«Латиница – важный интеллектуальный выбор нации»

Переход на латиницу требует глубокого анализа и большой подготовительной работы со стороны ученых-языковедов. Мы не должны забывать напутственные слова Елбасы о том, что не стоит торопиться и «пороть горячку» в таком чрезвычайно важном вопросе. Не случайно Н. Назарбаев в своей статье «Болашаққа бағдар: руxани жаңғыру» подчеркнул, что после утверждения алфавита нужно не менее двуx лет проводить научно-практические мероприятия, изучать этот вопрос.

4 001Алимжан Хамраев, главный научный сотрудник Института литературы и искусства имени М. О. Ауэзова, доктор филологических наук:
После приобретения Незави­симости страны прошло достаточно времени. Мы достигли определенного социально-экономического уровня и накопили достаточно общественно-политического опыта для решения важных стратегических задач. В обществе неуклонно росло понимание необходимости расширения функции казахского языка и повышения его статуса. Никто этого не оспаривал. Более того, изменилась демографическая ситуация в стране, численность народа неуклонно росла, следовательно, объективно расширялись основы языкового и культурного пространства. В таких условиях государство объективно должно было проявить инициативу, что и было своевременно сделано.
С другой стороны, опыт Узбекистана, Туркменистана и Азербайджана показывал, что они столкнулись с серьезнейшими техническими проблемами, терминологическими и орфографическими неувязками, вследствие которых реформы стали вызывать недоумение в обществе. Эти страны были вынуждены неоднократно вносить существенные изменения в латинский алфавит своего языка. Мы так же объективно предстали перед такими же типичными вопросами, как и братские страны. Были вынуждены несколько раз предлагать различные варианты латиницы. Сначала казахстанцам был предложен национальный алфавит, разработанный Институтом языкознания имени Ш. Шаяхметова, основанный только на единых принципах диграфа. К сожалению, достоинства данной казахской латиницы были недостаточно обсуждены и учтены. Критики обрушились лишь на недостатки указанной концепции. Бурное и острое обсуждение этого вопроса привело к появлению другой концепции латинского алфавита, основанного только на принципах апострофа. 9 октября 2017 года был объявлен совершенно другой проект единого стандарта казахского алфавита на латинской графике, подготовленный с учетом предложений, поступивших в ходе многочисленных дискуссий и споров среди специалистов и общественности. Разработчиками нового варианта в основном стали ученые Института языкознания имени А. Байтурсынова. Данный апострофный алфавит также состоял из 32 букв. Однако и этот вариант казахской латиницы вызвал крайнее недовольство среди специалистов. В целом появление данной версии латиницы объективно вело к утверждению третьего, некоего срединного сбалансированного проекта казахского алфавита, основанного на объединенных принципах апострофа и диграфа. Таким образом, в алфавит вернулись диграфы sh, ch, занявшие почему-то постпозиции в словарной системе. Видимо, в дальнейшем предстоит их возврат в прежнее традиционное «международное место» в системе знаков. Только на таких условиях будут осуществлены принципы учета зарубежного опыта казахскими учеными-лингвистами и тождества расположения букв в словаре. Иначе они могут затруднить поиск слов с указанными словами для международных специалистов. Думается, в будущем надо будет избавиться от апострофов в буквах ң и ғ. Эти буквы лучше писать с диграфами как ng, gh соответственно, как было предложено ранее специалистами Института языкознания имени
Ш. Шаяхметова. Апострофы объективно остаются только в гласных звуках ә, ө и ү. При таком написании учитывается международный опыт и принцип меньшего применения апострофов, что делает текст менее «веснушчатым»
В целом любая историческая реформа в области культуры невозможна без определенных потерь, доли перегибов и сдвигов. В обществе бытует мнение, что отказ от казахской кириллицы будет препятствовать влиянию идей векового коммунистического наследия, призывающего к насильственному отчуждению частной собственности, с другой стороны, огромное интеллектуальное и духовное наследие, сохранившееся в изданиях на кириллице, станет недоступным для нового поколения казахстанцев. Многие думают, что данный вопрос является сугубо внутриказахской проблемой. Последнее обстоятельство, учитывая многонациональный и поликонфессиональный характер нашего общества, представляется нам чрезвычайно принципиальным. По моему убеждению, переход на латиницу является назревшей проблемой и потому некорректно связать его, как утверждают некоторые эксперты, с вопросами внутренней стабильности. Думается, параллельное развитие латиницы и кириллицы, как в Туркмении и Узбекистане, не позволит отрезать столетний пласт национальной культуры, создававшейся на основе прежней графики.
В целом переход на латиницу обусловлен интеллектуальным выбором целой нации. Речь идет о будущем развитии страны. Ради всего этого и задумана такая масштабная кампания. Процесс начался, и он неотвратим. Более того, успешно была запущена кампания самого широкого общественного обсуждения, были привлечены все слои населения, учитывался весь спектр мнений - как профессионалов, так и людей, небезразличных к судьбе нации. Дискуссия вокруг данного вопроса теперь перешла в другую стадию: оживленно обсуждается алгоритм успешного внедрения латиницы, а не вопросы перехода на латиницу. Страна показала единый порыв в этом стратегическом вопросе. Нет сомнения в том, что молодое поколение как поколение ХХI компьютерного века успешно переведет алфавит казахского языка на латинскую графику и сможет в целом эффективно и целенаправленно продвигать перспективные реформы в нашей стране.