Что обсуждали алматинцы на этой неделе

Реальный ответ

Алматинцы по праву считаются самыми активными пользователями Казнета, соответственно, они чаще других преступают сетевые законы. «Вечёрка» разбиралась, каким реальным наказанием можно поплатиться за распространение виртуальных слухов, публичные оскорбления и призывы к незаконным акциям протеста в соцсетях.

4 001

Социальные сети давно перестали быть лишь неотъемлемым средством личных и деловых коммуникаций. В Сети активно работают экстремистские организации и мошенники. Впрочем, рядовые пользователи Fаcebook, ВКонтакте или WhatsApp не всегда отдают себя отчет в нераздельности виртуального и реального пространств перед законом. Обсуждать и выражать свое мнение никто запретить не сможет, но за одно неосторожно брошенное слово, а тем более за умышленные текстовые, фото- и видеопровокации и угрозы можно поплатиться реальной свободой. Более того, использование соцсетей и мессенджеров может послужить отягчающим обстоятельством.
Полицейская практика накопила достаточно примеров того, что по всей строгости закона пресекается распространение слухов посредством соцсетей. Уголовная ответственность не миновала провокаторов паники вокруг июльских событий в Алматы, взбудораживших горожан рассылкой о якобы захваченных заложниках и жертвах. Летом прошлого года полиция вычислила и задержала автора недостоверной информации о погибших во время селя и второй волне стихии. Не упустили органы из виду и подстрекателей, запугавших родителей сообщениями о якобы распространяемых в школах жвачках со спайсами. Предостережения в мессенджерах о пропаже детей в Алматы, как установили стражи порядка несколькими месяцами ранее, тоже оказались фальсификацией.
Введенная с 1 января 2015 года уголовная ответственность за распространение слухов подразумевает максимальное наказание в виде лишения свободы сроком до 10 лет.
– Призывы к явным противоправным действиям, в том числе распространение заведомо ложной информации, являются уголовно наказуемым деянием вплоть до лишения свободы. Люди уже должны понимать, что общение в соцсетях – это далеко не кухонные разговоры. В социальных сетях все анализируется и подвергается мониторингу не только полицией, но и другими органами, – комментирует официальный представитель ДВД Алматы Салтанат Азирбек. – Люди должны отдавать себе отчет в том, что в данном случае они владеют оружием массового поражения – словом. Никто не запрещает обсуждать, делать какие-то умозаключения, но исключительно в правовой плоскости – с этим нужно быть предельно осторожным. Выход за рамки дозволенного влечет соответствующую ответственность.
А вот за достоверные сведения о готовящемся теракте государство будет готово заплатить сообщившим об этом гражданам более двух миллионов тенге. Согласно постановлению лицам, сообщившим информацию, которая помогла предотвратить или пресечь акт терроризма, уполномоченный орган выплатит денежное вознаграждение в размере от 750 до 1000 МРП. Выплаты будут производиться из бюджетных средств.
Между тем пользователей предупреждают, что социальные сети находятся в открытом доступе для самого разного рода провокаций, представляющих далеко не виртуальную угрозу. Посещая страницы сомнительных групп, общественных объединений и движений, пользователь «лайкает» посты, комментарии, не задумываясь о том, что тем самым подписывается под каждым словом в профиле. К сетевому завлечению единомышленников тонкими психологическими маневрами прибегают вербовщики псевдорелигиозных объединений и даже подстрекатели подростковых суицидов. Теперь соцплатформы становятся и трибуной зачинщиков незаконных митингов и других форм акций протеста. Юристы предупреждают онлайн-агитаторов об особой жесткости карательных мер. Свое несогласие с вердиктом закона специалисты рекомендуют высказывать не противоправным, а цивилизованным путем.
– Организация и проведение митингов четко регулируются законом. Существует определенная процедура: нужно подать заявку, где следует указать организаторов, цель, место, время, приблизительное количество участников выступления. Ведь существуют права не только митингующих, но и других лиц – они не должны нарушаться, – отмечает адвокат Жангельды Сулейманов. – Призывают в Интернете, как правило, к организации незаконного митинга. Все зависит от того, какие цели он преследует. Если имеется политическая окраска, то ответственность за такие действия уже будет уголовная и очень суровая. Нельзя даже выйти с демонстрацией на остановку, а если использовать социальные сети и мессенджеры, то это усугубляет наказание. Интернет – это коммуникационное средство, а коммуникации – это любые средства передачи информации. Так вот, в уголовном праве есть понятие классификации, подразумевающей более суровое наказание при использовании коммуникационных систем. За счет широты аудитории поступает больше угрозы, поэтому я сторонник того, чтобы контролировать это поле и наказывать по всей строгости. Если люди просят защитить их права, зачем они сами прибегают к противозаконным методам?
Юрист напоминает, что право на обжалование отказа в проведении митинга никто не отменял. Оспорить отказ госорганов можно в суде. Если же районная инстанция тоже вынесла идентичное решение, граждане имеют право обратиться в высшую аппеляционную инстанцию – Верховный суд.
– Суд в данном случае выступает независимым арбитром, наделенным полномочием установить правомерность либо неправомерность отказа, ведь не каждый митинг имеет право быть. Суд ставит точку в этом вопросе. Это нормальная цивилизованная практика, – добавляет Жангельды Сулейманов. – Речь идет о разжигании социальной, религиозной, политической вражды. За призывы к митингу, доходящие до свержения власти, можно получить до 20 лет лишения свободы. Государство ведь тоже должно защищать себя как аппарат, защищать своих граждан. Если закон не устраивает, существует понятие законодательной инициативы. То есть граждане и общественные объединения вправе обращаться с внесением изменений в действующие законы. Но никто же делать этого не хочет.
Фигурируют соцсети и в судебных делах по статье клеветы и оскорбления. Случаи с привлечением пользователей Казнета к ответственности за несдержанность с предъявлением внушительных штрафов уже не единичны, но виртуальной цензуры по-прежнему боятся немногие. Член Алматинской городской коллегии адвокатов Серик Айтбаев объясняет статистику двумя факторами.
– Людям намного проще нарушить нормы морали в виртуальном пространстве. Когда общаешься с человеком не вживую, а в Интернете, психологических барьеров практически не существует. Сейчас как раз веду дело по очередному случаю с оскорблением в соцсети. В моей практике уже было несколько фактов, когда и переписка в мобильном приложении WhatsApp являлась доказательством по уголовному делу, – отмечает Серик Айтбаев. – Социальные сети приравнены к СМИ, и если через них унизили честь и достоинство человека, то, разумеется, можно привлечь к ответственности, вплоть до уголовной. Имеет значение тот факт, если эти слова прозвучали в общедоступных комментариях. Однако немногие обращаются с заявлениями в суд просто потому, что доказать это не так просто. Да, нужно сделать скриншот страницы, то есть электронную копию, и заверить ее у нотариуса, но у нас по факту нотариусы этим не занимаются. В противном случае оскорбивший может удалить страницу или сказать, что его аккаунт взломали и написали непристойные вещи от его имени – такое тоже бывает. Сейчас технологии прорабатываются, и, думаю, уже в скором времени такие возражения уже не будут приниматься судом.
Марина ПЕСТРЯКОВА

 

Кому отходы, а кому – доходы

Казахстанская продукция может снова вырасти в цене. На этот раз из-за введения новой системы по утилизации упаковки.

4 002

Это может привести к тому, что вскоре подорожают все продукты в упаковке – кроме хлеба, овощей и фруктов.
– В январе этого года было создано ТОО «Оператор РОП», наделенное полномочиями монополиста с правом взимать плату с казахстанских производителей и импортеров (около 1500 товарных групп) за организацию сбора, транспортировку, переработку, обезвреживание, использование и утилизацию отходов, – говорит исполнительный директор Ассоциации производителей безалкогольных напитков Алия Мамытбекова. – При этом деятельность компании остается абсолютно непрозрачной и неподконтрольной. Спустя год после создания ТОО «Оператор РОП» мы не только не получили ответы на все наши вопросы, но и столкнулись с новыми. Компания занимает на рынке доминирующее положение с исключительными правами, сама определяет тарифы, но при этом не несет никакой ответственности ни перед производителями, ни перед обществом. Прошел год, и непонятно, куда и на что были потрачены собранные средства, были ли построены заводы по переработке сырья, запущены ли дополнительные сортировочные мощности, оптимизирована система сбора отходов.
Сегодня проблем по утилизации упаковки более чем достаточно. Согласно детальному исследованию Center for business partnership объем собранных отходов в Казахстане по итогам 2015 года – 3 235 000 тонн. Из них на отходы домашних хозяйств и отходы производства, приравненные к бытовым, приходится 86 процентов. Все собранные отходы в полном объеме вывезены, при этом на полигоны попадает более 97 процентов. Доля отходов, которые проходят сортировку и в дальнейшем могут быть реализованы как вторичное сырье, незначительна и составляет 0,3 процента, а утилизируется только 11,4 процента. При этом сортировочные производственные мощности в Казахстане составляют 335 тысяч тонн в год, что в 10 раз меньше объема всех собранных в том же году отходов. При остром недостатке сортировочных мощностей загруженность существующих в 2015 году составила всего три процента.
Как отмечается в исследовании, в наших условиях существенно дешевле вывозить отходы на полигон, нежели везти их в сортировочные компании. Таким образом, нивелируется сама идея сортировки отходов для дальнейшей переработки.
По мнению Мамытбековой, работающую модель РОП можно создать совместными усилиями государства, бизнеса и отрасли. Для этого должны быть введены правила обращения с отходами в разрезе видов (сбора, транспортировки, хранения, сортировки, утилизации, переработки, вторичного использования), обеспечивающие эффективный технологический цикл. Также следует законодательно обозначить пределы расширенной ответственности производителя и закрепить право собственности на отходы. Эти и другие предложения производители на днях отправят в Национальную палату предпринимателей РК «Атамекен».
Тем временем мы послали наши вопросы в ТОО «Оператор РОП», дабы выяснить, что же сделано организацией со времени ее открытия и куда направлены собранные средства. Несмотря на то что нас заверили, что ответы мы получим буквально на следующий день, организация до сих пор хранит молчание.
Нелли СТАСОВА