Рыцарь науки и Отечества

РУХАНИ ЖАҢҒЫРУ: главные ценности

Имя Каныш означает «богатый благословением». Вся жизнь казахского, советского академика, ученого-геолога, общественного деятеля, одного из основателей советской металлогенической науки Сатпаева – благословение на большие и славные дела.

6 001

Для многих счастливый день его рождения – 12 апреля – символ рождения космонавтики, а мы ныне воспринимаем его как символ рождения науки Казахстана. И благородства в самом высоком значении этого слова. «Благодарен – значит благороден» – гласит старая казахская истина. И сердце тянется к такому человеку с первого взгляда и звука его голоса. А голос Сатпаева – низкий, приглушенный, размеренный – завораживал. Высокий, статный, неспешный, с великолепной крупной головой мудреца в короне волнистой шевелюры, он таким прошел через жизнь и сердца современников, чтобы остаться с нами навсегда.
Стремительный бег времени неукротим.
«Люди пишут, а время стирает,
Все стирает, что может стереть,
Но скажи, если звук умирает,
Разве должен и слух умереть?..»
– пропел поэт, столь знакомый с малых лет. Того возраста, когда слова, поступки, жесты и взгляды родителей впечатывались в сознание и говорили сердцу и уму истины, что станут постулатами жизни навсегда. Это осознается много позже, лишь теперь, а тогда…
Молодые, красивые, любящие родители – оба были одержимы идеей служения Отечеству. Это теперь может показаться высокопарным и странным, однако не стоит в угоду обстоятельствам места и времени менять действительное положение и название дел. Да, оба работали и учились в аспирантуре, денно и нощно собирали, анализировали, изучали материалы по своей теме. Отец – по проблемам транспорта и экономики СССР и Казахстана, мама – по истории Казахии во вновь созданном институте истории, под крылом Академии наук Казахстана, руководимой Канышем Сатпаевым. Неудивительно, что наш дом был полон друзьями-учеными, будущими светилами науки и искусства, с кем свела судьба моих родителей в годы студенчества: Заки Ахметов, Сабур Мамбеев, Молдахмет Кенбаев, Саим Балмуханов, Салык Зиманов, Уке Ажиев и многие другие.
Из филиала Академия наук тогда превратилась в самостоятельный организм, живой и плодотворный. Самое активное участие в этом принимал Каныш Имантаевич, вскоре ставший ее главой и душой.

Восхищение
Роден в своем «Завещании молодым» сказал: «Восхищение – прекрасное вино для молодых умов». И предложил поклоняться будущим художникам Фидию, Праксителю, Леонардо…
Фигура Сатпаева и ныне видится той самой достойной благоговения и поклонения личностью, чья юность и молодость и теперь урок для молодых. Трудное, порой бесчеловечно тяжкое это было время – голод, репрессии, террор. Рожденный в 1899 году в Баян-Ауле, на северо-востоке Казахстана, он в младенчестве лишился матери и воспитан был бабушкой. Перенес туберкулез легких. И с детства собирал разноцветные камешки, которых повсюду было в изобилии. Очень красивые, они волновали воображение, напоминая древние клады. Потом была 2-классная аульная школа, затем – павлодарское русско-киргизское училище (тогда казахов именовали еще киргизами), следом – Семипалатинская учительская семинария (1914 г.). Там он подружился с Мухтаром Ауэзовым. Там участвовал в вечере памяти Абая, любимого с детства. Там познакомился с Султанмахмутом Торайгыровым. В эти годы, годы войны, трудно жилось в степи. Тогда и произошло восстание Амангельды Иманова. В России был свергнут царь. Зазвучали имена Алихана Букейханова – депутата Госдумы России, Турара Рыскулова, Магжана Жумабаева, Мыржакыпа Дулатова, чьи судьбы вскоре стали на долгое время синонимом запрета. И вернулись к нам лишь теперь в сиянии правды и справедливости. А молодой Сатпаев той поры, истово почитая законы родной земли, пошел служить преподавателем на курсы учителей аульных школ. И глубоко переживал события в Семее, Омске, Оренбурге – сплошной военный террор. Именно тогда обнаружилась чахотка. Помогли родниковая вода, горы, степь, кумыс и, главное, покой родного аула. Песни баянаульской земли Каныш пел самозабвенно, запрокинув лицо к звездному небу, сидя верхом на любимом коне и всем существом вдыхая воздух родного Сары-Арка, Золотой Спины, отчей земли. Ель – родина, дом, что есть дороже?
С осени 1921 года началась учеба в Томском технологическом институте. Профессор Михаил Антонович Усов стал лучшим наставником одаренному студенту, что через 40 лет напишет об учителе и его лекциях: «… в них все было прекрасно: и сама изящность лектора, и чудесный дар красноречия, и способность увлекательно и просто излагать сущность самых сложных научных истин… Ни одного лишнего слова, ни одной потерянной минуты – таков был стиль его лекций. Так же строго и предельно экономно был запланирован и распорядок всей его жизни».
А собственная его жизнь стала воплощением восхищенных строк об Учителе. Геология, девизом которой в мире стали слова «Умом и молотком», дала Сатпаеву возможность всему миру показать ее смысл и назначение при главном условии – любви к родной земле.

История и геология
Изучая литературу по истории, Сатпаев отметил труды Геродота, где отмечено, что страна массагетов изобилует медью и золотом, что их вооружение всецело из меди. Сары-Арка, древняя обитель человека, где в доисторические времена каменными топорами и отбойниками добывалась руда. Из нее извлекалась медь, чтобы стать предметами обихода и оружия. Здесь очень много следов горных выработок. Вывод Сатпаева: «Древняя культура имела прекрасную разведочную службу». То есть история помогала геологии, как памятники древности в степи помогали ориентироваться молодому ученому.
Но более всего помогала мечта сделать Казахстан, его народ счастливым на своей земле. Сделать жизнь богатой и радостной – значит учиться и претворять мечту в живое сегодня можно и нужно каждый день, час, минуту. Разве с рождения не пелось об этом в каждом кюе, каждом стихе Абая, западая в душу и память? Великие соплеменники пробуждали дух и желание расти. Таковы дети Сары-Арка, да и всего родного края. Возможно, потому пролетели над миром слова Сатпаева, когда на встрече с Черчиллем в 1950-х в Лондоне он услышал вопрос: «Все ли казахи такие высокие?» Ответ был короток: «О, наш народ значительно выше меня».
Наука, которой отдал свою жизнь К. И. Сатпаев, вскоре всемирно прославила Казахстан, обозначив его как «таблицу Менделеева» по богатству месторождений. И подъем страны – тогда СССР – во многом, как и победа в Великой Отечественной войне, был обязан открытиям К. И. Сатпаева.

Будущее – за молодежью
Возвращаясь к детской памяти, скажу, что потрясли слова молодых ученых, их рассказы о Каныше Имантаевиче Сатпаеве. Аспирант-геолог Қалкен-аға, к которому мы ездили в гости в горы, говорил: «Представляешь, я уже был в отчаянии. Жена заболела, надо оперировать в Москве, сын маленький, я – в партиях, жить негде, в общежитии мест нет. Пошел в академию, прямо к Сатпаеву. Сказал, что отставляю аспирантуру. А он… В общем, мы тут же переехали в этот домик, и еще он мне деньги дал на дорогу в Москву». Потом он привез мне набор акварелей «Нева» и подарил изумительной красоты изумрудно-зеленый камень на счастье. Оказалось, это был малахит.
Мама, улыбаясь и волнуясь, уже работая в научной библиотеке Академии наук, говорила отцу: «Знаешь, сегодня я такое узнала… У нас же работает заведующей Таисия Алексеевна, жена Сатпаева. Оказывается, она не получает зарплаты». «Как это?» – удивился папа. «Понимаешь, Қаныш-аға ей запретил. Он же – президент».
Тогда, помолчав, папа сказал: «А знаешь, ребята мне говорят, что когда им совсем трудно, они идут к Сатпаеву. Наши, аспиранты… Он специально день и часы приема установил, выслушивает их и помогает. А в кармане – свои деньги, ими он и поддерживает».
Я слушала завороженно, запоминая и только представляя некоего всесильного, красивого и доброго богатыря, что всех спасает. Потом уже школьницей приходила в это величественно парадное, благородных пропорций и нарядной простоты здание – «к маме на работу» и часами любовалась изящной лепниной на потолках и балюстрадах, стройными колоннами и просторными лестничными пролетами, старинным зеркалом венецианского стекла в черном дереве, огромными высокими окнами и невероятной глубины потолками и росписями купола. Чувство покоя, пространственной тишины и величия возникало сразу при входе и не покидало при взгляде снаружи. Много позже я узнала, что Қаныш-аға – это и есть знаменитый академик Сатпаев, говоря о котором люди начинают светиться улыбками. Через дорогу от нас, в хлебном, 20-м, как его звали, повесили небольшую меморильную доску. Лишь тогда я поняла, что мы жили рядом после переезда с Курмангазы – Интернациональной (мне было 9 лет) на Мира – Калинина. Теперь это Желтоксан – Кабанбай батыра. И стоят еще эти дома старой Алма-Аты поры благословенных яблоневых садов, и жива людская память о сыне Отечества, превыше всего ценившем честь, совесть и достоинство. Из русской классики он любил
Л. Н. Толстого с его правилом: нет величия там, где нет простоты, добра и правды.
На маршрутах детской поры моей возник великолепный проспект, а нашему сильнейшему техническому вузу – политехническому, как и улице, дано имя академика Сатпаева. А на пересечении этой улицы и улицы Байтурсынова рядом с университетом вознесся на фоне гор и листвы, шагнув навстречу нам с пьедестала, Қаныш-аға: великий, добрый, стройный. Это оказалось последнее создание скульптора Толегена Досмагамбетова, боготворившего великого ученого.
Создавая стройное здание науки, Сатпаев глубоко и пристрастно изучал проблемы и нужды страны, а потому каждый из институтов, входивших в состав Академии наук Казахстана, был как бы и его детищем. Великое искусство – возглавляя, руководить умами и сердцами такого конгломерата. Но ничего не рождается на пустом месте. Неудивительно, что именно о молодежи, о школе и институте, затем – об аспирантах и молодых ученых беспокоился ученый. «Школа – начало всех начал, отсюда лежит путь не только на поля и в цеха, не только в искусство, но и в лаборатории ученых. Здесь рождаются наклонности будущих Менделеевых и Ломоносовых...». Так, любимый с юности Абай учил и Каныша Сатпаева, и каждого из нас:
«Поверь, о юноша, мне:
Бесценны знанья и ум.
Что чуждо их глубине,
Забудь, как суетный шум.
Лишь знаньем жив человек.
Лишь знаньем движется век.
Лишь знанье – светоч сердец.
Лишенный учеников
Учитель – горький вдовец.
Людей суди по уму,
Но не по облику их.
Разумен будь и правдив
В делах и думах своих -
Так мудрецы говорят.
Пойми совет их простой.
Да будет праведен путь
Твоей душе молодой!»
Сауле Беккулова,
кандидат искусствоведения, член Союза художников СССР и Казахстана