Голос Великой степи

РУХАНИ ЖАҢҒЫРУ: главные ценности

Василий ШУПЕЙКИН,
Мәдениет қайраткері,
писатель:
– Первый Президент Казахстана Елбасы Нурсултан Назарбаев в 2017 году дал обществу опорную программу поэтапного вхождения в глобальный мир. Модернизацией сознания назвал он период овладения всей суммой знаний мудрых предков с мировыми достижениями современности. Многие положения этого проекта говорят о необходимости национальной идентичности в эпоху глобализации, о роли и значении истории и культуры Казахстана в современном мире.
В предлагаемом материале мы затронем только одну из поставленных Нурсултаном Назарбаевым задач, входящих в емкое понятие «Искусство Казахстана в современном мире», – некоторые аспекты музыкального искусства как одну из связующих нитей тысячелетий истории Великой степи.
Вспомните: в продолжение программы «Рухани жаңғыру» Елбасы написал статью «Семь граней Великой степи». Это готовый проект практического воплощения действий по модернизации общественного сознания и скорейшего вхождения в общемировое пространство и, непременно, со своей национальной идентичностью. Важнейшая цель, определенная Президентом, – конкурентоспособность нации, выход на мировые лидирующие позиции не только по продажам нефти, но и благодаря другим высоким достижениям, и в области культуры в том числе.
Обратимся к строкам, написанным Елбасы: «…мудрость Абая, перо Ауэзова, проникновенные строки Джамбула, волшебные звуки Курмангазы, вечный зов аруаха – это только часть нашей духовной культуры».
«…Фольклор и мелодии Великой степи должны обрести новое дыхание в современном цифровом формате. Для работы над этими проектами важно привлечь отечественных и иностранных профессионалов, способных не только систематизировать, но и актуализировать богатое наследие Степи.
Основные сюжеты, персонажи и мотивы нашей культуры не имеют границ и должны системно исследоваться и продвигаться на всем пространстве Центральной Евразии и в мире целом. Модернизация устных и музыкальных традиций должна обрести форматы, близкие и понятные современной аудитории…»
Что для нас значит сохранение национальной идентичности? Само понятие духовной модернизации предполагает изменения в национальном сознании. Казахские традиции и обычаи, язык и музыка, литература и свадебные обряды – одним словом, национальный дух, должны вечно оставаться с нами.
Но зададимся вопросом вновь: а многое ли осталось в памяти от прошлого? Увы, предстоит большая кропотливая работа по восстановлению многих страниц культурного наследия. И это еще одна грань, требующая не только восстановления, но шлифовки, современного осмысления и распространения.
Совершенно очевидно, что музыка Великой степи стояла на одном из первых мест духовной жизни кочевников. При этом два ее вида – вокальное искусство и инструментальные жанры много веков главенствовали в общем списке видов и жанров искусства как такового. И это понятно – кочевой образ жизни, отсутствие письменности сделали приемлемыми в высшей степени голосовой инструмент и струнно-духовой ряд музыкальных инструментов, которые были столь же мобильными и необременительными в кочевках и военных переходах, как величайшее архитектурное изобретение предков – юрта.
Справедливость этого предположения подтверждается в книге самого авторитетного музыковеда современности Юрия Аравина «Казахская инструментальная музыка. От кюя к симфонии». Направляя читателя в тему инструментальной казахской музыки, он пишет:
«…Ромен Роллан в книге «Музыканты прошлых дней» высказал интересное суждение о том, что духовный потенциал каждого народа реализуется в определенных видах искусств в непосредственной зависимости от объективных условий жизни, быта, истории народа. Мухтар Ауэзов сравнил казахский народ с «трагическим странником, кочующим по бескрайним столетиям и степям». Он отмечает, что именно кочевой уклад жизни определил высокий уровень развития у казахов не материальных, а изустных форм художественного творчества – поэзии и музыки, как в музыкально-поэтических жанрах, так и в чисто инструментальных формах. Әнші – певцы любовной лирики, акыны – поэты-импровизаторы распевали свои стихи под собственный аккомпанемент на домбре. Жырши вели поэтические повествования под звуки кобыза. Кюйши, домбраши, кобызши, сырнайши были музыкантами-инструменталистами. В прошлом кочевой уклад жизни казахского народа определил высокий уровень сольного инструментализма, но уже в далекие времена у казахов существовали оркестры военного предназначения. В их состав входили сырнаи, кернеи, дауылпазы. При торжественных выездах хана Абылая играл оркестр конных домбристов. Нередко в большой семье создавались домбровые унисонные ансамбли. Музыкальное наследие Курмангазы, Даулеткерея, Мусерали, Сейкека, Татимбета, Дины Нурпеисовой, Байсерке и других вошло драгоценным вкладом в музыкальную культуру казахского народа, в дальнейшем стало источником и материалом для создания уникальных симфонических, оперных, камерно-инструментальных и хоровых произведений».
Наследие этих выдающихся народных композиторов до сих пор не потеряло своей художественной ценности, но с позиций, определенной в программе «Рухани жаңғыру», требует дальнейшего развития традиций музыкальной культуры и искусства казахского народа.
О том, насколько глубоко уходит в древность песенное творчество казахов, прекрасно сказано в монографии «Формирование новой национальной вокальной школы: поиск новой парадигмы» кандидата искусствоведения Толкын Забировой. Заметьте, в самой теме диссертации заложен посыл на изучение имеющейся базы и призыв создания своей школы вокала, но на основе накопленного певческого опыта казахских певцов многих поколений.
Безусловно, музыковедам и критикам еще предстоит поднять и проанализировать огромный пласт музыкального прошлого, в котором мощным аккордом заявило о себе творчество казахских исполнителей.
Допускаем, что новые исследователи-музыковеды зададутся вопросом: с чего начать? Вернее, от какого исторического события вести отсчет?
Не говоря уже о глубокой древности, увы, даже не столь давние годы расцвета казахской классической музыки все более покрываются тайной. Во многом это происходит из-за безумного отторжения всего советского. Но истинная музыка, впрочем, как и само искусство, – вне политики и не может принадлежать ни хану, ни комиссару, ни партии, ни президенту.
Не упуская из вида эфемерность человеческой памяти, надо начинать исследования советского периода хотя бы с 1920–1930-х годов. Именно в то время в Алматы, тогдашней столице Казахстана, началась активная фаза становления классических форм на основе казахского мелоса, собранного и систематизированного Затаевичем, и с легкой руки Жургенова переданного в талантливые объятия Брусиловского.
В 1932 году открылся музыкально-драматический техникум (позже – музыкальное училище имени
П. И. Чайковского, ныне – музыкальный колледж). И это первое профессиональное заведение для будущих классиков казахской музыки.
Юрий Аравин определяет: нельзя говорить о музыкальной классике в отрыве от предшествующих пластов наработок казахских кюйши и акынов. Любое научное систематизирование народной музыки есть лишь приведение в методическое соответствие того, что веками живет своей неповторимой первозданностью. По крайней мере, так считал основоположник русской классической музыки Михаил Глинка. И уже будучи известным и любимым на родине сочинителем музыки, именно для систематизации своего таланта отправился на учебу в просвещенную Европу. Это ли не новое направление исследовательским стопам молодых музыковедов?
Не грех с новым взглядом, с позиций «Рухани жаңғыру», обратиться ко времени, в котором великий Абай написал свое бессмертное «Айттым сәлем, Қаламқас», а Курмангазы Сагырбаев выстрелил во Вселенную звуком певучей домбры, украсил копилку древнего казахского мелоса ожерельем кюев. Их произведения, как и некоторых других великолепных творцов-казахов, исполнявших свои произведения на домбрах, кобызах и певших звонкими голосами, во всем мире называют «…музыкой, современной во все эпохи». Так и только так зовется Ее Величество Классика. Причем во всех родах, видах и жанрах Искусства.
Позже, в начале ХХ века на олимп мировой славы, демонстрируя необычайной красоты голос и талант вокалиста, поднимется Амре Кашау­баев.
Особой строкой в плеяду неповторимых выдающихся голосов уникального тембра и высоты звучания во второй половине прошлого века будут вписаны имена Куляш Байсеитовой и Розы Баглановой.
Но вернемся в год 1932-й и заметим: открытие специального учебного заведения для одаренных молодых музыкантов можно назвать апофеозом начала культивирования музыкальных творцов и исполнителей.
Триумфом звезд станут первые выпускники музучилища и консерватории Ермек Серкебаев, Бибигуль Тулегенова, Роза Джаманова, братья Ришат и Муслим Абдуллины.
В следующем поколении Казахстан прославят тенор Алибек Днишев, пианистка Жания Аубакирова, скрипачка Айман Мусаходжаева.
Наступит суверенное время, и на самых больших и знаменитых сценах мира будут петь и играть ученики первых зачинателей музыкальной классики Республики Казахстан Марат Бисенгалиев, Жамиля Серкебаева, Нуржамал Усенбаева, Толкын Забирова. Композитор нового времени Еркеш Шакеев покорит Англию.
Век ХXI буквально в конце второго десятилетия взорвал мир именем Рахат-Би Абдысагина, юноши, чьи композиции и виртуозный пианизм поверг в шок рафинированную публику Европы. И точно так же, как почти сто лет назад любители классики во Франции аплодировали нашему Амре Кашаубаеву стоя, осыпали они овациями Рахат-Би. И тут же окрестили его казахским Моцартом.
Его творчество следует изучать уже сегодня, чтобы не гадать впоследствии: с чего начать?
Зададимся вопросом: почему от времен Абая и Курмангазы из поколения в поколение земля казахская рождает представителей музыки мировой величины? (по крайней мере, в силу недоисследованности более древних пластов музыкальной культуры казахов, пока что только эти два творца причислены мировой музыкальной общественностью к разряду гениев). При этом в то же самое время в других странах, некогда подаривших миру гениев композиции, исполнителей-виртуозов и певцов бельканто, в конце ХХ – начале ХXI веков случился на музыкантов-гениев «неурожай».
Ответ, как видится, прост: у каждой нации есть период расцвета и развития определенной сферы социума: изобретательство, хозяйствование, наука, искусство, наращивание военной мощи в конце концов. У казахов столетие от Абая и Курмангазы – расцвет и набор мощи во всех видах и жанрах искусства. И пока что он не завершен, апогей не достигнут, вершины впереди.
Суверенное время уже поминается как выплеск на поверхность большого количества суррогата, чего-то ненастоящего, наносного. И более всего это заметно в культурном слое. Эрзацкультура покрывает сцены, глушит мощью звукоусиления живую, настоящую музыку, печатается в книгах, ложится толстым, неумело нанесенным слоем красок на холсты. Но задушить, затушевать искру божью, что зовется талантом, ей не под силу. Взрывают концертные залы и овладевают стотысячной публикой на стадионах за рубежом казахские эстрадные исполнители. Яркий тому пример – необыкновенный голос и певческий талант Димаша Кудайбергена.
Прорыв в мировое музыкальное пространство совершен!
Первый Президент страны Елбасы Нурсултан Назарбаев объявил насущными разработки культурных пластов в истории народа – «Рухани жаңғыру» и «Семь граней Великой степи». Так что вперед и, как говорится, с песней, культурологи, историки, музыковеды и критики!