Неразгаданная мудрость

Автор поэтического переложения «Слов назидания» на русский язык рассказал о философских притчах Абая

18 002

18 001Священнослужитель Русской православной церкви, управляющий делами Казахстанского Митрополичьего округа епископ Геннадий (Гоголев) за 10 лет служения в Казахстане создал целую подборку стихов, посвященных Алматы. Но есть в его творчестве и особый проект – поэтическое переложение на русский язык избранных «Слов назидания».
Философские притчи Абая, осмысленные в стихотворных строках, которые вошли в поэтический сборник епископа Геннадия, востребованы в противоречивом современном мире. Их публикуют казахстанские и международные интернет-ресурсы.
– Когда вы впервые познакомились с творчеством Абая?
– Первое знакомство с Абаем состоялось в детстве. Я читал его стихи в сборниках литературы народов СССР и со школьных лет имел представление о том, что Абай Кунанбаев – казахский классик и его произведения входят в сокровищницу мировой литературы.
Новая встреча с Абаем состоялась десять лет назад, когда я начал служение в Казахстане. Буквально через несколько месяцев после моего приезда в Алматы протоирей Александр Суворов, в то время ключарь Вознесенского собора, принес мне маленькую книжечку – «Слова назидания». Я отложил ее с намерением в скором времени посмотреть, а когда спустя какое-то время открыл, то уже не мог оторваться и прочитал за один вечер. Потом стал искать информацию об этой книге, познакомился с историей ее написания. «Слова назидания» мне показались глубоко созвучными моим мыслям и чувствам. Это философское осмысление бытия чрезвычайно мудрым человеком с колоссальным жизненным опытом, личностью, безусловно обладавшей религиозным мировоззрением. Погружаясь в «Слова назидания», ощущаешь созвучие идей Абая с представлениями мудрецов, литераторов, философов самых разных культур. Можно найти параллели и в русской литературе. Возьмите дневники Пришвина, письма Тургенева. В «Словах назидания» есть рассуждения, перекликающиеся с философией Махатмы Ганди. Все это отмечено казахстанскими абаеведами, литературоведами и культурологами Казахстана и зарубежья. Абай – это достояние общечеловеческой культуры.
Обо всем этом думалось после прочтения «Слов назидания». А так как я пишу стихи – при этом не считаю себя поэтом, – спустя какое-то время решил сделать переложение в стихах хотя бы десяти «Слов».
– Как отечественные эксперты приняли ваш литературный опыт?
– Представление поэтического переложения состоялось в Доме-музее Мухтара Ауэзова. Доктор филологических наук Уалихан Калижанов, на тот момент директор Института литературы и искусства имени Ауэзова, написал статью, в которой положительно отозвался о моей работе. Переложение опубликовали российские, белорусские сайты. Это позволяет мне надеяться на то, что у меня получилось передать мысли Абая.
– Помимо идеи для литературного произведения не менее важна форма. Вы перевели прозаическую поэму стихами…
– Часто говорят, что не совсем правильно перелагать прозу в стихах, но я с этим не согласен. Думаю, любой человек, имеющий литературный вкус, меня поддержит. Есть проза, которая читается и воспринимается как стихи, и есть стихи, которые воспринимаются прозой, например белый стих, верлибр. В литературе множество жанров, позволяющих варьировать форму, сохраняя стилистическую и смысловую основу первоисточника.
Работая над переложением, я стремился к максимальному соответствию оригиналу. По свидетельству Уалихана Калижанова, мне удалось передать настроение абаевских «Слов».
– Что послужило основой для поэтического переложения – подстрочники или литературный перевод на русский язык?
– Я пользовался подстрочным переводом, наиболее близким тексту. Для меня это было делом принципа: только подстрочник дает наиболее полное представление о произведении, ведь самое главное в поэтическом переложении и литературном переводе – передать смысл и дух авторского текста, донести его идеи до читателя.
Вместе с тем я не имею права рассуждать о близости строк переложения к оригиналу, поскольку не владею казахским. Я знаю только отдельные слова, выражения, поэтому меня больше всего интересовал универсальный, общечеловеческий смысл, который содержится в «Словах назидания».
– В чем, на ваш взгляд, заключается универсальность «Слов назидания»?
– В том, что это подлинная литература, которая не меркнет со временем. Проходят годы, десятилетия, века, а произведение продолжает жить. Оно по-разному преломляется в разное время, по-новому осмысливается, но востребовано человеком всегда.
Если говорить о русской культуре, то первыми на ум приходят, конечно, произведения Пушкина, а в Казахстане мы это видим на примере Абая.
Творчество Абая невозможно отделить от народа – казахстанцы говорят его строчками, поют его песни. Для многих «Слова назидания» служат нравственным проводником в жизни. Нет другого автора, тексты которого были бы так любимы и востребованы народом.
В то же время, читая Абая, всякий раз понимаешь, что в его строках таится много неразгаданной мудрости, которую нам еще предстоит постичь. Можно только пожелать, чтобы Абай был понят нами до конца. Для этого нужно читать его, изучать его наследие, проводить конференции, развивать абаеведение, и сделано в этом направлении немало. Но самое главное – не просто рассуждать о величии слов Абая, но следовать этой мудрости.
Казахстан в эпоху независимости достиг очень многого. Но те несовершенства, которые бичует Абай, не изжиты. В этом смысле самое главное для нас – нравственное, воспитательное воздействие «Слов» этого глубокого религиозного мыслителя, магистра, классика казахской литературы.
– Елбасы назвал «Слова назидания» духовной защитой народа, что бы вы сказали по этому поводу?
– Есть такое старославянское слово «завет». В исконном смысле оно означает договор, который Бог заключает с человечеством, – отсюда Ветхий Завет и Новый Завет. Так вот, заветы Абая – это тот договор, который мы с ним заключаем. Исполняя этот завет, мы обеспечиваем твердую основу для добра и созидания.
– Именем просветителя названы театры, площади, улицы... Вы живете в Алматы более 10 лет, каковы ваши впечатления от города, в частности от проспекта Абая?
– За годы, проведенные в Алматы, исходил проспект Абая вдоль и поперек. Здесь много мест, которые стали родными, – это Театр Лермонтова, где мы проводим рождественские концерты, Центральный стадион: я болельщик, поддерживаю контакты с футболистами из Санкт-Петербурга, которые выступали за «Кайрат», – Анатолием Тимощуком, Андреем Аршавиным. Помню, как, попав сюда впервые, они были приятно удивлены и даже поражены красотой алматинской архитектуры, в том числе зданий, расположенных по проспекту Абая. Можно сказать, что проспект символизирует его философию: здесь прошлое сочетается с настоящим, традиции с новыми архитектурными формами – проспект вобрал все лучшее и передовое, тут расположены вузы, а это символ просвещения, знаний, прогресса, стремиться к которому завещал поэт.
– Для этого интервью вы пригласили нас в храм Святого равноапостольного князя Владимира, который недавно построен в Баганашыле – южной предгорной части Алматы. Почему именно сюда?
– Одна из росписей внутреннего убранства посвящена поездке князя Александра Невского в ставку Золотой Орды – путь он держит через Балхаш. Это подчеркивает схожесть исторических маршрутов народов Евразии, близость наших культур. Об этом же, общности нашего пути, говорил и Абай в своем вечном произведении – «Словах назидания».
Юрий КАШТЕЛЮК