Лучезарная легенда

Юбилей народной артистки Казахстана, актрисы театра и кино Амины Умурзаковой будет отмечаться под эгидой ЮНЕСКО: через месяц ей исполняется 100 лет

9 001

Начиная с 1945 года и вплоть до выхода на пенсию, актриса работала в Казахском государственном академическом театре для детей и юношества имени Габита Мусрепова. По словам и.о. директора театра Азамата Сатыбалды, отмечать юбилей работника театра и кино в масштабе ЮНЕСКО в нашей стране будут впервые. Культурные мероприятия, посвященные памяти Амины Умурзаковой, запланированы на 8 марта, в день ее рождения.
– Мы не ограничимся только театральным фестивалем, – мероприятия растянутся на весь год. Ведь место Амины-апа особое в истории нашего театра, казахского кино и общества в целом, – сказал он.
Зрителям Амина Умурзакова запомнилась исполнением главных ролей в фильмах «Песни Абая» (1945), «Сказ о матери» (1963), «Ангел в тюбетейке» (1968), «Мама Роза» (1990). Из театральных ролей наиболее яркими стали мальчик «Шаули» в спектакле «Ибрай Алтынсарин», Луиза («Коварство и любовь»), Джулия («Два веронца») и другие. Всего в театре и кино актриса сыграла около ста ролей. В 1965 году на Всесоюзном кинофестивале в Ленинграде стала лауреатом Госпремии СССР и получила Гран-при «Золотая ветвь» за лучшую женскую роль (фильм «Сказ о матери»). В том же году удостоена звания народной артистки Казахской ССР.
Ей было всего лет 15, когда представители Ленинградского театрального института приехали в Казахстан делать набор на национальное отделение актерского факультета.
Вот так девочка из Казахстана, зная всего лишь три слова по-русски «здравствуй» и «дай хлеба», попала в Ленинград. В первый же месяц учебы из дома пришло известие – арестовали ее старшего брата, заместителя наркома легкой промышленности КазССР Каптагая Ергужина. И если Садыр, другой ее брат, слег от горя, то она, 15-летняя девчонка, едва-едва говорившая на русском, поехала в Москву на прием к «всесоюзному старосте» Михаилу Калинину и добилась-таки, чтобы Каптагая освободили. Эту свою самопожертвенность она перенесла и на лучшие свои образы в кино. И в Ажар в «Песнях Абая», и в Толгонай в «Сказе о матери», и в матери в комедии «Ангел в тюбетейке» на первом плане совсем не киношная тревога за близких.
В 1938 году казахский курс после окончания учебы был в полном составе направлен в Чимкент. Вместе с ними поехал и их педагог Василий Меркурьев. Выпускники Ленинградского театрального института дебютировали на сцене Чимкентского драмтеатра своим дипломным спектаклем – «Коварство и любовь» по Шекспиру, где Амина сыграла ведущую роль.
В 1940 году она и ее муж, актер-самородок Камаси Умурзаков, переехав в Алма-Ату, стали актерами Казахского государственного академического Театра драмы (с 1961 года – им. Мухтара Ауэзова). С началом войны муж ушел на фронт, и Амина, чтобы прокормить себя и малолетнюю дочь, устроилась ученицей монтажера в ЦОКС – переехавшую в Алма-Ату Центральную объединенную киностудию. А в 1945 году Григорий Рошаль начал снимать на «Казахфильме» картину «Песни Абая». На роль главной героини, девушки Ажар, он пригласил Амину Умурзакову. Режиссера покорили ее глаза – не красивые, а лучезарные, несущие тепло и свет, источающие счастье. Даже боль, которая поселилась в них позже, была прекрасной.
После окончания съемок Амина продолжала работать монтажницей на киностудии. В театр она вернулась благодаря мужу. Когда Наталия Сац открыла в Алма-Ате театр для детей и юношества (в 1945-м – русский, в 46-м – казахский), супружеская чета Камаси и Амины Умурзаковых была принята одной из первых.
Амина рано осталась вдовой. Камаси Умурзакова не стало, когда ей было всего 45. Вечером он был занят в спектакле, а под утро умер от разрыва легочной артерии. У нее, талантливой и знаменитой, поклонников всегда было много, да и детей одной нелегко было поднимать на ноги. Но Амина после смерти мужа раз и навсегда решила для себя, что женское счастье бывает только единожды, и с головой окунулась в работу.
За несколько лет до смерти актриса мучительно болела – полиартрит, диабет, давление, проблемы с сердцем, отнялись ноги… Но она никогда не позволяла себя жалеть. Пусть в два раза медленнее, но все делала сама. Ей доставляло удовольствие кормить семью сына, Таласа Умурзакова, своими обедами и ужинами.
Ушла она та кже, как и жила, – красиво. Случилось это в конце сентября 2006 года.
– Вечером подозвала меня к себе, обняла за голову: «Все будет хорошо. Иди спать, завтра тебе на работу», – вспоминал сын. – А когда под утро зашел к ней, дыхание постепенно замедлялось. «Мама, дыши-дыши!» – закричал я. А она приподняла веки и чуть слышно произнесла: «Ну все»…
Разия ЮСУПОВА