Чистые чувства

Сегодня в «Личном росте» с нами снова арт-коуч и бизнес-тренер Лариса Чистоедова

25 001Продолжаем разговор о созависимостях, начатый в статье о «треугольнике Карпмана». Лариса расскажет читателям, какие еще типы созависимых отношений существуют в обществе и как суметь выйти из созависимых отношений.

У каждого человека есть потребности – в еде, комфорте, признании, реализации, общении. Чтобы реализовать наши потребности, мы покупаем еду и одежду, квартиры и машины, делаем карьеру и достигаем поставленных целей. Но! Если приглядеться внимательнее, то нам нужна совсем не машина, а чувства, которые мы получаем при вождении или при реакции окружающих на «крутизну» машины. Мы едем в путешествие, чтобы получить впечатления от стран, моря, памятников культуры и кухни. Даже потребляя пищу, мы не просто утоляем голод, а испытываем определенные эмоции, которые намного ценней калорий, получаемых в этом процессе! А иначе мы бы питались не более двух раз в день, и не было бы проблем с лишним весом в таких масштабах!
Теперь понятно, почему нереализованные потребности так нас мучают и грызут?
Абсолютно так же дело обстоит с коммуникацией: в ней мы реализуем нашу социальную потребность – потребность в принадлежности, потребность в признании. И, конечно же, все виды коммуникаций сопровождаются эмоциями и чувствами! Хочется, чтобы позитивными. Но не всегда так получается. И вот именно в этом и кроется секрет созависимых отношений – если вы в общении с человеком чувствуете себя превосходно и без напряжения, то и созависимости нет! И, наоборот, в созависимых отношениях человек чувствует себя как будто обязанным что-то делать по отношению к другому человеку, вынужден поддерживать отношения. И его постоянно посещают мысли: «Мне неудобно поступить по-другому», «Я должен это сделать!».
Вы скажете, что так происходит очень часто, почти постоянно. «И что, по-вашему, мы все находимся в постоянно созависимых отношениях?» – так и слышу возмущенные возгласы. Да, мои дорогие, это так! К моему большому сожалению! Не 24 часа в день, конечно, но… много времени.
И причин тому множество, в том числе и социальных – авторитарное общество, в котором мы выросли, директивные стили управления во многих «институтах» и «бизнесах» – в школах, университетах, компаниях, в которых мы работаем.

Модель «Я должен»
Обращали ли вы внимание на наши превалирующие «языковые модели»? В частности, на модель «Я должен»? Особенно в сравнении с глагольными конструкциями других языков? Например, в английском языке есть nicehave и musthave, первое из которых означает «хорошо бы это сделать» или «ты можешь это сделать, если хочешь», а второе «ты это сделать обязан». А в русском языке много «долженствующих» форм, в том числе и там, где, казалось бы, есть чувство, доброе отношение, взаимность. Приведу примеры:
 Молодежь должна уважать старшее поколение
 Жена должна уважать и любить своего мужа
 Ребенок должен слушать своих родителей
 Человек должен выражать свои эмоции
 Каждому культурному человеку необходимо разбираться в искусстве
Теперь вы понимаете, о чем я? Главное, что слово «должен» ничем заменить не получается! Давайте попробуем:
 Молодежь может уважать старшее поколение
 Жена хочет уважать и любить своего мужа
 Ребенок имеет право слушать своих родителей
 Человеку полезно выражать свои эмоции
Согласитесь, получается довольно странный конструкт! И почти полностью меняется суть.
Честно, не знаю – авторитарное ли общество наложило отпечаток на язык или наоборот? Скорее всего, общество первичнее. Как говорили классики марксизма, бытие определяет сознание.
И что же делать, если весь социум против нас? Если такой стиль взаимоотношений формировался многие столетия? Безысходность?
А вот и нет! Сейчас растет поколение Y и Z (об этом мы тоже с вами уже говорили), строящее взаимоотношения в другой парадигме – в парадигме партнерских взаимоотношений.

Концепция «Я ОК – Ты ОК»

25 002
Познакомимся с краеугольной концепцией транзактного анализа Эрика Берна под названием «Я ОК – Ты ОК» (ОК с английского – все хорошо).
Вы видите 4 типа взаимоотношений, 4 взгляда, 4 жизненных позиции.
1. Позиция «Я ОК – Ты ОК» характеризуется равноправными партнерскими взаимоотношениями, где каждый исходит из понимания, что «у меня все в порядке, и у тебя хорошо». А это значит, что не надо друг друга поучать, наставлять или ругать, потому что мы взрослые люди и сами отвечаем за свою жизнь. Это позиция безоценочная и констатационная: по факту – сделал или нет, готов или нет. И если этот тип коммуникации представить в виде схемы, то это выглядит так:

25 003
2. Позиция «Я ОК – Ты не ОК» характеризуется иерархическими взаимоотношениями, когда ОК общается как бы немного сверху, свысока (по Берну из позиции родителя), тем самым поучая неразумное дитя (не ОК) прописным истинам. Эта схема нам очень понятна и знакома – это типичные взаимоотношения:
 в семье – родитель с ребенком;
 в бизнесе – руководитель с подчиненным;
 в социуме – взрослый с более молодым.

25 004
При этом ОК чувствует себя просто отлично и считает правомерным коммуницировать таким образом (представили себе позу? интонации? мимику?). А не Ок, соответственно, ощущает себя маленьким и глупым.
3. Позиция «Я не ОК – Ты ОК» – это та же иерархия наоборот: не ОК готов к любой критике, замечаниям, наказаниям от ОК, потому что он выше, умнее и значительнее. Это зеркальное отражение «Я ОК – Ты не ОК», соответственно, эмоции и поведение не ОК – неуверенность, закрытость тела, тихий и дрожащий голос, опущенные глаза.
4. Позиция «Я не ОК – Ты не ОК»: несмотря на кажущуюся горизонтальность данной позиции, в ней все непросто. Это проигрышная стратегия, потому что человек чувствует себя не ОК, то есть неуверенно, но для него и мир не ОК, и другие люди не ОК. То есть никто и ничто не могут ему помочь.
Из всех четырех позиций лишь одна выигрышная, самая первая – «Я ОК – Ты ОК». Остальные проигрышные. Несмотря на кажущуюся выигрышность позиции «Я ОК – ты не ОК».
Коммуникация – процесс обоюдоострый. Вне зависимости от того, она конструктивная, конфликтная или невротическая. То есть если возникает конфликт, то в нем замешаны обе стороны, а позитивные отношения создаются стараниями обеих сторон. В созависимых отношениях созависимость тоже двусторонняя. Если нам кажется, что нами манипулируют, поучают, «пьют из нас кровь», то это только потому, что мы позволяем нами манипулировать, поучать и «пить кровь». «СОзависимость» означает «СОгласие» на вашу втянутость в этот процесс. Чаще всего именно наше эмоциональное состояние, наше восприятие конкретного человека провоцирует реакцию и поведение нашего визави.
Созависимость держится на «привязках» – неких зацепках, словах, действиях, раздражающих нас в других людях, делающих наше общение некомфортным и тягостным. И, конечно, компетенция «созависимость» – а это именно компетенция, то есть ряд привычных действий, которыми мы обладаем уже на уровне привычки, – формируется в детстве.
Приведу пример. Мне кажется, что через него родители, наконец, поймут, почему у их сына (дочери) есть неукротимая тяга к играм. Или алкоголю: «И ведь в нашей семье вообще алкоголиков не было! В семье не без урода!»
Для «зависимых» и «созависимых» людей пример – я на это очень надеюсь – станет моментом осознания и началом РАБоты по освобождению от РАБства.
А для молодых или будущих родителей примеры могут стать предостережением от подобного поведения. Потому что некоторая манера (стратегия) взаимодействия родителя с ребенком кажется вполне безобидной, привычной – все так делают. Вот и наделали целое зависимое поколение!
Главным предостережением в процессе формирования зависимости является тот факт, что формирователь сам становится созависимым, включает и себя, и своего партнера по жизни в невротический тип взаимоотношений.
Пример:
Появляется маленькое существо в семье. Появляется радость. Но и заботы – ребенок абсолютно беспомощен и целиком зависит от матери – она его кормит, меняет пеленки/памперсы, переодевает, выводит погулять. Подрастая, ребенок учится постепенно это делать сам, но пока…
Любая мама скажет, что первый год ребенка является самым сложным для нее. И поначалу приятные хлопоты становятся рутиной, а потом и тягостной обязанностью. Особенно ночью, когда так хочется спать, а он проснулся и… нет, уже не плачет, а орет! А чего орет? Памперс есть? Есть! Кормила не так давно. Что еще ему надо? А ведь так хочется спать…
И такая простая вещь – ребенок долго лежит в мокром, долго просит есть, к нему долго не подходят, чтобы успокоить, поговорить – формирует зависимость. Не сразу, но достаточно быстро.
Потому что все эти действия – не просто удовлетворение физических потребностей, но и получение материнского тепла, обмен энергиями, получение внимания и ощущения своей важности и значимости в жизни матери!
Я не говорю уже про агрессивные периодические всплески: «Как ты мне надоел! Да замолчи ты!»
Почему так происходит? Потому что нарушается главная потребность человека – потребность в безопасности! Эта потребность древняя, встроенная в наш «рептильный мозг». И любое нарушение безопасности, особенно в детстве, когда у ребенка формируются основные жизненно необходимые функции, чревато серьезными последствиями. Одним из последствий и является формирование зависимости. От чего-либо или кого-либо.
Кстати, про «кого-либо» – это больше про созависимость.
Это тоже процесс: сначала маму раздражает и тяготит полная беспомощность ребенка (я не про всех матерей), а затем она начинает получать удовольствие от власти над ним, возможностью полностью управлять и контролировать его поступки.
Ребенок растет, становится (или пытается становиться) более самостоятельным. Но мама уже почувствовала вкус абсолютной монархии! И на этом этапе, скорее всего, неосознанно, начинается:
 Давай я тебе помогу!
 Я это сделаю быстрее!
 Мамочка же лучше это сделает, правда?
 Какой ты криворукий, чашку разбил – все сама, сама…
Обратите внимание на нюанс – не вместе с ребенком, а вместо него! Это важно!
И чем старше и самостоятельнее становится ребенок, тем больше родителям (чаще, конечно, маме) хочется контролировать ребенка, знать, где он, с кем он, чем занимается? А не попал ли он в дурную компанию? Вы, правда, считаете, что это нормально для матери?
Нет!!! Нормальным является доверие к своему ребенку! Не накручивание и надумывание картин, одна страшней другой, а любовь и доверие. И воспитание привычки, например, сообщать, где он находится. Ведь в тех переживаниях, которые испытывает мама в эти моменты, нет ничего конструктивного, рационального и полезного. И, главное, эти эмоции никак не повлияют на конечный результат! Наоборот, маме плохо, а ребенок, когда вернется, огребет по полной! И тоже не станет от этого радостнее и лучше!
Вспоминая тип взаимоотношений, мама находится в позиции «Я ОК – ты не ОК», а ребенок – «Я не ОК, но и ты не ОК»! Ничего позитивного!
Что делать? Отслеживать свои реакции и эмоции, осознание своей «зависимости» или «созависимости». И признание этого факта. Это очень важно. Это уже как минимум 50% работы.
Второе: и для зависимых, и для созависимых необходимо понять свои истинные потребности. Потому что созависимый живет эмоциями и потребностями зависимого. А сам зависимый сублимирует (замещает) свои реальные потребности чем-то более простым и быстрым.
А ведь мы помним, что конечной целью удовлетворения наших потребностей является получение эмоций! А удовлетворение наших истинных потребностей дарит такие эмоции, которые ни игра, ни алкоголь, ни наркотики никогда не подарят! И, главное, после этого не будет ломки!
Для осознания своих истинных потребностей, возможно, нужен психолог. И глубокое погружение в себя… Стремление в этом разобраться… Вы готовы?
Беседовала Ольга Аксютина