Карл Байпаков: «История – наше всё»

Рухани жаңғыру: новые исследования

4 002

Археологический парк «Боралдайские сакские курганы» продолжает готовиться к встрече с туристами, а ученые тем временем не теряют надежды открыть миру еще не одну тайну древнего некрополя. Об уникальности культового объекта Алматы и других сакральных туристских маршрутах, предлагаемых археологами, «Вечерке» рассказал директор государственного музея «Центр сближения культур», академик НАН РК, доктор исторических наук, профессор Карл Байпаков.

4 001

– Боралдайский комплекс – единственный сохранившийся на территории города памятник эпохи раннего железа. Какую ценность он в себе несет и правда ли, что ученым долгое время об объекте не было известно?
– Курганы встречаются в Казахстане повсюду, а в таком сакральном городе, как Алматы, были даже не десятки, а сотни подобных древних захоронений – в предгорьях, среди садов и вдоль рек. На территории современного мегаполиса была масса древних городищ. Шло время. Город рос и развивался, а поскольку практические потребности превосходили духовные, курганы, естественно, разрушали, и они постепенно исчезли из городского ландшафта. Сейчас их осталось очень мало, в основном на окраинах и в новых микрорайонах.
Особенно много подобных курганов в Жетысу, в предгорьях Заилийского Алатау. Среди них знаменитый Иссыкский могильник, где был найден погребенный там «Золотой человек». Это и курган Бесшатыр на правом берегу реки Или и широко известные Талгарский и Тургенский могильники. Один из крупнейших некрополей – Боралдайский, занимающий часть одноименного плато, расположен на северо-западе Алматы. На фоне десятков сосредоточенных здесь мест захоронений выделяется центральный курган – в высоту он достигает 15 м, а диаметр его основания – 150 м. Картина совершенно фантастическая: особенно весной, когда вокруг зеленых курганов разливается алое море маков.
Особенность могильника в том, что большая часть курганов сохранилась, а это редкий случай. Сакральному месту повезло с локацией – он окружен оврагами и каньоном русла Большой Алматинки. Курганы Боралдая, так же как в Иссыке, Талгаре и Кегене, возведены племенами саков, занимавших территорию Жетысу в VIII–III вв. до н. э., и усуней, сменивших саков в III в. до
н. э. – III в. н. э. И те и другие были далекими предками казахов. Поэтому называть комплекс исключительно сакским неправильно с точки зрения истории. А известен этот комплекс был еще до революции.
– Почему только сейчас этому сакральному месту решено придать особый статус?
– Вопрос о придании курганам Боралдая статуса памятника истории и культуры с открытием здесь археологического заповедника поднимался учеными и общественностью на протяжении многих лет. Но только сейчас пришло действительно массовое понимание и осознание того, что история – это наше все и что мы должны относиться к ней, как и к своей культуре, с трепетом. Мы созрели для должного понимания того, что составляет нашу гордость. Это и есть любовь и уважение к туған жер, это и есть национальный код, о чем говорит Глава государства в программе «Рухани жаңғыру». Вся наша страна – это сакральное место. Нужно видеть в этом прекрасное, а святое – это всегда прекрасно. И сейчас это понимание возрождается. Как и осознание того, что нужно быть толерантным. Наши предки это отлично знали. Естественно, были и столкновения, и разрушительные войны, но случаев противостояния на религиозной почве казахстанская история практически не знает. Отличный пример – город на Великом шелковом пути Каялык. Во времена Золотой Орды его населяли представители самых разных конфессий. Мы, археологи, к своему удивлению, обнаружили там буддийский храм, а рядом с ним – христианскую церковь. Это был богатейший город, жители которого понимали: прийти к процветанию экономики, культуры и искусства можно только через мир и согласие.
– Что предполагает сама концепция археологического парка площадью 430 гектаров и есть ли ему аналоги в мире?
– Существуют так называемые музеи под открытым небом, и встречаются они довольно часто. Но сейчас в науке и практике стало модным и, я бы сказал, более правильным, создавать археологические или археолого-этнографические парки. А это уже не просто музеи, а крупные благоустроенные комплексы, когда впечатление создается не только за счет самих памятников, но и окружающего природного ландшафта. Так, с Боралдайской площадки открывается роскошная панорама величественных снежных вершин Заилийского Алатау. Похожие музеи-заповедники, аналогичные по визуальности и концепции Боралдайскому, есть, например, в Венгрии, недалеко от Будапешта, и в южнокорейском городе Кенджу.
Наш парк мы должны сделать таким, чтобы на первый план вышел его глубокий сакральный смысл. Собственно, об особом статусе говорит и сама природа, и тот факт, что место захоронения людей само по себе было святым. Музеефикация курганов Боралдая – проект неординарный, который позволит воплотить идею создания инфраструктуры исторического туризма в Алматы. Археологический парк – это оптимальная форма сохранения и природного, и историко-культурного наследия.
На территории парка предполагается создание трех зон. Первая будет состоять из самого некрополя. Музеефикация подразумевает документальную реконструкцию не только культурного ландшафта, внешнего облика курганов, но и внутреннего устройства погребальных сооружений. Вторую зону займет этнопарк, в котором планируется продемонстрировать генезис казахской юрты. Третья же зона включит в себя садово-парковый комплекс с размещением ключевых объектов туристского сервиса. Здесь, в зоне отдыха, может разместиться ипподром, где будут устраиваться народные гулянья в честь праздников и фестивалей. Словом, этот комплекс поможет в буквальном смысле прикоснуться к истории – увидеть и «пощупать».
Считаю, что проект необходимо вынести на широкое обсуждение общественности.
– Из артефактов Боралдайские курганы оставили археологам что-нибудь интересное? Некрополь наверняка был разграблен, и не одним поколением…
– Естественно, наши предки не отличались особой набожностью. Так было и с египетскими пирамидами: сохранилось только то, что грабители не заметили. Можно сказать, что все наши курганы разграблены на 95%, потому как происходило это неоднократно. Первыми за сокровищами охотились современники, следом приходили завоеватели, а в XVIII – первой половине XIX века настало время «бугровщиков». Ученые вообще не ждут, что едва ткнешь лопатой – и посыплются золотые сокровища сакского царя. Такие находки, как «Золотой человек» или Тассайская принцесса в Западном Казахстане и другие подобные им ценные артефакты, чрезвычайно редки. Иссыкский курган, к слову, тоже был разграблен. В центре кургана – воронка, но боковое захоронение сохранилось.
Что касается Боралдая, то ранее здесь была найдена каменная стела – не в самом кургане, а близ захоронения. На ней изображен тигр, терзающий горного козла, – это типичный сюжет для эпохи саков. Борьба миров, светлого и темного. И, конечно, эта та самая сакральность, пронизывавшая всю жизнь наших предков.
Надеемся, хотя бы один из 52 курганов некрополя окажется непотревоженным. Это будет большой удачей. Кто знает, может, это будет вторая императорская армия, подобная найденной в Сиане?
– Значит, сегодня исследования продолжаются?
– Разумеется. Прошлое до сих пор открывается нам во всем своем великолепии, и мы видим удивительную картину, которая продолжает дополняться. Кстати, многие золотые украшения саков созданы настолько искусно, что даже лучшим ювелирам с современным оборудованием сегодня не под силу сделать их точную копию.
В археологии еще много загадок. Находя на них ответы, мы создаем объективную историю. Но мы не ищем клады, как думают многие, – мы занимаемся наукой. Порой керамический фрагмент черепка расскажет больше, чем золотая маска.
И хочу подчеркнуть, что это не раскопки, а масштабные геофизические работы. Ученые применяют георадар, позволяющий без раскопок исследовать глубину от двух до пяти метров. С помощью прибора вокруг крупных курганов были неожиданно обнаружены самые разные сооружения. То есть на территории комплекса будет развиваться и сама археологическая наука. Сейчас территория охраняется, комплекс находится на балансе Музея истории города.
– Боралдайский парк органично впишется в существующие турмаршруты. Правда, что у археологов есть и другие предложения по развитию туризма?
– Исторический туризм только начинает становиться на ноги, и нам действительно есть что предложить. Я лично считаю, что якорным нужно сделать и комплекс Акыртас в Жамбылской области – огромное сооружение из каменных блоков, состоящее из дворца, караван-сараев и других построек. Огромную ценность сам по себе представляет Великий шелковый путь, вдоль него есть просто поразительные объекты. Интересен в этом смысле и Талгар, где раскопаны большие кварталы, крепостная стена. Да и местоположение у него стратегически выгодное – в предгорьях. Предлагаем мы маршруты и к городу Каялыку. Включить в эту карту можно Балхаш и его уникальный перешеек, по которому шли караваны. Это направление будет интересно и любителям экстремального туризма, ведь Прибалхашье – это пустыня, огромные такыры и заросли саксаула. Прекрасные памятники – средневековые мавзолеи и целый город XIV века мы обнаружили на обнажившемся дне Аральского моря. Обустройте эти маршруты, и туристы сами придут. Не стоит забывать и об Отраре, Таразе.
Мы открываем новые памятники, помимо тех, что находятся на поверхности, и готовы их показать.

4 003
Марина ПЕСТРЯКОВА
Фото Кайрата КОНУСПАЕВА