Незнание языка – заблуждение или диагноз?

Уважать и любить народ, язык которого хочешь выучить, – это формула успеха

17 001

Быть полиглотом – не признак гениальности, так может каждый. И необязательно тратить деньги и ехать жить в другую страну для изучения языковых уроков, считает общественный деятель и основатель онлайн-школы казахского языка, этнический кореец Владислав Тен, обучающий русскоязычных казахов родному языку. Суть его авторской методики заключается в преподавании казахского языка в качестве иностранного. Врач по образованию, Владислав предлагает рассматривать языковой вопрос в комплексе, в частности с медицинской точки зрения, а также в разрезе духовности и менталитета.

Патриотизм начинается с тебя
Главная цель изучения казахского языка – заговорить на нем. Именно такую цель поставил перед собой Владислав Тен еще в 2010 году, когда прибыл в Казахстан на ПМЖ. Молодой и перспективный врач из Ташкента переехал сюда по семейным обстоятельствам вслед за родителями:
– В первую очередь я захотел выучить казахский язык, потому что понимал, что он мне необходим для успешной интеграции. Я ничего на тот момент не знал про Казахстан кроме того, что это северный сосед Узбекистана. Я всегда думал, что казахи говорят по-казахски, а узбеки – по-узбекски, и даже не догадывался о том, что в Казахстане существует языковая проблема. Но она есть и преимущественно – на севере.
Я был уверен, что быстро прочту хорошие учебники, тем более что грамматика узбекского и казахского языков, которые относятся к тюркской ветви, примерно схожа. На тот момент я уже владел английским, корейским и узбекским. Но столкнулся с тотальным отсутствием практики.
К примеру, в такси или где-то в магазине, когда ты пытаешься объясниться по-казахски и у тебя это не совсем хорошо получается, казахи сами осаждают: «Эй, говори по-русски». Тем самым они сами ставят барьеры.
Нет той мотивационной поддержки, они не говорят: «Давай, продолжай говорить, а мы постараемся понять и помочь тебе». Получается, что легче перейти на русский язык. Следовательно, я не рос в изучении казахского языка, и так продолжалось долгих семь лет. За это время я много чем занимался, но в 2017 году я решил вплотную заняться языками, мне надо было как-то выделиться. Я понимал, что могу быстро выучить казахский язык, ведь это технически просто. И выучил без учителей и без языковой среды.
Особенность того, что я делаю, – это обучение языку без языковой среды. Многие сегодня кичатся своим патриотизмом, который по сути является псевдопатриотизмом, прикрываясь громкими лозунгами. Если вы настоящие патриоты, докажите это на деле: возьмите шефство хотя бы над одним русскоязычным человеком, потратьте на него один год своей жизни и научите говорить по-казахски. Я, к примеру, не жду, когда моих детей кто-то обучит казахскому, я сам их научу. Это моя общественная позиция.

Экономическая мотивация
– Ситуация такова, что владеют государственным языком в основном выпускники школ с казахским языком обучения или выходцы из сельской местности. Практика и опыт показывают: нет такого человека, который, не относясь к вышеперечисленным категориям, выучил бы с нуля казахский язык. Экономической выгоды от этого знания нет, и мы все это прекрасно понимаем. Между тем это играет важную роль. Людям в Казахстане удобно с русским – и все. Если бы их экономически привлекали зарплатами, надбавками и поощрительными бонусами, тогда у них появилась бы весомая экономическая мотивация. А у меня была мотивация.
Изначально в Ташкенте я выучил английский, корейский и узбекский, так как планировал устроиться в международную южнокорейскую клинику. Уже будучи здесь, я открыл центр по обучению английскому языку. Так как я позиционирую себя как полиглот, то должен был на своем личном примере доказать, что я могу выучить еще один язык. И выучил казахский. На изучение любого языка я трачу один год. Но одного желания мало, необходима технология.

Не хлебом единым, или Возлюби ближнего своего
– Сейчас у нас в стране общество по языковому принципу поделилось надвое – казахскоязычное и русскоязычное. И эти две половины не очень хорошо сосуществуют вместе. Почему? Потому что у нас казахскоязычные говорят примерно следующее: «Казакша сойле, сен казак емессинба». И когда им объясняешь: мол, извините, но мы родились в советское время, в эпоху доминирования русского языка, они парируют: «Мы ничего не знаем, мы же выучили русский язык, теперь вы учите казахский».
Но давайте не будем забывать, что помимо политико-исторической подоплеки внедрения и господства русского языка, непосредственно и сам информационный контент был необъятным и многочисленным. Да и сейчас он все еще преобладает над казахским. Если бы мы абсолютно весь медиаконтент, все сериалы, фильмы и мультфильмы переводили и дублировали на казахский язык, было бы намного лучше.
Человек может выучить язык, когда имеет место быть мотивационный фактор. Но есть еще такой фактор, как уважение и любовь. Необходимо уважать и любить народ, язык которого хочешь выучить. Когда я выучил свой первый иностранный язык – английский, а мне тогда исполнился 21 год, я задумался: как я смог это сделать в стране, где никто на нем не говорит? И почему я до сих пор не заговорил на языке той страны, в которой живу? На языке людей, которые вокруг меня... Анализируя ситуацию, я понял, что пренебрегал узбекским языком и отчасти узбекским народом, потому что был пропитан несколько иной идеологией. Значит, в первую очередь надо переключиться ментально. Я захотел дружить с узбеками, понять и познать их культуру, окунуться в ту среду, которая их окружает. Ранее я этого не делал, потому что мне было достаточно русскоязычного общества, в котором я «варился». И я предпринял шаги для сближения с узбеками и полюбил этот народ еще больше.

Языковое невежество или недуг
– Общество делится по языковому признаку, и это печально, – продолжает полиглот. – Чего стоит один оскорбительный термин «шала қазақтар», что в переводе означает «недоделанный, недопеченный или недоваренный». Ни в одной стране нет такого презрительного и уничижительного отношения и обращения. Я учился в Корее, никогда к нам так за незнание корейского не обращались. Когда мы говорили по-русски, никто над нами не смеялся. У нас общество этим болеет, и это надо искоренять. Мы по-доброму и с пониманием должны отнестись к русскоязычным казахам.
А скольких казахов я убедил остаться в стране и не уезжать, потому что у них идет отторжение?! Элементарно на бытовой почве в магазине поругались, обозвали манкуртом. А ведь это наше достояние – человеческий ресурс. И мы хотим его потерять? Давайте лучше его научим. Это моя позиция. Я против радикализма.
Есть два взгляда на одно и то же явление в нашем обществе. Если незнание языка можно рассматривать как болезнь, то многие рассматривают его, как смертельный недуг. Это когда своему соотечественнику, не владеющему казахским языком, выносится вердикт, что он никогда не исправится и умрет шала казахом. А я рассматриваю незнание языка как излечимую хворь, для которой просто надо подобрать правильное лечение. Мне близка позиция врача, который никогда не махнет рукой на пациента и будет бороться до последнего за его спасение.
У русскоязычных казахов тоже есть свои минусы. Они грешат деструктивным навешиванием ярлыков и абсурдных клише: мол, все национальное – это «казахбайское» и «колхозное». Они должны избавиться от предрассудков и ставить казахский язык на первое место, научиться чтить культурные традиции и обычаи. Для меня ценность и важность русского и казахского языков абсолютно идентична. Это надо принять на духовном уровне, менять сознание.

Сменить подход, или Взгляд со стороны
– В обучающем процессе мне помогло базовое знание медицины, я, как врач, примерно представлял, как работает мозг взрослого и ребенка, каким образом человек овладевает языком. И когда жалуются на отсутствие лингвистической способности, это все враки и отговорки. Потому что даже ваш первый язык был для вас по сути иностранным, но вы же им овладели. Выходит, вы располагаете базовым навыком обучения языкам. И основываясь на этом, я для себя тезисно разложил: а почему я знаю русский язык?
Во-первых, полноценное владение всей базовой грамматикой русского языка. Второе – фонетический строй языка. И третья составляющая – это базовые слова, тот минимум часто используемых в повседневной речи слов. В базовую лексику входит не более 500 слов. Оказывается, этот принцип в целом положен в основу многих систем языкознания и постижения иностранных языков, это уже современные высокочастотные словари.
Иногда именитые профессора выговаривают мне, искренне удивляясь: «Как ты, кореец, можешь обучить казахскому?» Я им отвечаю, что у меня команда учителей и носителей языка. Хочу заметить, часто для носителей языка, а ими являются этнические казахи, которые в совершенстве владеют своим родным языком, вообще чуждо понятие «незнани казахского языка». Они в принципе не знают, что это такое – не знать казахский язык. Следовательно, они не могут в должной степени рассмотреть случай, когда кто-то задумывается о каких-то языковых структурах, которые для них являются некой аксиомой или закономерностью. Необходимо раскрыть логику, прокачивая мозг человека. Тогда ему не нужны многочисленные домашние задания: ведь если ты концептуально посеял в нем зерно, оно останется с ним на всю жизнь. И только потом он благополучно перейдет в ранг носителя языка. И так абсолютно с любым языком.
Я не хочу сказать, что умнее казаховедов, я просто иначе делаю. Если они раскрутятся по той же схеме и концептуально изменят подход, у них это получится намного лучше. Все довольно просто – я смотрю на казахский язык, как на иностранный. А им сложно выйти из матрицы.

Дань уважения
В дни карантина многие казахстанцы смогли здорово продвинуться в области изучения государственного языка благодаря онлайн-урокам Владислава. Фолловеры в своих комментариях не скрывали, что многих из них заставил встать на путь самообразования побудительный фактор «намыс» (в переводе с казахского «честь и достоинство». – Прим.авт.), когда родной речи казахов обучает кореец. Мастер-классы стали своеобразной лептой патриота в социальную и образовательную поддержку соотечественников. Как выяснилось, в основу миссии также заложен глубокий духовный аспект.
– Казахстан – это святая для нас, корейцев, земля. И даже проживая в Узбекистане, наши деды рассказывали об Уштобе, волею судеб ставшим для нас родиной. Для меня делать что-то полезное и служить той земле и народу, который спас нас и дал нам кров, поделился последним куском хлеба, – дело чести и долг памяти. Наша первостепенная задача – научить все население страны казахскому языку, чтобы мы мыслили на одном языке, находились в единстве духа, – подчеркивает Владислав. – Недаром программа по модернизации общественного сознания «Рухани жаңғыру», инициированная Елбасы – Первым Президентом Нурсултаном Назарбаевым, подразумевает быть и находиться в одном духе «Бір рухта болу», что также означает говорить на одном языке. И этот язык – казахский.
Саида АХМЕДОВА