Между молотом и наковальней

Форварду «Кайрата» 70-х годов Нурману Атантаеву исполнилось 70 лет

26 004

Каждый из нас проходит жизнь своим путем. У этого человека, как говорит он сам, судьба была между «молотом и наковальней». Однако, рассказывая о своей спортивной биографии, он непременно называет имена тех, кто всегда помогал ему реализовать себя в футболе. Многих из них уже отошли в мир иной, но в его сердце они живы всегда. Это первый тренер Нурмана, всем известный детский наставник Георгий Алексеевич Козелько, тренер АДК и «Кайрата» Владимир Сергеевич Болотов, его коллега из павлодарского «Трактора» Виктор Георгиевич Веретнов, одноклубник Тимур Сегизбаев, друг Долрот Галиев и другие.
– Они имеют самое непосредственное отношение к моим успехам в спорте, – рассказал нам Нурман Атантаев. – Я не был гением на футбольном поле. Но выбрать позицию и сильно пробить по воротам мог. Наверное, поэтому меня приметили тренеры новой алма-атинской команды «АДК», которая выступала в классе «Б» первенства СССР. И я уже в 1968 году стал лучшим бомбардиром команды, забив более 20 голов.
Потом я оказался в «Кайрате». Это случилось благодаря начальнику команды Аблаю Мусакулову и игроку Сергею Рожкову. Спортивный функционер пригласил меня в команду, дал хороший оклад. Но на первой же тренировке стало известно, что главный тренер Виктор Корольков обо мне и не знает. Он был поставлен перед фактом. Поэтому, думаю, дальше дубля меня не пускал. Хотя Сергей Рожков, капитан команды, верил в меня. Не раз он говорил: «Скоро начнешь играть в основе». Меня поддерживали большинство игроков команды. И вот в 1972 году, когда мы дома принимали московский «Спартак», Рожков заставил меня переодеться и пригласил на разминку. Но в стартовом протоколе моей фамилии не было. И я сел на скамейку запасных.
По ходу матча я понял, какое напряжение у кайратовцев. Особенно у тех футболистов, кто перешел в алма-атинский клуб из «Спартака». Кроме Рожкова на поле были Евгений Михайлин и Николай Осянин. Им было что доказывать своей бывшей команде. И в перерыве Сергей Рожков берет инициативу в свои руки и прямо говорит Королькову: «Будет замена. Вместо Чебы (Чеботарева) выйдет Атантаев». Главный тренер растерялся, но ничего не сказал. И так во втором тайме я вышел на поле. Старался как мог. Первые минуты ноги подкашивались. Но потом обрел уверенность и поучаствовал в нескольких атаках. Одна из них оказалась результативной. Подробности не помню, но потом прочитал в «Советском спорте», что пас мне отдал Славка Матвеев. А я пробил и заставил капитулировать кипера москвичей Юрия Дарвина – 1:0. Этот счет стал победным.
– После этой игры вас стали ставить в основной состав?
– Радость была недолгой. Я провел еще два матча на выезде – с «Днепром» и «Карпатами». А в третьем, домашнем с «Араратом», получил тяжелую травму – перелом челюсти и выбыл практически до конца сезона.
– А как сложилась ваша спортивная карьера в дальнейшем?
– Был несказанно рад, что вернулся в команду в качестве тренера кумир мальчишек нашего времени Тимур Сегизбаев, с которым у меня были очень теплые отношения. Но поиграть при нем и Леониде Остроушко не получилось. Я принял новый вызов и отправился в никольский «Горняк». Там я стал чемпионом республики. Затем выступал за павлодарский «Трактор» и последние пять лет пробыл в «Нефтянике» из Нового Узеня. Там и завершил свою спортивную карьеру в 1983 году.
Алим АНАПЬЯНОВ
Фото автора