Транзит Москва – Алма-Ата

В советское время «Кайрат» называли филиалом московского «Спартака»

И на это были причины. В алматинской команде еще в 1966 году появились первые спартаковцы.

26 002

Их помнят болельщики со стажем. Это были Юрий Фалин и Сергей Рожков. А в 1970-м, когда команду принял Александр Александрович Севидов, появились Валентин Солдатов, Юрий Севидов. Еще через год к ним присоединились Виктор Евлентьев, Евгений Михайлин. Но не все остались играть дальше. Каждый сезон называл новые имена. К Рожкову и Михайлину (другие уехали) присоединились Николай Осянин – лучший голеадор чемпионата СССР 1969 года в составе «Спартака» и столичный динамовец Юрий Семин, торпедовец Владимир Янкин. Тогда болельщики задавали вопрос, почему «Спартак» отпустил такого классного нападающего на периферию. Тем более Николай Осянин уже засветился в сборной СССР. Но в жизни случаются парадоксы. Порой не все зависит от футболиста. Им управляют люди, которые считают, что ему лучше выступать в защите. Так заявил Осянину всем известный спартаковский наставник Никита Павлович Симонян. Конечно, он был авторитетным игроком и тренером, но Николай не был согласен с его выводами и написал заявление по собственному… А тут звонит ему Сергей Рожков и говорит: «Давай приезжай. «Кайрат» с радостью примет тебя». И он недолго думая берет билет на первый же рейс и летит в Алма-Ату.
– Появление его у нас в коллективе, – вспоминал недавно вратарь «Кайрата» тех лет Куралбек Ордабаев, – стало большой неожиданностью. – Ведь имя Николая Осянина было на слуху. Он много забивал в составе московского «Спартака». Но наша робость перед ним прошла после первых тренировок. Николай Осянин оказался очень интеллигентным человеком. Вообще, все москвичи, которые играли в «Кайрате», своими действиями на поле, подсказками сплачивали вокруг себя местных ребят. И, что примечательно, они действительно на площадке и в быту были лучшими. Осянин хотя играл впереди, но всегда возвращался назад и начинал свой путь к воротам соперников из глубины поля. Помню, как много раз он меня подбадривал. Отмечу его удары с обеих ног. Позже у нас появился точно такой же футболист, которого называли колотухой. Это был Евстафий Пехлеваниди.
Действительно, Николай Осянин обладал не только хорошим дриблингом, но и сильнейшим ударом. В одном из интервью он говорил, что больше всего поражал ворота соперников с дальней дистанции. И тут же давал пояснения: «Футболист должен иметь одинаковую силу удара с обеих ног. Если у него одна нога нерабочая, то он неполноценен. У нас сегодня готовят детей с пяти лет. И первым делом наставника является научить их бить с любых положений и обеими ногами». Сам он тренировал удары со всех точек каждый день.
Кстати, москвичи были примером для подражания. Известный кайратовец Виктор Катков вспоминал однажды: «Мы им в рот заглядывали. Честно признаться, поражались их интеллекту, манере вести себя в обществе. Да и одевались они просто, но красиво. А на тренировках работали больше других».
С приходом на капитанский мостик Артема Фальяна москвичи все реже стали попадать в основной состав. На поле стабильно выходил только Сергей Рожков. Отметим, что он трижды приезжал в Алма-Ату как игрок и трижды возвращался в Москву. В 1976 году Рожков покинул «Кайрат» навсегда. В составе казахстанской команды Сергей Егорович провел 195 матчей и забил 25 голов. Добрый след оставили и другие москвичи. Иногда они приезжают в город своей молодости.
Али НУСИПЖАНОВ