Память – время будущего

Научное сообщество и общественность поддержали инициативу Президента по восстановлению исторической справедливости и созданию Госкомиссии по реабилитации жертв политических репрессий

4 001

Напомним, 30 мая 2020 года Президент Республики Казахстан Касым-Жомарт Токаев выступил с заявлением перед народом Казахстана по случаю Дня памяти жертв политических репрессий и голода и поручил создать Государственную комиссию по реабилитации жертв политических репрессий. В рамках исполнения поручения Главы государства Институт истории и этнологии имени Чокана Валиханова в тот же день в онлайн-режиме провел круглый стол на тему «Сталинские политические репрессии: история и проблемы реабилитации жертв».
В работе круглого стола приняли участие ученые института и члены рабочей группы, созданной по приказу председателя Комитета науки Министерства образования и науки Жанны Курмангалиевой «О создании рабочей группы по изучению национальной специфики, социальных причин и выработке концепции противодействия незаконным действиям советского внесудебного преследования в 1920–1950-х годах», известные общественные деятели, представители науки и образования, СМИ.
Открывая работу заседания, директор института Зиябек Кабульдинов обозначил основные направления и задачи будущей комиссии, отметив актуальность поставленной Президентом задачи:
– Президент страны Касым-Жомарт Токаев сделал судьбоносное обращение. Он предложил создание Государственной комиссии по реабилитации жертв политических репрессии 20–50-х годов минувшего века. Историческое сообщество страны встретило эту инициативу с искренним воодушевлением. Думается, что это обращение нашло самый живой отклик и в сердцах каждого из 19 миллионов граждан страны, ведь практически в каждой казахстанской семье есть репрессированные предки, кто познал ужасы голода, кто сгнил в застенках НКВД, кто погиб при пересечении государственной границы, спасая членов своей семьи. В этой связи никого из нас не оставили равнодушным слова Главы государства о том, что «политические репрессии 20–50-х годов XX века – печальная страница в истории нашего народа».
Несмотря на то что в 1993 году был принят Закон «О реабилитации жертв массовых политических репрессий» ряд категорий жертв оказались нереабилитированными. Поэтому появилась необходимость в продолжении этой работы.
Первая половина ХХ века, пожалуй, один из самых трагических периодов казахской истории. Казахский народ прошел через череду страшных потрясений, и в этом ряду можно упомянуть жестокое подавление восстания 1916 года, братоубийственную гражданскую войну, раскулачивание и насильственную коллективизацию, депортации целых народов, политические репрессии на протяжении практически всего XX века. Подтверждением трагичности этого времени для казахского народа служат слова Елбасы Нурсултана Назарбаева: «Для казахского народа весь XX век состоял из страшных событий, которые другим народам могли присниться только в кошмарном сне. Я поражаюсь той фантастической выносливости и тому неимоверному долготерпению, с которыми мой народ пережил все эти ужасы».
Мы полностью согласны с оценкой голода, которую дал Президент страны Касым-Жомарт Токаев в своем обращении: «Сегодня мы с горечью вспоминаем и тех, кто погиб от голода в годы коллективизации либо был вынужден покинуть свою родину. Эта беда постигла около трех миллионов человек. Память о колоссальных человеческих жертвах и жестоком драматизме тех лет оставила трагический след в сердце каждого казахстанца».
Как подчеркивает Президент страны Токаев: «Через жернова репрессий прошло около 100 тысяч казахстанцев, более 20 тысяч из которых были расстреляны. В числе невинно осужденных такие видные государственные и политические деятели, как Алихан Бокейхан, Ахмет Байтурсынулы, Турар Рыскулов, Магжан Жумабаев, Сакен Сейфуллин, Ильяс Жансугуров, Беимбет Майлин и многие другие».
Глава государства акцентировал внимание на зловещем лагере АЛЖИР: «Скорбным символом жестокости и цинизма тех лет стал Акмолинский лагерь жен изменников родины (АЛЖИР), куда этапировали близких родственников, жен и детей политических заключенных».
Особо остановился Глава государства на вопросе депортированных народов: «Для многих народов, пострадавших от тоталитаризма, казахская земля стала настоящим домом. Мужество и терпение наших предков позволили достойно пройти тяжелейшие испытания и сплотиться в единую нацию». Безусловно, составной частью массовых репрессий была политика депортации, которая усилилась накануне начала Второй мировой войны в связи с обвинениями представителей некоторых народов в помощи враждебным СССР государствам, особенно тех, кто проживал в приграничной полосе, – поляков, немцев, корейцев и других. Советские властные структуры, обвинив целые народы в надуманном массовом шпионаже, антисоветской деятельности и бандитизме, предательстве родины, выселяли их с издревле обустроенных земель, направляя в суровый край навстречу неминуемой гибели и страданиям.
С конца 80-х годов XX века в условиях перестройки и гласности, провозглашенной М. С. Горбачевым, по инициативе казахской интеллигенции в республике начался процесс реабилитации видных деятелей алашского движения. 14 апреля 1993 года вышел Закон Республики Казахстан «О реабилитации жертв массовых политических репрессий». Однако, к сожалению, до сих пор система массовых политических репрессий в Казахстане остается не до конца исследованной. Архивы правоохранительных органов практически закрыты для исследователей. Поэтому новому поколению ученых предстоит проделать огромную работу по изучению трагических страниц истории народа.
Из более чем 20 категорий нереабилитированных жертв массовых политических репрессий в Казахстане юридически реабилитированы только пять-шесть категорий. Необходимо продолжить процесс реабилитации десятков тысяч жертв, убитых по политическим мотивам, без суда и следствия, среди которых организаторы и участники около 400 народных восстаний, начиная с 1917 до середины 1930-х годов. Существует острая необходимость в правовой реабилитации лиц, привлеченных к уголовной и административной ответственности по уголовным делам, возбужденным на баев и кулаков, середняков с целью конфискации их собственности. Требуется юридическая реабилитация военнопленных казахстанцев, оказавшихся в 1939–1945 годов по вине и преступной халатности советского военного руководства в плену в Германии, Финляндии и других европейских государствах.
Также профессор Кабульдинов выразил уверенность в том, что будет создана квалифицированная государственная комиссия из профессиональных историков, куда войдут и специалисты смежных профессий – юристы, социологи, политологи и даже психологи. В научном мире, отметил он, приветствуется использование междисциплинарного подхода.
– Обязательно откроются архивы правоохранительных органов страны. Во все регионы отправятся комплексные экспедиции для работы в архивах, и предстоит сбор полевых материалов, когда мы получим информацию от людей старшего поколения, прошедших через ужасы репрессий. Они помогут реконструировать объективную картину того времени. Мы должны исследовать и репрессии в местах компактного проживания зарубежных казахов. К примеру, на территории одной Омской области было репрессировано около тысячи соплеменников, – сказал директор Института истории и этнологии.
Профессор Института базового образования имени аль-Машани Казахского нацио­нального исследовательского технического университета имени Каныша Сатпаева, доктор исторических наук и профессор Гульнара Мендикулова на основе исчерпывающих материалов и документов отметила, что реабилитация жертв репрессий 1930–1940-х годов является актуальной необходимостью для всего казахстанского общества.
– До сих пор казахстанцы ищут своих родственников, пропавших или павших в годы Второй мировой войны, практически каждый день я получаю письма от людей с просьбой найти их родных. Это ли не актуальность данного вопроса для казахстанского общества, несмотря на то что прошло уже 75 лет после Победы?
Я возглавляю научно-исследовательский проект «Казахи во Второй мировой войне: новые данные из зарубежных архивов», финансируемый Министерством образования и науки РК. За три года работы мы собрали документы в 18 зарубежных архивах, музеях и библиотеках Франции, Великобритании, Норвегии, Италии, России и других стран.
В ноябре 2018 года вышел первый том сборника документов, презентации которого прошли в Казахстане, Франции и США. Это все служит на благо не только казахстанцев, но и международного имиджа нашей страны.
Получены совершенно новые данные об участии казахов в движении Сопротивления во Франции, о военнопленных, погибших в лагерях в Финляндии, Норвегии, Франции, Германии. Найдены захоронения казахов во Франции.
Сегодня мы подготовили второй том сборника документов, где также будут обнародованы ранее неизвестные казахстанскому читателю данные. Например, об участии казахов в движении Сопротивления в Италии, Бельгии и Нидерландах, о погибших и оставшихся навеки в чужой земле. Выявлены в итальянских архивах фамилии казахов, воевавших бок о бок с итальянцами и другими советскими военнопленными, бежавшими из лагерей и позже присоединившимися к партизанам. Выявлены и идентифицированы 130 казахов, боровшихся с фашизмом в Италии. Это абсолютно новые материалы и данные, которые по-новому раскрывают белые пятна войны. До сих пор французы и итальянцы, словенцы и норвежцы ухаживают за могилами солдат – наших соотечественников. К примеру, один из ветеранов того движения 93-летний Буни при встрече рассказал нам о некоем выходце из Казахстана, который, по его словам, предпочитал не стрелять, а подкрадывался и перерезал горло врагу. Итальянцы называли его Монгол. Вообще, это распространенная идентификация наших в Европе. Историки Италии поблагодарили нас за нашу работу. Они сказали, что до сегодняшнего дня даже не догадывались о том, что казахи помогали освобождать их родину.
Ну и, конечно же, реабилитация жертв репрессий – это необходимость для каждого казахстанца, так как во всех наших семьях есть участники прошедшей войны. Если одни вернулись домой с победой, то о других мы узнаем только сейчас, – резюмировала профессор Мендикулова.
В свою очередь кандидат исторических наук, завкафедрой АНК Северо-Казахстанского государственного университета имени Козыбаева Людмила Гривенная, занимающаяся исследованиями по вопросу реабилитации жертв репрессий, дала конкретные научные рекомендации.
– В статье 6 Закона Республики Казахстан «О реабилитации жертв массовых политических репрессий» были определены те категории, которые не подлежат реабилитации. К их числу были отнесены лица, участвовавшие в организации вооруженных банд и совершении ими убийств и других насильственных действий. Представленные выдержки документа требуют нового подхода. Что считать вооруженными бандами? Убийства в качестве защиты или нападения.
После подавления восстания 1921–1922 годов по отношению к членам семей повстанцев начались репрессии. Для того чтобы арестовать всех участников восстания, коммунисты шли на крайние меры – от конфискации имущества участников восстания до взятия в заложники членов их семей.
Этот пример доказывает, что вопрос о репрессиях и реабилитации жертв репрессий остается открытым и требует тщательной доработки, – подчеркнула доцент СКГУ.
Также ученые Института истории и этнологии Айжан Капаева и Айжамал Кудайбергенова говорили о проблеме специальных поселений и реабилитации заключенных АЛЖИРа.
Подводя итоги работы круглого стола, директор Института истории Кабульдинов отметил:
– Работа государственной комиссии поможет выявить ранее недоступные материалы: на их основе будут подготовлены новые монографии и сборники архивных материалов. Они позволят подготовить новый семитомную «Историю Казахстана с древнейших времен до наших дней». На их основе будут написаны школьные и вузовские учебники. Изменится сознание людей, которые никогда не захотят жить в условиях тоталитарных режимов. Эти преступления никогда не должны повториться. Задача настоящих и будущих поколений – продолжать строить демократическое и справедливое общество. По словам Президента Касым-Жомарта Токаева, бережно храня память о несправедливо осужденных, мы сможем построить светлое будущее, фундаментом которого остается наша Независимость.
Записала Саида АХМЕДОВА