Абай, или Поэзия в камне и рисунке

5 001

Мы встречаемся и живем с божественным словом поэзии Абая. Став энциклопедией духовности нации – не только казахской, но много шире – многонациональной, мощной по размаху и полетности духа и, более того, – в масштабах глобальных, общемировых, он поныне олицетворяет собой начало начал, священное слово поэта. Нам это слово подарил великий Абай.
Сегодня речь о великом сыне Казахстана Абае Кунанбаеве, созданном художниками в бронзе, мраморе и гравюре.
В унисон чистой мелодии стиха звучит прозрачная музыка поэзии Абая, вершины казахской культуры – философа, просветителя, духовного наставника народа. Нам, сегодняшним и завтрашним, он завещал:
«Поверь, о юноша, мне:
Бесценны знанья и ум.
Что чуждо их глубине,
Забудь, как суетный шум.
…Лишь знаньем жив человек.
Лишь знаньем движется век.
Лишь знанье – светоч сердец.
…Да будет праведен путь
Твоей душе молодой!»
Постигая премудрости жизни в судьбе Абая через волшебную глубину романа Мухтара Ауэзова, навсегда запомнила высокое чело над лучистым взглядом вкупе с бесконечной добротой и благородством облика в образе, созданном Евгением Матвеевичем Сидоркиным. Именно этого талантливого молодого мастера выбрал автор для иллюстрирования своего труда в серии «Библиотека всемирной литературы». Проникновенная глубина, плавный ритм рисунка воссоздают сильный в своем вдохновении и вере, запоминающийся облик классика казахской поэзии, знакомый ныне всему миру:
«Поэзия – властитель языка,
Из камня чудо высекает гений.
Теплеет сердце, если речь легка
И слух ласкает красота речений.
К стихам стремятся
смертные давно,
Но лишь избранника венчает славой,
Того, чьей мысли золотой дано
Блистать стиха серебряной оправой».
Вот таким, во всем величии и простоте мудрым и зрелым возвышается над главным проспектом Алматы, несущем его имя, отлитый в бронзе и обласканный миллионами любящих глаз современников и гостей города так хорошо знаемый всеми Абай. Монумент этот – неотъемлемая часть лица города, окружен великолепной архитектурой, стройными тянь-шанскими елями и цветниками. Круглый год здесь – букеты цветов и особая, торжественная аура, притягивающая молодежь и детей. Потому, наверное, большие события отмечаются именно возле памятника, созданного корифеем казахской пластики и ваяния, первым профессионалом Хакимжаном Есимхановичем Наурызбаевым.
Необычайно печальным, погруженным в думы о былом предстает нам Абай Кунанбаев в зрелом возрасте в исполнении скульптора Марата Айнекова. Сокровенные мысли на высоком лбу прозорливого и чистого душой человека обрели новое звучание. Теперь эта фигура – украшение Чистопрудного бульвара в Москве. Рядом – здание консульства Казахстана в России. Символично! Здесь всегда масса малышей с бабушками и молодыми родителями, цветы у подножия памятнику и тихий говор поклонников поэзии, тишины и красоты.
Стоя у памятника А.  С.  Пушкину работы Опекушина в Москве, наш Олжас Сулейменов восклицает:
«…Я стою у могилы высокого
древнего
парня,
Внука Африки,
Сына голубоглазой
женщины.
Собутыльник Парижа
И брат раскаленной
Испании,
Он над степью московской
Стоит, словно корень
женьшеня…»
И грустит об Абае:
«Вблизи Чингизских гор его могила,
Исколотая желтыми
цветами…»
И утверждает:
«Так мы будем стоять!
Мы, высокие, будем стоять!»
Год приходит и год уходит, даты меняются, как эпохи, судьбы, истории. Только солнечная палитра высокого искусства озаряет верой сердца человеческие, глаза, слух, обращая к самому главному – своей душе. Абай и подобнен сияющим горным вершинам человеческого духа – одной породы, одного полета, одной гряды – общечеловеческой. Залог единства и добра. На все времена. Верую. Художники – тому порукой.
Сауле БЕККУЛОВА,
кандидат искусствоведения, доцент, член Союза Художников СССР и Казахстана