В поисках истины

Много лет Неля Аубакировна Букетова работает над устранением белых пятен в истории нашего города, но приходится заниматься и развенчанием ложных, созданных «сказочниками от краеведения» клише об Алматы

9 002

Процесс этот длительный и порой очень кропотливый – просмотр и прочтение сотен, а то и тысяч архивных документов, которые далеко не всегда находятся в сохранном виде, расспросы старожилов занимают массу времени.
Но для Нели Букетовой это время – благо, потраченное не впустую.
Краеведение без корысти – в общем и целом – вся ее жизнь.
– Денег за поиск истины мне, естественно, никто не платит. Да я бы и не взяла. Правду говорить легко и приятно.
Она коренная алматинка, отдала истории города и углубленному изучению деятельности таких наших земляков, как архитектор города Верного (так до 1921 года назывался Алматы – Прим. авт.) Поль Гурдэ и купец первой гильдии Никита Пугасов, почти двадцать лет жизни.
Написала и опубликовала десятки статей и дала сотни интервью в различные СМИ, издала несколько авторских книг.
– Настоящий краевед обязан делиться находками со всеми, – считает Неля Аубакировна, – иначе он просто тратит время впустую. Видела многих людей, вдруг увлекшихся краеведением, но быстро с этим дело завязавших. А знаете, почему? Трудно быть честным краеведом. И вообще краеведение – это состояние души. Причем души бескорыстной. Нет этого – не быть тебе краеведом. Я нетерпимо отношусь к тем людям, которые создавали и создают мифы и легенды, не имеющие под собой реальной почвы, а нередко занимаются откровенной фальсификацией истории. Многим гораздо легче выдавать желаемое за действительное. К сожалению, эти «сказочники», переписывая друг у друга придумки по тому или иному событию, нанесли огромный вред истории города, и особенно тому периоду, который назывался Верненским.
Именно с восстановления истины началась ее первая по-настоящему волонтерская работа в краеведении.
– Одно из моих архивных исследований касалось купеческого магазина Исхака Габдулвалиева (ныне магазин «Кызыл тан»), который якобы был построен в 1912 году Андреем Зенковым.
В процессе тщательного изучения всех обстоятельств постройки магазина я пришла к выводу, что, во-первых, магазин был построен в 1896 году, и, во-вторых, его построил городской архитектор Поль Гурдэ. Это было очень запутанное дело, но когда я сопоставила все даты и факты, то все замечательно сошлось. А те, кто отстаивал другую точку зрения, не могут представить ни одного факта, ни одного документа. Даже то, что не сходятся даты приезда Зенкова в Верный (1898 г.) и дата постройки магазина (1896 г.), их не смущает.
Но есть и прогресс: многие авторы уже осторожничают, когда пишут об авторстве этого здания. Если уж идти на поводу у тех, кто настаивает только на авторстве Зенкова, то я думаю, что уже после отъезда Павла Гурдэ из Верного в 1910 году здание могли отреставрировать, добавить все эти архитектурные изыски, которые изменили первоначальный облик здания. Что ж, версия хорошая и она имеет право на существование.
Считаю это своей маленькой победой. Хотя, думаю, не так уж мало отстоять правду и вернуть автору авторство. Сейчас это здание, поддерживаемое в отличном состоянии, одна из визитных карточек Алматы.
История сыграла с Гурдэ злую шутку: ему было суждено забвение. Мало кто из алматинцев знал верненского архитектора, называемого здесь Павлом Васильевичем, много сделавшего для города, который он любил и считал родным. Почти все, что он построил, приписывалось А. Зенкову.
Теперь ситуация изменилась: люди знают Гурдэ, читают статьи, книги о нем.
В мае 2013 года обратилась с письмом к тогдашнему акиму города господину Есимову с просьбой увековечить имя П.  В.  Гурдэ в названии одной из улиц города, тем более что такой прецедент уже имел место. Здесь уместно напомнить, что при жизни улица, на которой Гурдэ жил, за большие заслуги перед городом в 1906 году была названа его именем. Мое письмо переслали в управление, в котором находилась ономастическая комиссия, где начальником служил господин Мамай Ахетов. Я с ним встречалась несколько раз и осталась довольна нашим общением. Он оказался очень понимающим и просто хорошим человеком. Потом я еще встречалась со многими чиновниками. Также я подключила посольство Франции в Республике Казахстан. Все было непросто – мне оставалось ждать и надеяться, что историческая справедливость восторжествует. Я для этого сделала все что смогла. Более от меня ничего не зависело.
И это произошло в декабре 2019 года. Теперь в городе есть улица Гурдэ.
Долгое время Неля Букетова бок о бок работала в архивах с Александром Вороновым, таким же, как она сама, принципиальным и ответственным краеведом.
– Нас пугает все возрастающий интерес к краеведению, – говорят истинные бессребреники Букетова и Воронов. – Нет, то, что в земляках просыпается тяга к изучению малой родины, – великолепно. Но идущих в краеведение за истиной не так уж много.
– В Центральном государственном архиве РК появились, к моему величайшему огорчению, люди, которые превратили архивные документы в средство зарабатывания денег. Для меня это совершенно неприемлемо, – возмущается Неля Аубакировна.
Справка: Некоторая библиография Н.  Букетовой: книги: «Алма-Ата и алма­атинцы» – 2007 год, «Верненские истории» – 2011 год, «Поль Гурдэ – француз города Верного» – 2013 год. Последняя книга написана в соавторстве с А. Вороновым, Р.  Музафаровым. Книга вышла на казахском, русском и французском языках. Деньги на ее издание выделил Французский альянс при посольстве Франции в Республике Казахстан. Альянс финансировал съемки фильма о П. Гурдэ, в котором участвуют ученики 25-й французской гимназии и Н. Букетова. В 2016 году – новая книга «Жили-были в городе Верном…». Она – логическое продолжение книг «Алма-Ата и алмаатинцы» и «Верненские истории».
– Увы, мифотворчества до сих пор хватает, – дает оценку времени Неля Аубакировна. – Многие годы я занимаюсь исследованием жизни купца первой гильдии, одного из богатейших людей дореволюционного Туркестана Никиты Пугасова. Я близко к сердцу принимаю разные глупости, что пишут о нем. То про какой-то ларец с драгоценностями купца, то про то, что он в 1918 году через подземный ход убегал от чекистов (вместе с ларцом, я полагаю), пришедших его арестовать. Что он, оказывается, похоронен в парке возле Кафедрального собора! Слухам несть числа. На самом же деле Никита Яковлевич Пугасов умер в 1911 году и похоронен в Ташкенте! И тому я нашла документальные подтверждения. Про Пугасов мост также плетут разные небылицы. Официально заявляю: купец не строил этот мост – городские власти соорудили его за казенный счет. И опять же тому есть документальное подтверждение. Надо просто не лениться – искать и перепроверять. Вот такая она, наша краеведческая стезя. Предвижу вопрос: почему же мост зовется Пугасовым или как его кличут старожилы – Пугасовка? Все очень просто – рядом была усадьба Пугасова.
А вот вам еще одна история от Букетовой о перевирании истории города.
– Много лет назад были у меня споры с одной журналисткой – автором статьи как раз таки про Пугасова. Спрашиваю ее: «Зачем вы пишете всякие глупости?» И она мне ответила: «Мы таким образом хотим привлечь молодежь к изучению истории города». Хотят привлечь, придумывая всякие небылицы! Увы, появилось много журналистов, пишущих статьи по истории города Верного – статьи, полные вымысла. Идет какой-то вал неправды, инсинуаций – и это пугает. И сейчас он на фоне возрастающего интереса к истории города набирает силу.
И вот вам очередная придумка: якобы на том месте, где находится ресторан «Пугасов», была усадьба купца Никиты Пугасова. Предприимчивый хозяин этого заведения даже повесил на доме мемориальную доску.
– Надо разобраться, как ему это удалось, – возмущается Букетова. – Кстати, дом Пугасова действительно находится в так называемом Верненском Заречье, на нижних садовых участках, и есть даже его точный адрес: Богенбай батыра, 70 (бывшая Кирова). Это рядом с рестораном, но их разделяет река Малая Алматинка.
Для чего ей, в общем-то человеку немолодому и материально обеспеченному, тяжкий, пусть и весьма интересный труд?
Этот вопрос Неле Аубакировне задают часто, и не только родные люди, но многие, кто ее знает лично и, наверное, те, кто сейчас читает материал. Причем у большинства ожидаемой мотивацией ответа предполагается нечто высокопарное – «жить без краеведения не могу!»
– Дело в том, что по большому счету истинных краеведов, тех, кого можно назвать модным нынче словом «волонтер», нет. Вот жил в нашем городе В.  Казанцев, который собрал массу интереснейшего материала по истории религии в Семиречье. У меня находится его рукопись «История православия в Семиречье». И опять я борюсь с ветряными мельницами, с людьми, вроде бы должными быть заинтересованными в этой рукописи: с издательским отделом нашей епархии, где под надуманными предлогами отказываются принимать готовый материал. Был краевед В. Гольцев, написал книгу о белом движении, об Анненкове. Ее даже переиздали в России. Ушел из жизни много лет назад. Это были мои друзья. А еще раньше (я его не застала) был краевед Н. Ивлев. По образованию он инженер, но серьезно занимался историей города.
Есть много людей, интересующихся историей города. Они мне пишут, звонят, знакомятся со мной в архиве. Я всегда помогаю чем могу. Охотно делюсь тем, что знаю. Для этого и работаю. Мои дети меня ругают: «Ты не думаешь о своем здоровье, зачем тебе это нужно? Ты пять лет ходила по кабинетам акимата за Гурдэ, теперь бьешься за издание рукописи чужого, по сути, человека…»
На это у меня один ответ: «Кто, если не я?..»

9 001

Акылбек ЖУРЕКБАЕВ