Единство времени, места и действия

Ветеран сцены Лидия Ганн – об истории Немецкого театра, межнациональном согласии, преемственности поколений и духе Великой степи

7 001

Государственный республиканский академический немецкий драматический театр проводит большую творческую работу по воплощению идей, изложенных в программных статьях Первого Президента РК «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания», «Семь граней Великой степи».
Наряду со спектаклями по произведениям европейских драматургов, русской классики в репертуаре театра есть работы, которые знакомят зрителя с казахской культурой. Над постановками с молодым коллективом работают опытные актеры и режиссеры. Они передают новому поколению профессиональные знания, помогают прочувствовать дух театра. Творческий процесс в театре строится на принципе межнационального согласия и уважения к земле Казахстана, которая в период лихолетья 1930-х радушно приняла тысячи этнических немцев, переселенных с Поволжья. В авангарде старшего поколения уникальных профессионалов – заведующая труппой театра, актриса, обладатель медалей «Мәдениет қайраткері» и «Ерен еңбегі үшін» Лидия Ганн.
7 002– Когда вы решили стать актрисой? Как начиналась ваша творческая карьера?
– Еще в школе участвовала в драмкружке. Кроме того, дома у нас чтили немецкие традиции, я была знакома с немецкими песнями, танцами, это тоже оказало влияние на мое решение стать актрисой. Правда, пришлось делать выбор между любовью к спорту – я занималась настольным теннисом – и театром. В год, когда нужно было сдавать вступительные экзамены в театральное училище, я поехала на соревнования, выступила хорошо, но на экзамены опоздала. Педагоги училища посоветовали поступить в Московский заочный институт культуры. Я так и сделала, успешно отучилась в нем и по окончании получила диплом специалиста по организации творческой работы в клубах, любительских коллективах. Однако меня не покидала мечта работать в профессиональном театре. И тут я узнала, что в Темиртау открывается театр музыкальной комедии, поступила на четырехгодичные курсы при этом театре и после обучения получила диплом актрисы. Это был плодотворный период, ставили оперетты, наряду с этим были спектакли о казахстанской жизни. Иными словами, театр, так же как и поселок моего детства, был такой моделью ассамблеи народа Казахстана. Коллектив был интернациональный, каждый привносил что-то свое, рождались уникальные идеи, сплетенные из мотивов разных культур. Даже известные оперетты, такие как «Сильва» или «Принцесса цирка», исполненные актерами – представителями разных этносов, привносили в постановки уникальный колорит, свойственный именно нашей земле. Мы разные, но мы едины, у каждого есть свои корни, свои традиции, но всех нас объединяет Казахстан с его горами и степными просторами. И по сей день в этом театре, который впоследствии переехал в Караганду, творчески вырос и окреп, хранят эти духовные ценности.
– Когда Театр музыкальной комедии переехал из Темиртау в Караганду, ему на смену пришел новый, Немецкий театр?
– Так и было, Немецкий театр поселился в здании, где размещалась труппа коллектива музыкальной комедии. Я уже собиралась переезжать в Караганду с музыкальным театром, но мне предложили остаться и пополнить коллектив Немецкого театра. Конечно, принять участие в становлении нового театра было заманчиво, но существовал один нюанс. Практически вся его труппа, 30 человек, прибыла из Москвы, где обучалась в немецкой группе Театрального училища имени Щепкина. Это был целевой набор для будущего театра. Таким образом, в Темиртау приехал уже слаженный коллектив с репертуаром, и я боялась не вписаться. Но вскоре стало понятно, что тревоги были напрасными – они меня очень хорошо приняли, я стала там работать как актер и как режиссер.
– Театр открыл премьерный сезон спектаклем «Первые», который раскрывал тему депортации немцев в Казахстан...
– Пьеса «Первые» советского казахстанского драматурга Александра Реймгена повествовала о реальных событиях, о том, как немцы приехали на казахскую землю и как их принимали казахи. Спектакль вышел в декабре 1980 года, когда уже выросло и возмужало поколение, не знавшее ужасов депортации, и у этого поколения к тому времени появились свои дети. И вот несколько поколений зрителей – пожилые люди, их дети и даже внуки собрались в одном зале и вместе переживали те события. Спектакль имел большой успех. Коллектив сделал все для того, чтобы показать драматизм тех событий, напомнить о чудесном спасении переселенцев казахами. В последующих спектаклях мы продолжили эту тему и развиваем ее сегодня, ведь об этом нужно и важно говорить.
– В конце 1980-х Немецкий театр переехал в Алма-Ату, как складывалась его судьба в нашем городе?
– Переезд был очень важен для дальнейшего профессионального развития коллектива. За 10 лет работы в Темиртау театр окреп, нам было важно попасть в большой город, где есть конкуренция между театрами, борьба за зрительский интерес, чтобы развиваться дальше. Наш приезд очень заинтересовал алматинцев, жителей города, где любят и ценят театр и разбираются в театральном искусстве. Это было очень динамичное время. Вторая половина 1980-х вселяла оптимизм, энтузиазм, люди были воодушевлены перестройкой. Репертуарная основа театра сохранялась прежней, мы говорили со сцены об интернационализме на земле Казахстана, ставили спектакли немецкой классической драматургии, но появилась возможность выезжать с гастролями за рубеж, например в ГДР.
– Как восприняли в ГДР наш Немецкий театр?
– О, для них это был в хорошем смысле слова культурный шок, сюрприз. Мало кто ожидал, что советские немцы, которые пережили драматические события 1930-х, смогли не только выжить, но и счастливо обустроиться в Казахстане, вырасти в крупную диаспору, сохранили свой язык, культуру, создали театр, газету, телепередачу на немецком языке, выходившую на казахстанском телевидении. Повторюсь, мало кто это ожидал. Более того, наш молодой режиссер Болат Атабаев, не будучи этническим немцем, находился с нами на одной волне, прекрасно владел немецким языком – все это очень удивляло и даже восхищало восточных немцев.
– Какие перемены произошли в театре с началом Независимости Казахстана?
– Перемен было очень много. С открытием границ мы стали плодотворно сотрудничать с коллегами из ФРГ, на межгосударственном уровне было достигнуто соглашение об открытии при КазНАИ имени Жургенова Немецкой театральной академии. Она подготовила в 1990-х годах новые кадры для театра. В академию набирались ребята вне зависимости от национальности, главными критериями конкурсного отбора были творческие способности и желание служить театру. Коллектив преподавателей академии и режиссеров театра был смешанным, включал казахстанских театральных деятелей и специалистов из Германии. К слову, немецкие театральные профессионалы заинтересовались казахским театром, казахской классикой, в частности личностью и творчеством Абая. Таким образом, в те годы происходил активный культурный обмен.
Конечно, тогда театр переформатировался, он стал коллективом, в основу которого было положено свободное творческое мышление. Именно в тот период в академии училась Наташа Дубс – наш сегодняшний главный режиссер. Она застала ветеранов театра и вместе с тем привнесла наряду с другими молодыми актерами на нашу сцену новые веяния европейского театра.
– Какой театр сегодня?
– В начале разговора я говорила об ассамблее народа Казахстана в миниатюре. Думаю, что сегодня Немецкий театр подходит под это определение. С одной стороны, наш театр европейский по духу, но одновременно это и казахстанский театр. Мы живем в Казахстане, и, какую бы пьесу коллектив ни брал в работу – нашего отечественного автора или европейского, – все это создается на основе наших общих ценностей.
Реализуя программу «Рухани жаңғыру», мы ставим спектакли, раскрывающие историю Великой степи. Так, к 550-летию основания Казахского ханства наш коллектив пригласил коллег из казахского театра, которые поставили на нашей сцене спектакль «Рух. На земле». Пьесу написал драматург Әннәс Бағдат, режиссером выступил Есләм Нуртазин. Наш театр всегда нацелен на творческие эксперименты, и это был эксперимент – спектакль-лекция, спектакль-экскурсия, спектакль-этюд. Вместе с тем постановка была буквально пропитана духом Великой степи. Спектакль успешно идет на нашей сцене, он повествует об истории казахского народа, легендарных батырах и прославленных ханах. Как сказала наш главный режиссер Наташа Дубс, спектакль очень образовывает, молодые актеры, работавшие над постановкой, приобщились к большому историческому и культурному пласту.
Для юных зрителей мы поставили спектакли об Алдаре Косе, о Наурызе. Повторюсь, в постановках Немецкого театра сочетаются свежие веяния современного европейского театра с традициями Казахстана, и в этом, считаю, наша уникальность, этим мы интересны отечественному и зарубежному зрителю.
– Сегодня мир открыт, скажите, у вас не возникало желания играть в других театрах, за рубежом?
– Однозначно нет. Государственный республиканский академический немецкий драматический театр – мой дом, Казахстан – моя родина, я часть этой культуры и очень этим дорожу. Убеждена, что жить в государстве, где в числе главных приоритетов межнациональное согласие, – большое счастье.
Юрий КАШТЕЛЮК
Фото предоставлено Государственным республиканским академическим немецким драматическим театром