Бухаресте, забил гол. Мы выиграли – 1:0 – и стали обладателями кубка железнодорожников.
Куралбек Ордабаев чаще других вратарей советского футбола отражал 11-метровые удары.
Болельщики со стажем помнят и то, как в сезоне 1973 года Федерация футбола СССР приняла новое решение: в случае ничейных встреч пробивать пенальти. И очко начислялось той команде, которая лучше пробивала 11-метровые удары. И лучшим вратарем по отражению пенальти в те годы, бесспорно, был кипер кайратовцев.
– Вы помните те памятные моменты? – спросили мы как-то ветерана.
– Не только помню, но и горжусь тем, что завоевал звание лучшего, – сказал он. – Я отразил тогда два пенальти с игры. Случилось это в Москве и Донецке. Все помнят, наверное, динамовца из России Еврюжихина и Дудинского из украинского «Шахтера». Вот они били мне с игры. Я взял. А когда начали пробивать 11-метровые после ничейных результатов, после первой серии понял, что смогу достойно противостоять и другим «штатным» пенальтистам. В итоге 10 раз я отражал мячи в 11 сериях послематчевых ударов с «точки». Именно столько очков принес в зачет команде. Среди соперников даже ходила молва: если в основное время не выиграть у «Кайрата», то считай очко потеряно. Практически так и было.
– Это было везением или же на первый план выходило ваше мастерство?
– Фартом это назвать трудно, хотя везение не исключаю, – ответил Куралбек, не задумываясь. – Но в большинстве случаев выручает мастерство вратаря, которое шлифуется на тренировках. Было какое-то внутреннее чувство. Выходя на поле, я настраивал себя на отражение как минимум двух ударов из пяти. Не всегда это получалось. Значит, недостаточно изучал исполнителей. Их манеру поведения, мастерство. Самым главным было видеть, как соперник устанавливает мяч, как разбегается. В момент удара важно было уловить движение. Обычно пенальтист корпусом показывает, куда будет бить. Однако нужно заглянуть ему в глаза, уловить его взгляд – любой футболист, выходя на «точку», обязательно посмотрит в тот угол, куда будет направлен мяч. Были у меня и другие хитрости. Например, чтобы вывести соперника из психологического равновесия, я начинал ходить вдоль ворот. Секунд 20–30. Бьющий начинал нервничать. И пауза, спровоцированная мною, негативно влияла на него. Порой удары уходили мимо створа ворот.

Не струсил, не сломался!
В жизни, как и в спорте, есть барьеры, которые надо преодолевать.
После окончания футбольной карьеры легендарный вратарь работал в родной команде начальником, директором, президентом Футбольной ассоциации Республики Казахстан. Он, как Тимур Санжарович Сегизбаев, Михаил Ильич Гурман и другие специалисты игры № 1, был первым, кто на заре суверенитета организовывал чемпионат РК и другие состязания, готовил сборную независимой страны к баталиям на международной арене. И даже в одно время незаслуженно подвергся критике. Но он, как настоящий боец, не сломался, не струсил. И жизнь в дальнейшем подтвердила его правоту. Он самоотверженным трудом вернул доверие спортсменов, вернул свой авторитет.
Как-то Куралбек Досжанович Ордабаев сказал мне: «Быть игроком такой команды, как «Кайрат», очень почетно. И тем, кто попал сюда, надо гордиться. Это коллектив с богатыми традициями, давший путевку в большую жизнь многим ребятам. В том числе и мне. Я даже не представляю, кем бы я был, если бы не пригласили в «Кайрат»…
Он и сегодня, хотя по возрасту уже пенсионер, в родном клубе. Возглавляет отдел по работе с ветеранами…
Алим АНАПЬЯНОВ