Ахмет Ерджиласун: Это самое практичное решение для казахского языка

Духовное возрождение: латиница

4 002Минувшая неделя ознаменовалась поистине историческим событием – Президент страны Нурсултан Назарбаев подписал указ о переходе казахского алфавита с кириллицы на латиницу до 2025 года. До Казахстана переход на латиницу осуществили уже несколько стран. Например, Турция успешно преодолела переход на новую графику еще в начале прошлого века и на сегодня является самым положительным примером для тюркоязычных стран. О том, как это происходило, «Вечерке» рассказал известный турецкий языковед и тюрколог, экс-председатель Института турецкого языка, профессор Ахмет Биджан Ерджиласун.

– Господин Ерджиласун, назовите, пожалуйста, основные причины перехода Турции на латиницу. В связи с чем возникла такая необходимость? Имели ли место предпосылки, например, исторические, экономические и так далее?
– Есть несколько основных причин перехода Турции на латиницу. Первая причина – интеграция с цивилизованным миром. Основатели Турции, особенно Ататюрк, верили в современную цивилизацию, а латиница была не только ее символом, а также средством для достижения цели.
Вторая причина – практичность. Старый алфавит, основанный на арабской вязи, не только не мог в полной мере отразить всю звуковую структуру турецкого языка, но и сложно поддавался изучению. Считалось, что новый алфавит, в котором каждый звук будет представлять соответственная буква, посодействует распространению грамотности.
Третья причина – желание интеграции с тюркским миром. В начале Ататюрк не стал форсировать переход на латиницу, но решение перехода на латиницу ряда тюркоязычных республик Советского Союза на Бакинском конгрессе 1926 года подтолкнуло Ататюрка к быстрому принятию решения. Он отправил Фуата Копрюлу и Хусейнзаде Али Бейя представителями на Бакинский конгресс и наблюдал за процессом. Ататюрк думал, что общий алфавит ускорит интеграцию с тюркским миром, он ускорил процесс перехода на латиницу.
Историческая основа перехода на латиницу – мысли и действия об интеграции с западным миром, которая началась в XIX веке в Османской империи. В XX веке этот процесс продолжился в ускоренном темпе. В этом вопросе вся турецкая интеллигенция придерживалась единого мнения. Но вместе с этим про переход на латиницу все, за исключением отдельных представителей интеллигенции, молчали. Ататюрк принял решение после Бакинского конгресса, и уже спустя пару лет в турецких СМИ было опубликовано много материалов про переход на латиницу. Безусловно, в этом процессе лидерство победителя войны за независимость Гази Мустафы Кемаля сыграло огромную роль.
– Какие инструменты были самыми эффективными в переходе Турции на латиницу? Реформа, планируемая на пять лет, произошла за три месяца. Можно ли сказать, что реформа, завершившаяся за столь ранний срок, была успешной?
– Я уже говорил, что в ускорении процесса перехода Турции на латиницу сыграли роль решение Бакинского конгресса и авторитет Мустафы Кемаля. Особенность руководства Ататюрка заключается в том, что важные реформы проводятся без отложения на какой-либо срок.
Реформа произошла стремительно и была успешной. В 1927 году число грамотных людей в Турции составляло около 1100000 человек. Пять лет спустя это число увеличилось в три раза и составило около трех миллионов. Одной из причин этого быстрого роста были так называемые «национальные школы» в окрестностях и деревнях. В этих школах взрослых учили читать и писать.
Необходимо отметить, что в реформе перехода Турции на латиницу был один недостаток, о котором нужно сказать. Произведения на старом алфавите не переводились на новый алфавит. Это было связано с экономическими и техническими возможностями Турции, а также недостатком человеческого капитала. Эта проблема отсутствует в Казахстане. Также Азербайджан за короткое время перевел все свои классические произведения на новую графику.
– Конечно, были те, кто выступал против перехода Турции на латиницу. Как вы объясните успех, несмотря на оппозицию?
– Потребовалось некоторое время, чтобы убедить турецкую интеллигенцию и прессу о необходимости перехода на латиницу. В 1926 году большинство турецкой прессы и интеллектуалов по-прежнему выступали против реформы алфавита. В марте 1926 года 12 из 16 представителей интеллигенции – респондентов опроса газеты «Акшам» высказались против перехода на латиницу. Даже премьер-министр Исмет Иньону сопротивлялся реформе. Но в середине 1927 года ситуация изменилась, и в октябре того же года премьер-министр Исмет Иньону выразил поддержку перехода на латинский алфавит. Это означало, что правительство решило поддержать реформу. Сначала позволили обсудить этот вопрос, затем приняли решение. Харизматическое лидерство Ататюрка убедило многих политиков и интеллектуалов, и количество противников сократилось за короткое время.
– Чему должен научиться Казахстан в вопросе перехода на латиницу у Турции и какие аспекты следует учитывать? Сможет ли Казахстан извлечь выгоду из опыта Турции, несмотря на нацио­нальные и географические различия?
– Казахстан – независимая страна. В этом случае он уже принял собственное решение. Конечно, нужно извлекать пользу не только из опыта Турции, но и из опыта других стран. Между нами существуют различия, в то же время есть много общего. Мы все из одного корня. У нас, как и у Казахстана, в начале истории есть гунны и гоктюрки. Казахстан теперь так же намерен пройти по той же дороге, по которой проходила Турция в плане перехода на латиницу. Несмотря на разницу во времени, есть общий процесс. Каждая страна, которая решается открыться миру, использует опыт стран, которые испытали одни и те же процессы. Это не только облегчает им работу, но и позволяет учитывать все тонкости, извлеченные из опыта. Я знаю, что правительство Казахстана уже направляло ученых и экспертов в такие страны, как Турция и Азербайджан. Я думаю, что это подход к достижению цели.
– Какой именно результат дал переход на латиницу в Турции? Какие цели были достигнуты в итоге?
– В первую очередь в результате перехода на латиницу увеличилось число грамотных людей. СМИ начали стремительно развиваться. Появилась возможность более интенсивно взаимодействовать с современным цивилизационным миром.
Хотелось бы подчеркнуть, что переход тюркоязычных стран на латиницу – это прежде всего культурный проект. Казахстан воспринял этот проект и принял свое решение. Этот проект должен послужить наращиванию и укреплению взаимоотношения между тюркоязычными государствами. Потому как наши языки происходят от одного древа, наши алфавиты должны быть как можно близкими. Применение одинаковых букв для одинаковых звуков казахского и турецкого языков крайне важно. В 1926 году на Бакинской конференции, а также во время перехода на латиницу были учтены эти сходства. Но во времена Сталина при переходе на кириллицу фактор родственности тюркских языков не был принят во внимание. Таким образом, алфавиты тюркских народов оказались разными.
По-моему, для современного алфавита будет идеальным принцип «один звук – одна буква». Английский, немецкий, французский и русские алфавиты являются историческими. Так как они являются историческими, то они сохраняют фонетику столетиями. В этих языках произношение некоторых слов поменялось, но правописание так и осталось. Поэтому одна и та же буква может использоваться вместо нескольких звуков. В современных алфавитах нет необходимости в этом. Принцип «один звук – одна буква» является самым простым и логичным.
На мой взгляд, новый казахский алфавит, состоящий из 32 букв, будет самым практичным вариантом для казахского языка. 32 буквы – это не много, так как в мире имеются алфавиты и поболее.
Казахстан принял историческое решение по проведению очень важной реформы. Эта реформа не коснется и не будет против других этносов, проживающих в Казахстане. Потому что эта реформа касается казахского языка.
Я верю, что этот уверенный шаг и решительность в этом вопросе принесут пользу не только Казахстану, но и всему тюркскому миру. Возможно, Кыргызская Республика тоже перейдет на латиницу после Казахстана. Интегрированный с современным миром тюркский мир будет примером для всех.

До 1926 года латинизация проводилась обособленно в отдельных республиках. В этот период борьба за латинизированный алфавит являлась борьбой с недоступной массам арабской графикой. Опыт борьбы за латинизацию письменности пролетарского Азербайджана лег в основу дальнейшего развития латинизации письменности в Союзе.
В марте 1926 года по инициативе Азербайджана созывается первый тюркологический съезд (в Баку), на котором представители тюрко-татарских, горских и других народов при участии научных специалистов Академии наук Ленинграда и Москвы подавляющим большинством голосов приняли решение о желательности применения опыта Азербайджана по латинизации в других республиках и автономных областях Союза, пользовавшихся архаическими формами письма.

Профессор Ахмет Биджан Ерджиласун
Родился в 1943 году в Измире. В 1967 году окончил кафедру тюркологии факультета литературы Стамбульского университета. В 1971 году получил степень доктора наук. В 1979 году стал доцентом, а в 1986-м – профессором.
В 1980 году вошел в основное членство Института исследования турецкой культуры. В 1983–1985 годах был заведующим кафедрой турецкого языка и литературы факультета педагогики университета Гази. В 1980 году вошел в основное членство Института турецкого языка. В 1984 году получил премию «Фикир Далы» Фонда турецкой народной культуры за произведение «Единство в языке». В 1986 году основал кафедру турецкого языка и литературы факультета науки и литературы в университете Гази. В 1986–1991 годах был директором высшей школы СМИ университета Гази. В 1991 году возглавил ученую делегацию из тюркоязычных стран и приготовил словарь турецких диалектов. В 1992 году основал кафедру современных турецких диалектов и литературы факультета науки и литературы в университете Гази. В 1993 году был советником тюркских стран в Совете высшего образования. В 1993–2000 годах был председателем Института турецкого языка. В 2001–2002 годах преподавал в кыргызско-турецком университете «Манас». Вышел на пенсию в 2010 году, будучи преподавателем кафедры турецкого языка и литературы факультета науки и литературы университета Гази.
Профессор Ахмет Биджан Ерджиласун, который знает множество турецких и английских диалектов, в своих трудах уделял основное внимание проблемам турецкого языка, турецкой литературы, тюркского мира. Написал множество статей, книг по этой теме, провел много исследований по изучению и документированию тюркского мира. Пишет поэмы, романы, эссе и рассказы, является членом Института исследования турецкой культуры, Азербайджанской ассоциации культуры, «Türk Ocağı»и «Aydınları Ocağı».