Особенности языкового транзита

Наша страна – не первое государство постсоветского пространства, решившее перейти с кириллицы на латинскую графику. В реализации этого важного пункта Стратегии «Казахстан-2050» практическим подспорьем для республики может служить опыт Узбекистана, Азербайджана, Туркменистана, Таджикистана и Молдовы.

Замир Каражанов, политолог:
– Переход на латиницу Глава государства Нурсултан Назарбаев обозначил в качестве одного из стратегических пунк­тов реализации Стратегии «Казахстан-2050». «Решение это не было спонтанным. Прошло четверть века с момента провозглашения независимости, и вот спустя годы страна сделала шаг в сторону внедрения латинского алфавита, – отмечал Президент. – Мы очень бережно и тактично подошли к этому вопросу. Здесь нужна спокойная поэтапность. С 2018 года нужно начать подготовку специалистов по обучению новому алфавиту и приступить к разработке учебников для средних школ».
Мы укладываемся в график, в стране ведется поэтапная работа, для того чтобы в следующем году практически приступить к реализации реформы. И в этом плане Казахстан сегодня находится в выигрышном положении, ведь у нас есть возможность оценить опыт и ошибки, с которыми столкнулись другие государства постсоветского пространства при введении латиницы, и тем самым предугадать узкие места будущей широкомасштабной кампании.
Начнем с Узбекистана. О непростой ситуации с введением латинского алфавита здесь говорят прошедшие более года назад президентские выборы. «Еще на заре независимости нашей страны, в 1993 году, был принят Закон РУ «О введении узбекского алфавита, основанного на латинской графике». С тех пор прошло 23 года, однако новый алфавит все еще не укоренился в нашей жизни», – сетовал кандидат в президенты от партии «Национальное возрождение» Сарвар Отамуратов.
В стране продолжают пользоваться двумя алфавитами. Контраст особенно заметен в СМИ, в рекламном деле. «Во многих сферах жизни нашего общества наблюдаются проблемы с применением и соблюдением правил государственного языка», – отметил Отамуратов. По его словам, большая часть граждан преклонного возраста продолжает пользоваться кириллицей – «в этом плане наблюдается разрыв между поколениями».
Эксперты соглашаются с политиком. По их оценке, государство, может, и продекларировало на заре независимости переход на латинский алфавит, но принципиальную позицию в этом вопросе не занимает. В результате вышло то, что и должно было выйти, – алфавитный хаос.
Почему чиновники стали закрывать глаза? Ответа на этот вопрос нет. Возможно, с них самих перестали спрашивать, и потому процесс был пущен на самотек.
Туркменистан – еще одна страна, которая в начале 90-х годов перевела письменность на латинский шрифт. Насколько успешно – трудно судить. В стране не принято выносить сор из избы. Но из сюжетов, демонстрирующих ход проведения официальных мероприятий, можно сделать вывод: надписи во всяком случае здесь делают, используя латинский шрифт. С одной стороны, никаких нареканий нет, а с другой – ряд источников говорят о том, что государство сталкивается с такими же проблемами, что и Узбекистан.
Положительный опыт демонстрирует Азербайджан. Транзитный период перехода на латиницу закончился в 2000 году. Сегодня в этой прикаспийской республике вся письменность ведется только на латинском алфавите. В чем успех?
Азербайджанский политолог Ильгар Велизаде выделяет несколько факторов, которые сыграли позитивную роль. Прежде всего отсутствовала политизация вопроса. «И власти, и оппозиция, и общество поддерживали переход на латиницу. В стране по данному поводу сложился консенсус. Разногласия если и были, то заключались в сроках и особенностях внедрения нового, а в нашем случае хорошо забытого алфавита», – говорит эксперт.
Свою роль сыграла и строгость в плане соблюдения закона. В госорганах отказывались принимать документы, написанные или составленные на кириллице. «Все делопроизводство в считанные месяцы перевели на латиницу. Поменялись бланки. Внутренняя переписка, составление отчетов, регистрация документов велись только на латинице. Документы, составленные на кириллице, к производству не принимались и считались недействительными», – вспоминает Ильгар Велизаде.
Кроме того, в стране были организованы образовательные курсы для населения, благодаря им люди могли легко и быстро освоить новый алфавит. «Несколько в затруднительном положении оказались лица среднего возраста. А вот лица преклонных лет довольно быстро вспомнили латиницу, на которой обучались в молодости», – говорит Ильгар Велизаде.
И, наконец, положительную роль сыграл сам латинский алфавит. Он прекрасно подошел для азербайджанского языка. «Оказалось, что пользоваться латиницей весьма удобно», – заключает политолог.
Самое важное, что преимущества от реформы письменности получили простые азербайджанцы. «Латиница упрощает изучение европейских языков, стала удобным средством общения с носителями близкого в лингвистическом смысле турецкого языка», – говорит эксперт. К тому же новый алфавит – хорошее подспорье для представителей отдельных специальностей. В медицине, например, все термины пишутся на латинице.
Переход на латинский алфавит связан с трендом модернизации. Так поступила Турция в начале ХХ века при Кемале Ататюрке, когда элита страны взяла курс на сближение с Европой. Латинице при этом отводилась особая роль.
Алфавит, как мост через пролив Босфор, должен был наладить связь между двумя мирами: Востоком и Западом. Европа обладала капиталом и технологиями, а Турция прощалась с арабской вязью, чтобы поспешить запрыгнуть на подножку поезда экономического роста и прогресса.
Казахстан в нынешнем году объявил о Третьей модернизации. «Необходимо создать новую модель экономического роста, которая обеспечит глобальную конкурентоспособность страны», – отметил Глава государства. В том числе с помощью привлечения в экономику крупных иностранных инвесторов и компаний, для которых латинский алфавит является дружественным, понятным.
В реформе письменности читается и еще один интересный мотив. Если русский язык выступает в Казахстане языком межнационального общения и в то же время связывает нас с постсоветским миром, то роль казахского языка теперь меняется. Поскольку латинская графика используется на большей части территории мира, то казахский язык будет способствовать интеграции страны в глобальное экономическое, информационное и политическое пространство.
Кстати, уместно будет вспомнить об инициативе Главы государства о внедрении трехъязычия в Казахстане, когда наряду с русским и казахским языками будет активно использоваться и английский. Такие планы говорят о желании страны глубже интегрироваться в мировую образовательную и информационную среду. Как отметил Президент, «сегодня английский является языком новых технологий, новых производств, новой экономики. В настоящее время 90% информации создается в мире на английском языке. Каждые два года ее объем увеличивается в два раза».
В какой-то степени переход на латиницу можно рассматривать как часть проекта по модернизации нации – современной, открытой для диалога и сотрудничества с окружающим миром. Овладение ею упрощает сближение с другими народами. Переход на новый алфавит учитывает и интересы казахской диаспоры, которая проживает в разных странах мира.
Наконец, латинский алфавит в наибольшей степени будет способствовать развитию казахского языка. Проблема носит актуальный характер, если брать во внимание тот факт, что в ХХ веке сфера его применения ограничивалась фактически бытом.
«Мы должны провести модернизацию казахского языка, – говорится в Стратегии «Казахстан-2050». – Надо сделать язык современным, искать консенсус в вопросах терминологии, раз и навсегда решить вопрос о переводе на казахский язык устоявшихся международных и иностранных слов». Поскольку латиницу используют во всем мире и в разных сферах, то казахский язык обретает дополнительные перспективы развития.
“Казахстанская правда, 22 ноября 2017