А нужны ли поправки в закон?

«Пока что участие собственников в управлении своими домами не обеспечено»

«Пока что участие собственников в управлении своими домами не обеспечено», – констатирует председатель общества защиты прав нанимателей Владимир Пермин.

– Более двадцати лет мы шарахаемся из стороны в сторону в поисках пути уменьшения жалоб от граждан на нерадивую работу председателей КСК, – рассуждает общественник. – И никак не можем найти причину этого явления, а из-за этого не можем найти выход из создавшегося положения.
А пока мы его ищем, происходят подобные истории.
– Гражданка Инина, используя неразбериху в Законе «О жилищных отношениях», из-за многочисленных внесений изменений и дополнений в него обеспечила себе и своей семье безбедное существование за счет собственников квартир, получая три зарплаты председателя, три – бухгалтера, ну и так, по мелочам – оклады слесарей, дворников и другого обслуживающего персонала, – рассказывает Владимир Пермин. – Она возглавляет то ли ПКСК, то ли КСК, то ли ПК, а прицепом еще пару таких же непонятных юридических лиц. И все это в рамках действующего законодательства. И ни у кого – ни у депутатов, ни у акимата, ни у Общественного совета города Алматы – нет полномочий разобраться с «легальным» положением дел в семейном хозяйстве гражданки И.
В Управлении жилья и жилищной инспекции в папке данного «дракона с тремя головами» под дополнением к договору стоит подпись председателя КСК, а заверена она печатью ПК. В ответе же собственнику жилья она представилась как председатель ПКСК, правда, печатью свою подпись не заверила.
Налицо явное нарушение требований законодательства. Инспектор УЖиЖИ сказал, чтобы по этому поводу житель обратился в МВД, мол, у него нет права вмешиваться во внутренние дела КСК. Когда я попросил инструкцию, согласно которой жилищники проводят проверки, мне сказали, что таковой нет. Интересно, чем в таком случае руководствуются инспекторы УЖиЖИ в своей работе, кроме устного пожелания своего начальства? Получается, что вся ответственность ложится на инспектора, который больше думает не о том, как качественно провести проверку, а о том, как не нарушить невзначай закон!
Когда я ознакомился с этим делом, мне стало стыдно перед жителями за исполнительные, правоохранительные и общественные органы, которые, отстранившись от подобных проблем, обвиняют собственников квартир в пассивности и нежелании участвовать в делах дома.
Почему же начальник УЖиЖИ не разработает и не утвердит в своем ведомстве инструкции по проведению проверок? Ведь это гораздо проще, чем вносить в Закон «О жилищных отношениях» дополнения и предложения. Мера простая, но она наверняка позволила бы уменьшить количество жалоб от собственников квартир на плохую работу КСК.
Владимир Пермин уверен, что если бы управленцы в свое время обратили на это внимание и разработали модель функционирования жилого фонда КСК с учетом указаний президента, не пришлось бы им огульно обвинять граждан в пассивности, а закон – в несовершенстве. И сейчас мы бы не наступали в очередной раз на те же грабли, внося изменения в закон.
– Очень жаль, что этого не было сделано, хотя правительство имело такую возможность и должно было разработать механизм реализации Закона «О жилищных отношениях», обеспечив собственника квартиры четко взвешенным внутренним правовым полем в сфере управления жилищным фондом КСК, осмысленно и юридически грамотно оговорив взаимоотношения между жителем и председателем КСК, – завершает свои размышления общественник. – То же самое необходимо сделать и для нанимателей муниципального жилья. Нужно помочь людям стать полноправными собственниками и арендаторами жилья, поставив их во главе управления домом.
Что ж, трудно не согласиться с тем, что граждане должны иметь возможность реализовать свое конституционное право на самоуправление в жилищной сфере, о чем в рубрике «Коммуналка» писалось не единожды. А пока все ждут те самые пресловутые поправки в жилищное законодательство, уповая в очередной раз на то, что они решат наболевшую проблему КСК… Как будет на практике – покажет время. А вы как думаете?
Ирина ВАСИЛЬЕВА