Аутизм не приговор

Мы продолжаем знакомить наших читателей с экспериментами, которые проводят пользователи оздоровительных интернет-форумов по всему миру

26 001

Организм человека – уникальная система, поддающаяся регулированию. Стоит исключить из рациона всего один элемент, и жизнь меняется даже при таком сложном и малоизученном диагнозе, как аутизм. Все большее количество научных исследований показывают негативное воздействие некоторых пищевых продуктов на состояние развития умственных способностей детей с аутизмом, вследствие того, что их кишечный тракт не способен расщеплять должным образом некоторые белки. Именно продукты не до конца расщепленных белков, так называемые пептиды, вызывают у детей аутическое поведение.

Биохимик Кэтрин Рид, Сан-Франциско, по материалам Fox News

26 002
Кэтрин – мать семилетней девочки, которой в возрасте двух лет поставили диагноз аутизм. Будучи ученым, женщина провела серию нейробиологических исследований и экспериментировала с диетой, исключающей глутамат натрия. Диета, о которой ведет речь доктор наук Рид, отличается от тех, что были известны до сих пор. По ее мнению, из питания аутичного ребенка необходимо исключить всего одно химическое соединение – пищевую добавку, усилитель вкуса и аромата глутамат натрия (другие названия – Е 621, Е 631, гидролизованный растительный белок). «В организме присутствуют рецепторы глутамата, который возбуждающе действует на нервные клетки, и он необходим, но лишь в определенном количестве, – сказала Рид. – Многие нарушения развития нервной системы, такие как аутизм, потенциально могут быть связаны с дисбалансом потребления глутамата». По ее словам, 95% обработанных продуктов питания содержат глутамат натрия, однако производители имеют право не указывать его наличие, если его содержание не превышает определенный уровень. Биохимик считает вернувшееся в норму состояние своей семилетней дочери Брук наглядным свидетельством верности этой идеи. Когда девочке было два года, Кэтрин и ее муж, клеточный биолог, начали замечать у нее признаки аутизма: дикие истерики, длившиеся в течение нескольких часов подряд, стереотипное поведение, сложности в общении и обучении, а также проблемы с работой кишечника. Обследование показало, что у ребенка средняя степень тяжести аутизма. «Она жила в своем собственном мире, – поделилась мать Брук. – Ее действия были повторяющимися, она проявляла признаки невроза навязчивых состояний и начинала истерично кричать, если я вела ее домой по другой дороге, чем обычно». Кэтрин Рид ушла с работы и начала изучать различные диеты, рекомендованные для детей с аутизмом. в первую очередь она исключила из питания ребенка продукты, содержащие глютен и лактозу, затем стала добавлять в ее рацион магний, витамин D, рыбий жир и комплекс витаминов группы В. Все эти подходы помогали, но совсем немного. Позже она наткнулась на статью о влиянии глутамата на организм человека, в которой отмечалось, что хотя это соединение необходимо для передачи импульсов между нейронами и клетками других тканей и задействовано в когнитивных процессах мозга, его избыток может вызвать различные неврологические нарушения. Поэтому Рид исключила из питания девочки продукты, содержащие глутамат натрия, и, по ее словам, «симптомы аутизма у нее полностью исчезли». Постепенно ребенок стал более социально адаптированным, у него изменилось поведение и улучшилась координация. После того как Рид увидела результаты перехода на свободную от глутамата диету у своей дочери, она основала некоммерческую организацию Unblind My Mind, изучающую действие продуктов питания на мозг. По ее словам, у 74 из 75 детей, с которыми она занималась в рамках этой организации, было отмечено значительное улучшение состояния.

Ольга Валяева, Москва. Эксперимент «Несладкая жизнь»
Впервые о вреде сахара я задумалась почти пять лет назад, когда мы с мужем занимались реабилитацией старшего сына, диагноз которого на тот момент звучал как аутизм. На форумах все писали о том, что аутистам сахар вреден. Я стала наблюдать. Отказаться от сладкого казалось невозможным – это ведь и мне нужно будет через это пройти. Но все-таки пришлось. Потому что было очевидно, что едва что-то сладкое ребенку попадает, он становится похожим на алкоголика или наркомана, перестает себя контролировать. Он не был жутким сладкоежкой, но часто ел мармелад, в выпечке был сахар. И после такой еды я не знала, что с ребенком делать. Потом уже я прочитала исследования о грибах рода «кандида», которые живут в наших организмах и особо активизируются при падении иммунитета. Я не медик, поэтому расскажу, как понимаю, строго не судите. Наверняка все женщины хотя бы однажды сталкивались с молочницей. Это тот самый гриб, одно из его проявлений. Другое вы могли видеть во рту младенца как белые язвочки. Грибы эти живут везде. И самое страшное в них, что они постоянно требуют новой дозы, «организуя» организму ломку. Кандида дает бурные истерики, неуправляемость, зависимость от сахара и многое другое. И не только у аутистов. Просто у аутистов обычно плохой иммунитет, и это позволяет в них расти всякой нечисти, в том числе и грибам. Наличие кандиды у ребенка было подтверждено анализами с огромным превышением норм. Мы сели на диету, поначалу это было непросто. Перешли на сахарозаменители, в основном фруктозу и мед. Нам пришлось выдержать почти две недели ада, когда он был готов мать родную за сахар продать. У малыша (а ему было три года) была настоящая ломка, мы просидели почти все время дома, так как на улице он сразу бежал в магазин за углом, прямо там открывал конфеты и начинал их есть. Хотя он никогда такого не делал – ни до этого, ни после. Для облегчения состояния мы давали ему сорбенты – грибы, умирая, выделяют очень много токсинов. И давали даже противогрибковые препараты, которые выписывал врач. Через две недели у нас был совсем другой ребенок. Оно того стоило. Мы получили приз в виде нашего сына, сознание которого не затуманено токсинами. Вскоре диагноз нам сняли. Когда это произошло, мы решили диету закончить, адаптироваться в обычном мире. И все прошло удачно, мы все снова вернулись к обычной пище. В том числе к сахару. Об этом я жалею, ведь детей уже было двое. Мы с мужем начали четко замечать связи: дети позавтракали шариками с молоком – через полчаса драки, капризы, полный дурдом. Поели что-то другое – абсолютно нормальные дети. То же самое от сладких фабричных йогуртов, творогов (от домашнего творога, даже с вареньем, такого нет). Пакетированные соки, выпечка, конфеты –всегда одна реакция. Когда Данька ходил в сад, одна из воспитательниц просила родителей в день рождения ребенка не приносить торт, а лучше фрукты. Потому что торт в саду — это бомба, которая обязательно «взорвется». Дети начинали себя вести агрессивно, становились более возбудимы, появлялось больше ссор на пустом месте и неуправляемого поведения. До сих пор вспоминаю ее мудрость в этом вопросе. Категорично садиться на диету, как в прошлый раз, мы не решились. Начали убирать сладкое понемногу. К слову, сладкий вкус в рационе детей остался. У старшего это – мед, у младшего – фрукты и молоко. После натуральных сладостей никаких истерик не наблюдается. Без сладкого они с аппетитом едят каши, супы, что среди их сверстников уже редкость.

Ирина Самойлова, Алматы. Эксперимент: «Диета без глютена и казеина»
Очевидно, что наш случай был связан с ферментативной недостаточностью. По оценке западных экспертов, в 70–75% случаев БГБК диета работает. В возрасте двух лет дочке был поставлен диагноз аутизм. Диету начали сразу же, к счастью, о ней уже было известно. Все пищевые добавки были исключены (консерванты, красители и т. д.), это очень важно. Спустя первые две недели у нас, как и ожидалось, наблюдался некий регресс, который длился примерно столько же. Диета должна быть исключительно «чистой», иначе результата не увидите. Нужно уделять внимание составу на этикетках, знать, где находится «скрытый» глютен. Даже небольшое его количество у ребенка, имеющего чувствительность к нему, способно свести все попытки к нулю. Я ушла с работы и стала сама готовить, тщательно изучила тему и скурпулезно подходила к выбору продуктов. Ну и, естественно, дочь практически всегда была «занята» воспитательным процессом (ABA, занятия с логопедом, садик). Постепенно мы удалялись от страшного диагноза. Когда дочке исполнилось пять лет, диагноз был полностью снят. Уже после этого я прочитала на форумах, что можно применять ферменты, которые могут помочь снять эффект токсикации глютеном и казеином. Нам они так же очень помогли, особенно в то время, когда дочь пошла в школу и не могла избежать «общения» с глютеном. Фермент DPP-IV способен помогать пищеварительной системе организма расщеплять пептиды глютена и казеина. То есть фактически получается, что организм получает недостающие нужные ферменты. Диета и прием ферментов залечивают проблемные «дырки» в стенках тонкой кишки. Но я не могу точно сказать, можно ли обойтись лишь ферментами, не прибегая к строгой диете. Согласно умным книжкам и форумам в Интернете, диета устраняет антигены (глютен и казеин), а ферменты помогают залечить пищеварительный тракт. Сейчас дочке 10 лет, посещает обычную школу, у нее нормальная концентрация внимания, к тому же она изучает английский и казахский языки. Ходит на плавание. Советую всем не тянуть с решением, если вам поставили такой же диагноз. Пробуйте, экспериментируйте с диетами, врачи говорят, что в случае с аутизмом чаще всего диеты помогают. И наберитесь терпения, возможно, вам понадобится несколько лет кропотливого труда, прежде чем появятся результаты.

Анжелика Стасова, Караганда
Мой ребенок тоже на диете уже около года. Сейчас жалею, что поздно начала, в 7,5 лет. До этого пыталась, попробуем недели две, результата нет – сходим с диеты. А тут так прижало, уже не знали, что делать. Решилась. Привыкли уже. Конечно, все проблемы не ушли, но стало легче. До этого обнять ребенка можно было только спящего, а сейчас сам с удовольствием подходит обниматься. Ушли дикие крики с утра, да и в течение дня, когда выявили все пищевые непереносимости. Антикандидный протокол тоже работает. Без него ухахатывался, аж на ногах стоять не мог. Мог с хохотом резко броситься под машину, вырвать руку и дать деру так, что неслась за ним, как гончая. Раньше не могла зайти с ним в магазин: скидывал с полок бутылки, если отвернусь на секунду. Мог с утра на нас с мужем бросаться с разбегу в истерике, хоть караул кричи. Психиатр посоветовал «респолепт», мы отказались, так как ничего хорошего за шесть лет постоянного лечения медицина нам не принесла. Теперь у нас безглютеновая и безказеиновая диета и антикандидный протокол. Ребенок изменился в лучшую сторону: стал адекватным, ходим теперь с ним везде, обнимаемся, много занимаемся и получаем удовольствие от общения друг с другом.
Подготовила Ольга АКСЮТИНА по материалам форумов: invamama.ru/aut_forum, autism.forum2x2.ru, https://vse.kz