Чувство долга

В последнее время городские суды завалены просьбами заемщиков защитить их от банковского мошенничества

7 001

О подводных камнях кредитных сделок преду­преждает судья Алматин­ского городского суда Руслан Баишев.

7 002

-Сегодня мы с вами поговорим о кредитных спорах. Но прежде хотелось бы знать ваше мнение, почему наметилась такая тенденция?
– На мой взгляд, назрела необходимость в новом законе о банковской деятельности, поскольку отсутствие правового механизма по исключению фактов оформления изначально невозвратных и кабальных договоров создает трудности в разрешении споров. Мы нуждаемся в кардинальном совершенствовании законодательства, поскольку с каждым днем банки внедряют свои новые продукты, которые у нас в действующем законе не прописаны. При этом отсутствие законодательного урегулирования споров не освобождает суды от ответственности за их разрешение. Видите ли, закон появляется тогда, когда возникли какие-то правовые отношения. Нельзя принять закон, допустим, о космическом туризме, пока его нет. То есть закон всегда появляется по факту возникновения определенных отношений, следовательно, влекущих и споры по ним.
– Порой жизнь подкидывает такие затейливые ситуации, немудрено, что законы за ними не поспевают.
– Такова действительность. К примеру, статья 39 Закона о банковской деятельности изначально занимала один абзац. Тогда государство исходило из принципа свободы договора. Статья гласила, что банки по своему усмотрению устанавливают вознаграждение и тарифы. Это давало им право диктовать свои условия, а заемщику – соглашаться с ними или нет. В итоге мы пришли к тому, что банки стали завышать и требования, и претензии, и условия, при которых заемщик оказывался в крайне невыгодном положении.
В апреле нынешнего года Глава государства Нурсултан Назарбаев провел расширенное совещание по итогам деятельности Нацбанка за прошлый год. Президент акцентировал внимание на существующих системных рисках в финансовом секторе, которые угрожают стабильности государства. Для решения этого вопроса необходимо ускорить процесс принятия комплексных мер по оздоровлению банковского сектора страны, в том числе правового характера.
Разрешая споры по конкретным делам, судьи зачастую сталкиваются с действиями сотрудников банков, которые нельзя признать добросовестными по отношению к банковской системе. Ряд случаев носит явно мошеннический характер.
– О каких именно действиях представителей банков идет речь?
– Например, возражая против иска банка о взыскании с заемщика задолженности, ответчик представила в суд квитанцию о внесении в банк в 2008 году 125 тысяч долларов в счет досрочного погашения долга. Банк отрицал факт поступления денег, пытаясь убедить суд, что кассир ошибочно вписала в квитанцию поступление денег в долларах, а не в тенге. На вопрос суда, как же в конце дня в кассе не обнаружили недостачу такой большой суммы в иностранной валюте, представитель банка сказал, что сотрудник в этот же день оформила выдачу суммы обратно заемщику. Заемщик отрицает факт получения денег обратно. Банк же не может представить квитанцию о выдаче денег, так как документация была уничтожена по истечении срока хранения, а иск предъявлен только сейчас. Если банк прав и произошла ошибка, то кассир банка, по своей небрежности, пытаясь скрыть ошибку, оформила возврат денег. Однако юристы банка при просрочке платежей с 2008 года предъявили иск о взыскании долга только в 2015 году, когда оригиналы квитанций были уничтожены в банке по истечении срока хранения. По другому делу банк предъявил иск о взыскании задолженности по займу, заемщик отрицает факт наличия долга, указывая, что досрочно полностью его погасила в 2013 году и подтверждает это письмом банка об отсутствии задолженности, отмены регистрации залога и возврата документов на заложенное недвижимое имущество. Банк возражает, считая, что деньги действительно поступали, но заемщик часть денег в сумме 200 тысяч долларов забрала обратно, и поэтому долг остался. В суде представитель банка признал, что справки об отсутствии долга, снятии залога и возврата документов были сотрудниками банка возвращены незаконно.
Зачастую банки не проводят на протяжении многих лет исполнение уже вступивших в законную силу судебных актов. Так, решение о взыскании долга по одному из дел вынесено в 2013 году, в нынешнем году банк написал письмо судебному исполнителю с просьбой сообщить о ходе исполнения решения суда. Выяснилось, что исполнительный лист был утерян и необходимо получить дубликат. Должник возражал против выдачи дубликата, указывая, что срок для предъявления листа на исполнение истек, сотрудники банка проявили халатность и на протяжении трех лет не интересовались судьбой долга, действий по исполнению не производилось, банк оплаты долга не требовал и поэтому утратил право на взыскание.
Как видим, действия сотрудников банка в ряде случаев напрямую порождают проблемность займа, а халатность в выполнении профессиональных обязанностей юристов банка только усугубляет позицию банка в споре.
Все это приводит к нанесению ущерба, в частности банку, банковской системе и экономической безопасности государства в целом.
Однако с экономической точки зрения гораздо более важен процесс восстановления системы выдачи и возврата займов. Ведь уровень неработающих займов отражает работоспособность банковской системы, способность выполнять ее главную функцию по выдаче кредитов и добиваться их возврата. Если эта работа неудовлетворительна, то система больна. Банки нужны не для распределения средств по государственным программам, а чтобы кредитовать реальную экономику самостоятельно.
В пересмотре кредитной политики суть поручений Главы государства заключается не просто в том, чтобы прийти к какому-то значению и показателю по проблемным займам, а в том, чтобы принципиально изменить подход банков к своей кредитной функции и разрешить социальные противоречия в обществе, возникшие по вине безмерной выдачи займов населению. Это только одна сторона проблемы, так как от нормальной и профессиональной работы банков зависит не только финансовая стабильность государства, но в какой-то мере социальная жизнь людей.
В среднем по банкам размер процентной ставки по таким кредитам варьируется от 15 до 25% годовых. Постановлением правления Нацбанка утверждена предельная годовая эффективная ставка вознаграждения по банковским займам в размере 56 процентов. Повышение процентной ставки по займам соразмерно увеличивает процент невозвратности кредитов, соответственно, долговая нагрузка населения растет, что приводит к социальной напряженности или лишает население возможности получать дешевые деньги для решения своих личных нужд. Банки, используя в своей деятельности возможность варьирования процентной ставкой до 56%, навязывают населению дополнительные услуги, комиссии и страховки.
– И в судах эти действия заемщики реально оспаривают?
– Безусловно. К примеру, заемщик обратился в суд о признании недействительными некоторых условий договора банковского займа и страховки, указывая, что обратился в банк за получением кредита, а явившись, узнал о необходимости заключения еще дополнительных договоров о банковском обслуживании, текущего счета и страхования. Поэтому для получения займа он был вынужден заключить данные договоры, несмотря на то, что по каждому из них предусмотрена оплата комиссии, а по страхованию отдано 550 тысяч тенге из суммы займа 2 750 000 тенге, что соответствует 25% от суммы кредита.
Суд установил, что договор займа и договор страхования заключены одной и той же сотрудницей банка, которая одновременно оформляла договоры и совершала все действия. Заемщик явился в банк за получением кредита, но помимо этого с ним были заключены дополнительные договоры. По словам представителя банка в суде, заключение данных договоров не является обязательным для оформления кредита. При этом за оформление страховки банк удержал деньги из суммы кредита. Получается, истец взял кредит для оплаты страховки, но это противоречит волеизъявлению заемщика, который, наоборот, обратился в банк за получением кредита, а не оформлением страховки.
В связи с этим надо предусмотреть в законе право заемщика как потребителя финансовых услуг в течение 14 календарных дней отказаться от дополнительных договоров, не связанных с выдачей займа, включая и договор страхования, с полным возвратом уплаченных по таким сделкам денежных средств.
Люди, имея срочную потребность в деньгах, соглашаются на такие условия и переплачивают по кредитам в несколько раз. В таких ситуациях в суде представители банков ссылаются на принцип свободы договора, но в подобных сделках усматриваются признаки кабальности. При выдаче потребительских и ипотечных займов банки редко смотрят и учитывают реальную платежеспособность заемщика и необходимость сохранения минимального, достаточного уровня жизни для него и его семьи. Зачастую по потребительским займам дохода заемщика едва хватает на оплату ежемесячного платежа по займу либо платеж превышает сам доход.
В соответствии с постановлением правления Агентства по регулированию и надзору финансового рынка, банки обязаны проводить по каждому займу кредитный скоринг, то есть оценку кредитоспособности заемщика. Кроме того, кредитное досье должно содержать документы, отражающие и подтверждающие заработную плату и выписку единого накопительного пенсионного фонда. Однако в нормативных актах отсутствует обязанность банка отказать в выдаче кредита при отрицательной платежеспособности заемщика при наличии у него залогового обеспечения.
К примеру, по делу у заемщика при получении займа имелся ежемесячный доход в 65 тысяч тенге. В анкете клиента указано о наличии на иждивении ребенка. Несмотря на это, ежемесячный минимальный платеж по двум займам составлял 69 888 тенге. В связи с чем ненадлежащая оценка банком кредитоспособности заемщика напрямую повлияла на неисполнение обязательств и указывала на вину кредитора в возникновении просрочки платежей. В этой ситуации банк заранее знал о предоставлении займа, который был невозвратным, и должен был отказать либо рассчитать и предложить заемщику метод погашения с доступными и реальными условиями выплат с учетом семейного положения и дохода.
Кроме того, для предотвращения увеличения долговой нагрузки на людей целесообразно распространить правила одностороннего отказа от исполнения договора и невозможности его исполнения, на случай если у заемщика в ходе выплаты долга изменилось в сторону ухудшения материальное или социальное положение. Так, должник будет вправе подать в банк заявление с указанием причин невозможности выплаты долга, и банк обязан предоставить заемщику иные приемлемые условия кредитования, а если таких не окажется, то в месячный срок предъявить иск о досрочном взыскании долга с приостановлением начисления вознаграждения со дня вынесения решения судом. Это позволит удержать банки от затягивания разрешения вопроса по проблемным займам и защитит права должников от длительного начисления вознаграждения на невозвратный долг.
– Сегодня часто встречаются объявления о краткосрочных кредитах. Они оформляются за 10–20 минут по удостоверению личности. Можно ли доверять таким предложениям?
– Категорически не советую. Заемщик с высокой долей вероятности рискует стать жертвой собственной финансовой безграмотности. Потому что в случае просрочки платежа долг, например, в 30 тысяч тенге может превратиться в 150 тысяч, поскольку здесь установленная процентная ставка начисляется не в месяц, а в день. В году 365 дней, при максимальной ставке 3,7% в день ставка вознаграждения в год составит 1330%. Деятельность таких микрокредитных организаций алматинский суд считает незаконной с правовой точки зрения. Нацбанк еще в 2012 году утвердил предельный размер годовой эффективной ставки вознаграждения в 56%. И это относится к банковским займам, микрокредитам и кредитам, выдаваемым различными финансовыми организациями. Выходит, данная правовая норма на сегодня не работает, раз так свободно в онлайн-режиме рекламируется предоставление займов по завышенным ставкам. Это еще один аргумент для принятия нового закона о банковской деятельности РК.
Виктория ИЗБИЦКАЯ