Первый шаг

Легенды спорта

Весна – это еще и День рождения казахстанского футбола. За нынешними баталиями на отечественных игровых полях мало кто помнит как все начиналось.

Первым президентом Федерации футбола Казахстана, как известно, одно время был тогдашний градоначальник Алматы Заманбек Нуркадилов. Он возглавил эту общественную организацию еще до распада СССР. А когда наша страна стала суверенной, остался на своем посту. В то смутное время нужно было определяться, на каком континенте играть Казахстану. На первое заседание исполкома, которое проходило в кабинете акима Алматы, пригласили человек двадцать спортивных деятелей. Среди них были и известные ветераны-кайратовцы: Тимур Сегизбаев, Михаил Гурман, Куралбек Ордабаев и другие.
– Мы территориально в Азии, – сказал тогда Нуркадилов. – И нам сегодня надо принять решение о вступлении Казахстана в Азиатскую конфедерацию.
Причем в своем выступлении он упор сделал на то, что с Желтого континента легче пробиться на чемпионат мира и Олимпийские игры.
«Если кто-то против этого, давайте подумаем, подискутируем и примем решение». На некоторое время в кабинете воцарилась тишина. Потом сам Нуркадилов ее и прервал: «Ну что, проголосуем?». Так волевым решением Казахстан оказался в Азиатской конфедерации.
– Тогда мы открыто боялись высказаться, – вспоминал позже Михаил Гурман. – Поэтому при голосовании абсолютное большинство поддержало президента федерации. Были и те (6 человек), кто воздержался. Они ратовали за УЕФА. Но особого рвения не проявили. Мне как новому руководителю международного отдела было поручено подготовить документы для вступления в АКФ. Генеральным секретарем стал Тимур Сегизбаев. Чуть позже к нам присоединился Куралбек Ордабаев. Он отвечал за проведение внутренних состязаний.
– Касса у нас была пустая, – вспоминает Тимур Сегизбаев. – Мы не могли даже выехать в командировки в штаб-квартиру ФИФА и Азиатской конфедерации футбола. на конгресс в Цюрих в 1992 году мы кое-как нашли деньги на дорогу. У кого только не просили. Но нашлись добрые люди, которые оплатили билеты на самолет. А на прочие расходы у каждого из нас в кармане лежало всего по сто долларов. По дороге в столицу Швейцарии мы в Москве купили провизию – хлеб, колбасу и несколько банок тушенки и питались там только этим. Даже жили мы все, а нас было трое, в одной комнате. Из-за отсутствия средств не могли позволить себе лишнего. А пропускать такое мероприятие тоже было нельзя. Нам потом бы не простили многочисленные любители спорта. Там нас принимали как ассоциированного члена ФИФА. Это говорит о том, что мы практически были одной ногой в планетарной футбольной семье. Через два года был второй конгресс ФИФА в Чикаго (США). Мы снова втроем: я, Гурман и Ордабаев ездили на этот футбольный форум. И снова не могли его пропустить по той причине, что там, в Америке, нас теперь официально принимали в состав этой общественной организации. Помню, как тогдашний президент Жаоа Авеланж взял из моих рук наш бирюзовый стяг и поставил рядом с флагами других государств. Этот был исторический момент. Весь зал бурными овациями встретил наше вступление.
Алим АНАПЬЯНОВ