Резьба престолов, или Всем домбра

8 0011Одним из величайших изобретений, подаренных миру тюркскими народами, по праву признана домбра. В 2010 году домбра – казахский народный инструмент – была занесена в Книгу рекордов Гиннесса, после того как в Китае 10 450 домбристов исполнили казахский кюй «Кеңес». В народе говорят, что в звуках домбры живет душа казаха. Это не просто инструмент, а настоящий символ национальной культуры. И сегодня в гостях у «Вечерки» один из немногих молодых ремесленников, возрождающих не только народный промысел, но и духовно-культурные ценности.
Запах свежей стружки, хранящей аромат древесины, звуки топора и стамески – все это сопровождало Турара Иманбаева с раннего детства. Отец с утра и до вечера пропадал в мастерской, вкладывая душу в куски дерева, которые позже превращались в мелодичные инструменты. Сейчас это уже целая династия, но так было не всегда. Прошло несколько лет, прежде чем выпускник Алматинского колледжа транспорта и коммуникаций с красным дипломом, а позже и замдиректора производственной части одного из крупных предприятий, осознал свое истинное призвание.
– Мой отец Наги Садуакасулы Иманбаев – настоящий профессионал и мастер своего дела, его инструменты отличаются характерным богатым звучанием. Он участник и призер многих международных выставок. Видимо, это и повлияло на то, что у меня тоже появилась тяга к этому виду искусства. В те редкие выходные, когда я шел помогать отцу, а заодно и отдохнуть от суеты и будней мегаполиса, я и осознал, что это и есть дело моей жизни. Творить и работать в тишине. Кстати, многие ее именно и не выдерживают, некоторым не хватает динамизма и шума. Впрочем, как я убедился на примере своих учеников и подмастерьев, тут нужен определенный склад и тип характера. Наша работа подразумевает кропотливый труд и колоссальное терпение.
– Из какого дерева вы изготавливаете домбру?
– Все ценные породы красного дерева, а также карагач, яблоня, тополь. Карагач, кстати, я использую чаще всего. После надлежащей просушки он по прочности равноценен металлу. А вот береза для меня табу по ряду причин, в числе которых, к примеру, то, что в переводе с казахского она обозначает «қайын ағаш – қайғы ағаш» дерево скорби.
– Вы работаете по индивидуальным заказам, которые наверняка отличаются как по сложности, так и стоимости изделий?
– Да, все верно. К примеру, если ориентировочная стоимость домбры 40 тысяч тенге, то из красного дерева и инкрустированная ценными камнями, украшенная «ушками» из рогов архара может превышать и миллион. Но хочу отметить главное – и в том и другом случае я придерживаюсь одной и той же технологии, завещанной нам предками: выдалбливаю топором из цельного дерева. Независимо от ценности заказа, сроки и условия просушки материала аналогичны. Вообще, для тех, кто не знает, процесс изготовления домбры – не только трудоемкое, но и длительное производство. Только просушка сырья может занять пару месяцев.
– Налицо тенденция возрождения народных ремесел. Какие предпочтения обозначил «ренессанс» помимо домбры?
– Отрадно наблюдать рост спроса на внутреннем рынке. Все чаще стали поступать заказы на изготовление кровати, домашней утвари и скарба. Лидирует в этом списке национальная посуда, хитом могу назвать астау (национальное блюдо для подачи бешбармака. – Прим. ред.). Кстати, отмечу, что мои астау отличает отсутствие характерного древесного запаха при соприкосновении с горячим мясом. Секрет прост – я обжариваю будущую посуду в кипящем масле, как баурсаки. В результате такого ноу-хау мои изделия не только не пахнут, но и приобретают дорогой полированный эффект. Все чаще стали поступать заказы на изготовление тронов, вот где есть развернуться моей фантазии. Я сразу преду­преждаю заказчиков о том, что буду работать исключительно по своему видению, создавая авторские эксклюзивные изделия. Следует отдать им должное, они принимают мои условия и терпеливо ждут около полугода. Сейчас по стране уже шесть тронов радуют своих владельцев, зачастую их используют в обрядах обрезания у мальчиков.
– В это непростое время вы приобщаете своих подписчиков к исконно казахскому творчеству, транслируя мастер-классы онлайн. Чем продиктована инициатива – гражданской позицией или дополнительной возможностью пополнить клиентскую базу?
– Мне бы сейчас с моими заказами разобраться (смеется). Несмотря на плотный график работы, я всегда находил и нахожу время для обучения и вовлечения в это ремесло всех желающих. К примеру, многие из моих заказчиков приводят ко мне своих детей, чтобы они научились элементарно обращаться с инструментами. Многие уже достаточно взрослые ребята, к сожалению, не умеют правильно держать в руке топор. Из окрестных школ приводят на уроки труда школьников. Так что в обучающем процессе я уже давно и, надеюсь, надолго. По велению времени «живые» уроки я сейчас перевел в онлайн-формат и буду только рад, если благодаря им мне удастся напомнить о наших национальных традициях и истоках.

8 0012
Саида АХМЕДОВА