«Рухани жаңғыру» как Ренессанс ценностей

Казахстан сегодня в числе самых передовых стран мира по доле бюджетных расходов на образование. И беспрецедентный проект по переводу 100 лучших учебников мира на казахский язык – очередное подтверждение данного статуса. Наш собеседник – проректор по научной работе и международному сотрудничеству КазНПУ имени Абая, доктор философских наук, профессор Актолкын Кулсариева.

4 001

– Год назад была опубликована программная статья Главы государства Н. Назарбаева «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания», определившая новую веху развития казахстанского общества. С момента публикации произошел мощный всплеск в сознании нации и народа в целом. В знаковой статье Главы государства определены векторы и ориентиры развития, дающие толчок к переосмыслению, расставлены акценты и выстроены приоритеты. Все это нашло отклик в сердце каждого казахстанца. В особенности беспрецедентная по своей значимости инициатива вызвала мощный резонанс и поддержку среди молодежи, представителей научных кругов и интеллигенции. Тем самым сплотив и консолидировав на пути к ее реализации. И это неудивительно, каждое из шести отдельно взятых специальных проектов-направлений статьи заслуживает и достойно стать государственной программой. Тем не менее, на мой взгляд, стержневым или «идейным ядром» среди них является проект «Новое гуманитарное знание. 100 новых учебников на казахском языке».
– Почему? Объясните подробнее, пожалуйста!
– Только обладая знаниями, общество может стать по-настоящему сильным. Недаром знаменитый английский философ Фрэнсис Бэкон, живший на рубеже XVI–XVII вв., провозгласил: «Знание есть сила». Более того, каждый язык есть «путь, которым сообщество осуществляет свое специфическое духовное предназначение». Язык любого народа – это его историческая память, воплощенная в слове. Тысячелетняя духовная культура, жизнь народа своеобразно и неповторимо отражаются в языке, в его устной и письменной формах, в памятниках различных жанров. И, значит, культура языка, культура слова предстает как неразрывная связь многих и многих поколений. Родной язык – душа нации, первостепенный и наиболее очевидный ее признак. В языке и через язык выявляются такие важнейшие особенности и черты, как национальная психология, характер народа, склад его мышления, нравственное состояние и духовность. Таким образом, это означает, что проект по переводу на казахский язык есть не что иное, как инструмент, который позволит развить как мощь языка, так и потенциал общества. Не будет преувеличением отметить, что данное начинание – веление времени, актуальное и верное решение.
100 новых учебников на казахском языке будут служить всему, к чему призывает наш Президент, – прагматизму, открытости сознания, стремлению сосуществовать в мире со всеми, критически относиться к потоку информации, сохранить свой культурный код, увековечить великие имена, язык, традиции.
– Вы принимали самое активное участие в переводе одной из первых 18 книг на казахский язык. Чей это труд? Что новое почерпнули для себя лично?
– Да, я осуществляла научную редакцию учебника History and Theory in Anthropology («История и теория антропологии») Алана Барнарда.
Относительно впечатлений – взгляд на культурологию у меня действительно поменялся, недаром книга была переведена на семнадцать языков мира. Ведь что такое культурология? Это философская наука, которая появилась сравнительно недавно. Помню, когда я после завершения обучения в Санкт-Петербургском университете пришла молодым специалистом в КазНУ имени аль-Фараби, там кафедра культурологии только открывалась, культурология как наука только зарождалась у нас. Это были 90-е годы. Конечно, позже она получила свое развитие, появились диссертационные советы, выросла целая плеяда отечественных исследователей. Но все это время мы понимали культурологию по российским меркам, поскольку первые исследования и первые учебники появились там. Да и учебные планы, стандарты мы разрабатывали исходя из опыта России. В том постсоветском научном дискурсе содержание культурологии (академического эквивалента западной культурной антропологии) резко отличалось от того, что доминировало в современном мире. Культурология была больше похожа на теорию культуры, на философию культуры. А культурная антропология занимается изучением человечества через все проявления культуры. Стало быть в культурной антропологии могут повстречаться и лингвисты, и биологи, и экономисты, и дизайнеры, и медики и т.д. Так вот, ценность данного учебника Алана Барнарда заключается в его системном подходе и ответах на вопросы – откуда появилась культурная антропология, кто стоит у истоков, какие междисциплинарные связи имели большое влияние на становление этой науки, все знаковые имена и основные труды, которые должны стать настольными у будущих и действующих культурантропологов – разложены здесь в хронологическом порядке.
– Раз мы затронули вопрос развития культурной антропологии как науки в Казахстане, есть различия с западными стандартами?
– На первый взгляд кажется, что все одинаково, но на самом деле по методологии есть различия. Так сложилось, что культурология у нас, равно как и на всем постсоветском пространстве, – это наука философская, теоретизированная. И это чувствовалось, когда мы выезжали за границу, когда к нам приезжали зарубежные коллеги. Они не понимали наших подходов, наших слишком теоретизированных изысканий, структуру наших статей и диссертаций – этот определенный анализ теоретических работ с определенными выводами. В западном научном мире обязательны так называемые полевые исследования, нахождение в среде исследуемой культуры, изучение ее языка, обычаев, быта. Мы же в свою очередь не понимали их – если у нас были слишком общие, абстрактные исследования, то у них же, наоборот, исследования носили конкретный характер, много внимания уделялось деталям. Возможно, поэтому многие наши ученые до сих пор считают, что западная школа упрощает и грешит описательностью.
– И последний вопрос. Что конкретно может дать студенту данный учебник?
– Данный учебник даст понимание предмета культурной антропологии – человечество и его культуру. Как невозможно полностью постичь мозг челвека, самого человека, так и нельзя сказать о полном постижении культуры человека во всей ее многогранности, многомерности, полилогичности, полиязычности, поликонфессиональности… Но то, что студент получит сравнительно новую методологию изучения культуры изнутри, а не просто анализа литературы о культуре, бесспорно. В частности, студент получит четкие ответы на базовые вопросы; систематизированное в хронологическом порядке знание о культурной антропологии, что упорядочит понимание сути будущего исследования, научится проводить полевые исследования. Раньше было понятие «введение в специальность», так вот этот учебник можно назвать хорошим методологическим пособием для вхождения в область культурной антропологии.
Более того, занимающийся по этой книге будет знаком с западной методикой, а значит, в дальнейшем сможет написать статью, которая может публиковаться в зарубежных журналах. Ни для кого не секрет, что у наших ученых не высок индекс научного цитирования. Мы сталкиваемся с большими трудностями с публикацией в журналах с высоким импакт-фактором. Допустим, в базах того же Scopus или Thomson Reuters. Потому что там совсем другая методика написания статей. Это не как у нас – собрались 50 или 100 человек на конференцию, быстренько составили сборник статей, где и опубликовали 4–5 страниц, как правило, теоретизированных, без определенного исследовательского инструментария и экспериментальной базы, статьи. Это на западе не считается статьей.
Данный учебник меняет стереотипы изучения культуры, неразрывно связывая его с полевыми исследованиями, экспериментами, выводами и результатами, приучает к определенной структуре академического письма. И как результат – исследование не как просто обзор литературы, цитирование того или иного авторитета, а детализированное описание самого процесса нахождения нового знания, подкрепленное исследовательской базой. Кроме того, облегчит работу РhD-докторантов и станет подмогой непосредственно преподавателям.
Достаточно кропотливый процесс перевода занял 9 месяцев в онлайн-режиме и проходил в несколько этапов. Мы также присутствовали на собраниях, где обсуждали предложения по включению переведенных книг в учебные программы, в список рекомендуемых работ. Обсуждали вопросы, в каком семестре и на каком курсе целесообразнее проведение ознакомления с новыми учебниками. Одно дело перевести и выпустить зарубежный фолиант, а другое – обеспечить их наиболее эффективное применение, тем самым повысить качество образования.
Беседовала Саида АХМЕДОВА

***

Студентка IV курса КазНПУ имени Абая Дарья Лукина:

4 002

– XXI век – это век глобализации и Интернета. Настало время, когда перед людьми открыты все двери и в искусстве, и в технологиях, и, конечно, в науке. Сегодня ученые и исследователи всего мира могут делиться своим опытом друг с другом, и благодаря этому наука набирает колоссальные темпы развития во всех областях. Зарубежные исследователи делятся опытом с учеными нашего государства, и это положительно влияет на развитие науки в целом.
Но не каждый отечественный ученый может овладеть сразу несколькими языками и беспрепятственно читать любую зарубежную литературу научного характера, написанную, как правило, очень сложным научным языком. К счастью, существует такое понятие, как «перевод». Правильный и грамотный перевод любой литературы, научной в частности, помогает преодолевать все преграды и языковые барьеры. Это, безусловно, прекрасная возможность как для зарубежных, так и для отечественных ученых.
В наши дни перевод научной литературы на языки всего мира стал достаточно популярен и активно используется. Такие переводы помогают всему миру делиться опытом и достижениями с другими странами. Это положительно отражается на развитии науки и различных технологий.
Сегодня даже для студента не составит труда отыскать зарубежную научную литературу по интересующей теме, переведенную на родной для него язык. И это, конечно, напрямую отражается на качестве знаний и на уровне профессионализма.
Подобная практика переводов научной литературы – это прекрасная возможность для человечества общими усилиями стремиться к дальнейшему развитию и продвижению.