Арсен Рысдаулетов: «Мне хотелось скорее вернуться домой...»

Алматы и алматинцы: 100 новых лиц

Многие люди, получив одну профессию, уходят в совершенно другую сферу. Почему бы и нет? Ведь каждый из нас имеет право на счастье, в том числе и профессио­нальное.

5 001

Вначале он стал банкиром…
34-летного алматинца Арсена Рысдаулетова в народе называют фермером-диджеем и яблочным банкиром. Ни то, ни другое ему абсолютно не льстит, хотя серьезная доля правды в них есть.
– До 6 лет я рос в поселке Каракемер Алматинской области, – говорит он. – Потом переехал в город к родителям, но периодически проводил время в ауле у бабушки с дедушкой. В том регионе все выращивают яблоки и занимаются скотоводством, и я тоже приобщился к сельскому хозяйству.
После школы Арсен решил заиметь профессию, которая приносила бы деньги. Родители у него музыканты. Но пианистка и виолончелист не хотели, чтобы сын занимался музыкой.
– Мне самому хотелось больше зарабатывать, чтобы отец с матерью ни в чем не нуждались, – рассказывает Арсен. – Изучал переводческое дело, овладел английским и турецким языками. А в 2000-х в Казахстане начался банковский бум, и мне захотелось быть частью всего этого. Так я попал в один международный банк. Начинал с самых азов – с телефонного банкинга. Были кое-какие успехи. Раскрыл, например, одну махинацию между клиентами и сотрудниками, и меня перевели в другой, более интересный департамент, где стал работать с частными клиентами. Параллельно заочно получил второе высшее образование. Потом перешел в другой банк, где занимался корпоративным кредитованием сельского хозяйства. Все сельхозпроекты в те годы терпели неудачи в процессе кредитования: не было то залогов, то ликвидности, то, неправильно реализуя свой товар, производители не могли найти покупателя... Я решил, что это происходит из-за нехватки квалифицированных специалистов и неправильного менеджмента. Вот так у меня вновь проснулся большой интерес к сельскому хозяйству, и я стал искать университеты за границей. В итоге поступил сразу в два – в Австралии и Германии. Выбрал все-таки Европу. Разумеется, вовсе не потому, что она ближе, чем Зеленый материк. Просто в Германии обучение было бесплатным, нужно было лишь найти деньги на проживание. Сумма выходила кругленькая – около 20 тысяч евро. До этого я никогда родителей ни о чем не просил, но это был столь важный момент в нашей жизни, что нужно было чем-то жертвовать. И мы решили продать квартиру. Но, видимо, сам Всевышний способствовал разрешению ситуации в наилучшем виде. Не успели съехать на съемное жилье, как моей маме, как бюджетнице (она работает в музыкальной школе и в консерватории), дали квартиру. Все получилось одномоментно, и я уехал учиться за границу. А вот там я снял розовые очки – учиться было очень тяжело. Основной акцент шел на моделирование и высшую математику, а я с ней особо никогда не дружил, хотя и успел поработать не в одном банке. Зато за один месяц получил столько знаний, сколько не получал за всю свою жизнь. Пока учился, ездил по Европе на разные дополнительные тренинги. В Турции изучал интенсивное садоводство, в Израиле – инновации в сельском хозяйстве… Что интересно, в стране обетованной все это частично внедрялось руками и головами выходцев из бывшего СССР.
Многие мои однокурсники – уроженцы Африканского континента, Юго-Восточной Азии, Латинской Америки – после окончания университета остались в Германии. Половина устроилась в какие-то общественные организации – FAO, ООН. Но мне хотелось скорее вернуться домой и что-то начать делать. Там, в Германии, я познакомился с предпринимателями из Алматы. Когда вернулся, мы вместе стали придумывать различные проекты по развитию яблоневых садов. Очень часто встречался с сотрудниками Института плодоводства и виноградарства. В советскую бытность там работало несколько сотен специалистов, потом их сократили в несколько раз. Многие старики, мэтры этого дела умерли. Тем, кто еще был жив, я старался задавать как можно больше вопросов.

…а потом фермером
Вернувшись в Алматы, Арсен вовлекся в проект «Фермеры Чилика». В Енбекшиказахском районе, где он базировался, Фонд местных фермерских сообществ в партнерстве с компанией «Филипп Морис» объединил мелких фермеров в экспериментальный кооператив, где специалисты по агрономии, экономике, маркетингу и логистике консультируют их, как правильно выращивать овощи, какие использовать для этого технологии, как реализовывать и хранить продукцию. Большинство из них, вспоминает он, вначале сопротивлялись новшествам, предлагаемым специалистами. Понимание, что это работает, пришло, когда фермеры увидели, что на экспериментальном участке все растет лучше, чем на соседней обычной грядке.
– Мой пунктик – яблоневые сады, – признается Арсен. – В Каракемере на двух гектарах пустующей дедушкиной земли я еще в 2007 году вместе с дядей посадил свой первый в жизни сад. Он долго болел и приходил в чувство, но все же прижился и начал плодоносить. Когда мы предложили соседям и дальним родственникам объединиться в экспериментальный кооператив по садоводству с агросопровождением, наш сад расширился до 12 гектаров. В прошлом году я выкупил маленький участок площадью один гектар и посадил там по всем правилам апорт. Я очень рад, что мы это сделали, потому что мне постоянно задавали кучу вопросов, куда делись яблоки, ставшие символом этих краев?
Думаю, что скоро местные яблоки потихоньку вытеснят импортные яблоки. Я ездил в Южно-Казахстанкую, Жамбылскую, Алматинскую области и своими глазами видел, что фермеры и крупные предприниматели вовлекаются в садоводство и высаживают яблоневые сады десятками и сотнями гектаров.
Прогресс пусть и маленькими шагами, но все же идет в наше село. Сейчас микрокредитные организации подались в аул. Встречаясь с более или менее успешными фермерами, они пытаются продать им кредиты. В сельской местности как воздух нужны центры по распространению сельскохозяйственных знаний. Этим должны заниматься Минсельхоз, профильные НИИ и крупные компании в рамках корпоративной социальной ответственности. Фермеры должны изучать новые технологий, государство создавать центры по распространению знаний, а представители крупного бизнеса, работая с мелкими фермерами, помогать им с реализацией и переработкой продукции.
А что касается диджейства, то это мое хобби, отдушина, переросшая в профессию. У меня есть любимые направления в музыке, из-за которых меня и приглашают несколько раз в месяц на разные площадки. Сейчас, например, работаю управляющим директором алматинского кафе Aurora. Чтобы улучшить его работу, меня однажды попросили создать здесь особую музыкальную атмосферу. Составленные мною плей-листы многим пришлись по душе: посещаемость стала не просто лучше, некоторые из клиентов заходят с утра выпить чашку кофе и остаются здесь до вечера. Работа в кафе не мешает моей деятельности в качестве эксперта и консультанта в сельском хозяйстве. Напротив, я пытаюсь связать две эти работы в одно целое. Прошлой осенью устроил, например, в кафе в центре города яблочный фестиваль, организовывал фермерские ярмарки, в рамках проекта «Фермеры Чилика» провел здесь встречу фермеров с блогерами. В планах у меня все шире вовлекать горожан в жизнь села. Периодически привожу людей на автобусах или нескольких машинах в родной Каракемер. Делать это поначалу было нелегко. Если за границей горожанам нравится сажать вместе с фермерами новые деревья и собирать урожай, то нашему человеку кажется, что их везут батрачить задарма. Но эти мысли улетучиваются, когда они, надышавшись свежим воздухом, уезжают из деревни с большим запасом новых эмоций и особого деревенского настроения. После этого у них появляется вопрос: «Когда пригласишь нас в свою деревню в следующий раз?»
Разия ЮСУПОВА