383.43  432.47 6.12

Бермудский треугольник отношений

Будем жить. Личный рост

25 003

25 001«Не можешь изменить ситуацию – измени отношение к ней» – эту фразу каждый из нас слышал неоднократно. И она, конечно, вызывала и вызывает неоднозначную реакцию, чаще скептическую: «Это проще сказать, чем сделать!» Мало кто знает, что данная фраза – квинтэссенция нескольких очень серьезных концепций человеческих взаимоотношений. Это транзактный анализ Эрика Берна, теория пяти моделей поведения в конфликтах Томаса Килмана, треугольник Карпмана. Об этой последней модели нашим читателям сегодня расскажет Лариса Чистоедова, арт-коуч и бизнес-тренер.

События нейтральны. Точка. А эмоциональную окраску, в психологии – «оценку», делаем или даем мы сами: хорошее – плохое, интересное – скучное, любимое – ненавистное…
Например, идет дождь – это хорошо или плохо? Представьте картинку. Май. Сидите вы дома на диванчике с хорошей книжкой в руках, накрытые теплым пушистым пледом. В открытое окно доносятся запах цветущих яблонь. И вы слышите, как начинается, а потом все сильнее и сильнее разгоняется дождь. До ливня, до грозы. А ваш нос улавливает запах озона и пыли – помните, первые капли прибили дорожную пыль, и пахнет, как в детстве? Нравится вам дождь за окном?
А теперь другая ситуация. Осень, сумрачно и зябко. А вас занесло в какую-то глухомань. Без машины, без зонта. И вы еще, как назло, оделись по всем дресс-кодам – в костюмчик и модельные туфли. И тут начинается дождь. Вы идете по проселочной дороге, постепенно она размывается, вы проваливаетесь в придорожную грязь, наступаете в лужи. Ваш презентабельный вид постепенно сходит на нет, а вам еще, между прочим, предстоит очень важная встреча! Ну как вам этот дождь?
Я это к тому, что мы оцениваем ситуации в зависимости от нашего субъективного состояния и нашего же контекста. А контекст, как известно, это «связь», «соединение», смысл и среда нашего существования. В чем и как мы существуем? Мы лицедействуем сто раз на дню, поминутно «переобуваясь» в разные социальные, ментальные, функциональные роли: родитель и ребенок, водитель и пешеход, руководитель и подчиненный, покупатель и продавец. И среди всей этой череды и чехарды ролей есть у нас самые любимые и удобные, которые позволяют нам добиваться наших целей очень быстро. Они, скорее всего, подсознательны, потому что даже маленькие дети (в особенности маленькие дети!) этими ролями пользуются виртуозно! Я имею в виду роль обиженного ребенка, например. Ну кто обратит внимание на спокойно играющего ребенка? А на плачущего? То-то же… Я не говорю о ситуации, когда ребенку действительно некомфортно и ему нужны ваше внимание и ваша помощь. Я о том, когда он специально начинает хныкать и капризничать, чтобы вы его пожалели, угостили его чем-то вкусненьким – дети те еще манипуляторы!
У многих с возрастом проходит любовь к роли капризного дитя, однако некоторые застревают в этой роли надолго, навсегда. Есть категория женщин – таких слабых, таких беспомощных, которых сильным мужчинам срочно хочется защитить. И это с точки зрения гендерных взаимоотношений абсолютно нормально! Если не является специально выбранной ролью. И вот такая слабая белокурая Жизель постоянно сталкивается в жизни с несправедливостью: и все-то ее обижают, ущемляют. И завидуют, и прохода ей, гениальной, не дают. Понятное дело, что эта роль является не только женской – сколько непризнанных «гениев» благополучно сидят на шее у своих героических жен и подруг? А жены их жалеют и постоянно спасают. От дебила-начальника, от грубых клиентов, от некомпетентного менеджера, да мало ли еще от кого?

Треугольник Карпмана

25 002
Вот и добрались мы до сути, до гениальной теории моделей человеческих отношений под названием «треугольник Карпмана». Суть теории состоит в том, что все мы, взаимодействуя друг с другом, выступаем периодически то в роли жертвы, то в роли спасателя, то в роли преследователя. В зависимости от ситуации, расклада сил, нашего эмоционального состояния и много чего еще.
Коротко это выглядит так. Преследователь выступает сильной личностью, которая терроризирует жертву. Жертва – это слабая личность, которая страдает и считает, что жизнь несправедлива, но ничего не делает для того, чтобы исправить свое положение. Спасатель приходит на выручку жертве, защищает ее и сочувствует ей.
Повторяю, каждый из нас не единожды побывал в каждой из этих ролей! Есть, конечно, самая любимая, в которую мы играем чаще всего…
Для того чтобы понять суть этой теории, приведу несколько типичных «треугольных» ситуаций.
Ситуация 1. Муж бьет или обижает свою жену, а жена бегает за поддержкой и сочувствием к своей подруге.
Ситуация 2. Гениальный ребенок учится в гимназии: все хорошо, вот только математичка почему-то взъелась на нашего талантливого Кайрата – завидует что ли нашему благосостоянию? И, конечно же, мама Кайрата на стороне ребенка – всегда выслушает, осудит математичку, скажет: «Ну потерпи еще, сынок, скоро в другую школу перейдем!»
Ситуация 3. Деспот-руково­дитель не продвигает по карьерной лестнице «умницу Василия» – уж он и предложений новых сколько сделал, и за проект взялся, а шеф орет и орет! Вечером Вася злой и замученный приходит домой, а его жена Ирина слушает его возмущения, соглашается с ним и рассказывает похожую историю о своей «грымзе начальнице».
Ну как, знакомые ситуации? И роли привычные?
И если с первыми двумя ситуациями и ролями все понятно (муж-преследователь, жена-жертва, подруга-спасатель; сын-жертва, учитель-преследователь, мама-спасатель), то в третьей и муж, и жена в течение небольшого отрезка времени менялись ролями: когда муж жаловался – он был жертвой, а жена спасателем, а когда жена стала рассказывать свою историю – они, соответственно, ролями поменялись. А если муж в процессе разговора вдруг начнет придумывать каверзы, которые завтра сделает своему начальнику, то в нем станут проявляться признаки преследователя.
«Ну и что в этом плохого? – спросите вы. – Мы действительно живем в этом, и все нормально!»
Не соглашусь. Не только потому, что такой тип взаимоотношений называется «драматическим» или «невротическим», но и потому, что именно наше поведение, наша роль в данный момент провоцирует включение другой роли. Если у вас ужасное состояние, скверное настроение, вы обязательно найдете жертву, на которую сольете свой негатив. А жертва в свою очередь найдет «свободные уши» спасателя. И так по кругу. Вернее, по треугольнику.
Треугольник Карпмана – это модель токсичных, неправильных во всех смыслах отношений. Это фигура-ловушка, Бермудский треугольник, в который легко попасть, а вот выход найти крайне сложно.
Что же делать? Во-первых, разобраться с особенностями поведения в каждой роли.

Роль жертвы
Основная черта человека, занимающего позицию жертвы, – нежелание нести ответственность за все происходящее с ним. Он стремится переложить все свои проблемы на чужие плечи, ищет жалости и сочувствия у окружающих.
Жертва убеждена в том, что мир полон страданий, а жизнь несправедлива. Человек с подобными убеждениями полон страхов, сомнений, обид. Он склонен к чувству вины, стыда, ревности, зависти. Его тело испытывает постоянное напряжение, которое человек даже не замечает, однако со временем оно приводит к развитию различных заболеваний. Интересен факт, что в своем треугольнике Карпман отводит основную роль жертве.
Жертва стремится вызвать сочувствие у окружающих и обратить на себя внимание. Кроме этого, в некоторых случаях она может провоцировать преследователя и спасателя. Добившись своего, она начинает воздействовать на них, желая получить какую-либо компенсацию.

Роль преследователя
Преследователь имеет сильную натуру и стремится к лидерству. Желание доминировать над другими людьми является основной движущей силой его жизни. Добивается он этого с помощью преследования жертвы и манипулирования ею. Угнетая более слабую личность, он получает определенное моральное удовлетворение. Все попытки жертвы защититься и отстоять свою позицию только подталкивают преследователя к еще более сильным нападкам. Преследователь постоянно стремится все контролировать. Он указывает другим на их ошибки и учит жизни. Основными эмоциями человека, находящегося в этой позиции, являются гнев, раздражительность. В его теле также присутствует напряжение. Он считает, что заботится и опекает людей, находящихся рядом с ним, а они не ценят его заботы. Преследователь постоянно поучает жертву, убежденный в том, что делает это исключительно для ее блага, и очень раздражается, когда жертва начинает сопротивляться. Интересен факт, что всем своим поступкам преследователь находит разумные с его точки зрения обоснования.

Роль спасателя
Роль спасателя имеет довольно сложную психологическую структуру. Спасатель, так же как и преследователь, является сильной личностью, и в нем присутствует определенная склонность к агрессии, однако он постоянно подавляет ее. Свою энергию он направляет в иное русло – становится защитником жертвы. Защищая жертву от нападок преследователя, спасатель чувствует себя нужным и необходимым человеком. Это дарит ему чувство удовлетворенности. Человек, склонный к роли спасателя, постоянно находит себе объект для защиты. Основными эмоциями человека, выступающего в роли спасателя, являются жалость, сочувствие и обида. В его теле присутствует такое же напряжение, как и у остальных участников треугольника власти. Спасатель втайне считает себя выше жертвы и преследователя, и это удовлетворяет его эго.
Ну как, узнали свою любимую роль? Как она вам со стороны, нравится? Самое интересное, что, несмотря на «тяжелую жизнь», в 95 случаях из 100 жертва не хочет расставаться ни со своей любимой ролью, ни со своим преследователем – женщина не уходит от мужа-тирана, слабохарактерный сорокалетний неженатый сын по-прежнему живет под одной крышей со своей властной мамашей, робкий подчиненный, набравшийся смелости уйти из-под авторитарного руководителя, приходит в компанию к еще более деспотичному начальнику.
А почему не уходит, если постоянно страдает? А потому, что у каждой роли есть вторичная выгода!
Выгоды жертвы:
 Их жалеют
 К ним относятся терпимее (в том числе к их «косякам»)
 У них есть «право» уйти от ответственности
 Они оправдывают любую свою реальность и бездеятельность обстоятельствами и окружением
 Им всегда кто-то что-то обязан
 «Их дождь» всегда отвратителен и гадок!
Бег по треугольнику Карпмана похож на игру на чужом поле: не знаешь местных правил, соответственно, играешь так себе…
Вспоминая начальный тезис о том, что события нейтральны, задам вопрос на засыпку. Как вы думаете, для преследователя дождь – это хорошо или плохо? А для спасателя? Отвечаю: для всех трех ролей наш дождь – это плохо!
Все три роли реактивны, то есть они только пожинают плоды запущенной кем-то ситуации. Они не управляют ситуацией! Они могут только спровоцировать ее! Они тоже «жертвы»! Соответственно, радости эта ситуация – не важно, дождь или жара – принести им по определению не может!
А управлять своей жизнью поможет только позиция автора: принятие того, что «все, что со мной происходит, есть продукт моей деятельности или бездеятельности». Соответственно, «я отвечаю за свою жизнь!» Это не просто, но возможно! Вот вы, например, уже сделали шаг в сторону авторства, потому что уже знаете о том, что есть треугольник Карпмана, вы понимаете, какое поведение демонстрирует каждая роль. Соответственно, когда у вас возникнет похожая ситуация, вы вдруг вспомните эту информацию, и у вас возникнет интерес: «А в какой роли я сейчас нахожусь? А не жертва ли я?» И вот эта мысль, этот анализ ситуации уже и есть победа! Вы уже начинаете управлять своей жизнью, а значит, играть на своем поле!
Беседовала Ольга АКСЮТИНА