Деньги, которые не стоят денег

Наши эксперты расскажут, как обстоят денежные дела и что нас ждет...

Сложный по всем финансовым прогнозам год только начался, а новые нефтяные и как следствие валютные антирекорды уже воплощаются в жизнь по наихудшим сценариям. Стоимость нефти ушла за черту ниже 30 долларов за баррель, и это еще не «дно». Сегодня правительство приступит к разработке плана действий на случай удешевления «черного золота» вплоть до 20 долларов, а пока наши эксперты расскажут, как обстоят денежные дела и что нас ждет.

«Черная» зависимость
Обвал мировых нефтяных бирж и фондовых рынков выбил из колеи даже оптимистов. На фоне пикирующих нефтяных котировок, сделавших бочку нефти дешевле бочки воды, ставок на ближайшее оздоровление экономики не делает практически никто. Стоимость доллара на торговых сессиях KASE обживает очередную психологическую отметку за 370 тенге на новостях об очередном падении нефтяных цен, снятием углеводородных санкций с Ирана, разморозившим скважины, простаивавшие на протяжении 15 лет. Обострившаяся топливная конкуренция, считают эксперты, может привести Казахстан к потере своей доли на рынке, но в то же время Ирану потребуется время для наращивания былых объемов.
Нефтедоллары утекают сквозь пальцы. Активная распродажа топливного ресурса, который и «черным золотом»-то уже не назовешь, остается главным фактором риска для экономики России. Наши соседи с головой ушли в мощнейший за последние 15 лет кризис, испытав рекордное обрушение доходов и расходов населения с 1998 года. Аналитики агентства Bloomberg убеждены: низкие топливные расценки способны привести к дальнейшему ослаблению рубля, ускорению темпов инфляции и обострению бюджетных проблем. Аналогичный сценарий зарубежные финэксперты пророчат и развитию событий в Казахстане – уж слишком много между нами общего. Рублевые встряски моментально отражаются на тенге: значит ли это, что возможное движение нефтяных котировок вверх приведет экономику обеих стран в чувство? В то время как некоторые российские специалисты не предрекают прояснения горизонта даже при резком ценовом взлете нефти, ссылаясь на нерациональность самой экономической модели, казахстанские эксперты видят в нефтяных котировках шанс на спасение. Но если в масштабах национальной экономики видение четкое, то для кошелька среднестатистического казахстанца строить прогнозы не так просто.

4 01

– Экономическая ситуация в стране остается сложной. Сохраняющиеся девальвационные ожидания парализовали кредитный рынок. Растет инфляция, снижается потребительская активность населения, – комментирует исполнительный директор АО «Асыл Инвест» Нурлан Рахимбаев. – Существует прямая взаимосвязь между динамикой рубля и курса тенге. Это видят сами граждане, отслеживающие курсы нашей валюты и соседней, люди понимают эти закономерности. Недостаток взаимозависимости в том, что колебания рубля зеркально отражаются на казахстанской валюте. Но, с другой стороны, тесная взаимосвязь дает нашей продукции возможность конкурировать с российской. Если говорить о возможном росте цен на нефть, то следует заметить, что стабилизация и некоторое восстановление цен, конечно, снимут напряженность. При более стабильных ценах на нефть и курсе национальной валюты вероятно оживление кредитного рынка, деловой активности, экономики в целом. Но вырастет ли уровень жизни граждан, сказать сложно. Чтобы достичь роста, нужны не конъюнктурные изменения на мировых товарных рынках, а структурные реформы в экономике нашей страны. Необходимо развивать те отрасли, в которых Казахстан может конкурировать на региональном уровне. Рядом есть более стабильный Китай, где экономический рост продолжится и потребление будет расти непрерывно. Наша страна, наш бизнес должны воспользоваться этим.
Смириться и адаптироваться – единственное, что остается сделать в новых реалиях и бизнесу, и рядовому потребителю, по мнению Нурлана Рахимбаева. Но пребывать в подвешенном состоянии придется недолго: некоторую стабилизацию рынка нефти эксперт ожидает уже в этом году.
– В это можно верить, учитывая, что цены достигли самых минимальных отметок за последние десять лет. По сути, нефть вернулась к тем уровням, откуда началось ее восхождение до рекордных показателей, – добавляет Нурлан Рахимбаев. – В этом году возможно некоторое восстановление цен, однако значительный отскок маловероятен. Я предполагаю, что возврат возможен в коридор 35–45 долларов США за баррель. Структурные проблемы отрасли слишком сильны, чтобы позволить ценам более резкий рост. В первую очередь это связано с переизбытком нефти на рынке, ростом добычи в США, снятием запрета на экспорт нефти в Америке, снятием санкций с Ирана, конкуренцией ведущих экспортеров за китайский рынок, который, кстати, демонстрирует замедление экономического роста, а также бурное развитие альтернативных источников энергии. Кроме того, следует учесть и продолжающееся укрепление американского доллара.

Девальвация калечит
За продолжающимся обесцениванием тенге по отношению к «американцу» едва поспевают рыночные ценники. Девальвирующая валюта диктует режим жесткой экономии и при этом на глазах теряет свой авторитет в кругах финэкспертов. Генеральный директор инвестиционной компании Freedom Finance Тимур Турлов считает, что девальвация как инструмент влияния на экономику уже изжила себя. По его мнению, воздействовать на систему нужно не валютным курсом.

4 03
– Я абсолютно убежден в адекватности тех людей, которые сейчас принимают решения по монетарной политике, – отмечает Тимур Турлов. – Они действительно профессионалы и понимают, что делают. Но суть в том, что они уже очень скоро будут вынуждены вмешаться, чтобы замедлить дальнейшую девальвацию тенге. Они прекрасно понимают все социальные последствия. Возможности влияния на экономику через валютный курс практически закончились. Для того чтобы и далее уравновешивать экономику, нужно использовать другие инструменты.
Глава компании дает положительный прогноз по курсу, считая такое развитие событий более выгодным для самых разных секторов.
– Сейчас в интересах Казахстана, на мой взгляд, выгодным станет гораздо более стабильный тенге. Тенге, который будет у банков. Тенге, который банки смогут выдавать бизнесу в виде кредитов, чтобы этот бизнес сейчас не сокращал производство из-за отсутствия оборотных средств, – добавляет Турлов. – Думаю, что курс валюты все-таки будет стабилизирован и экономика получит тот тенге, в котором сейчас сильно нуждается. Это позволит пережить сложный период, не получив радикального экономического спада, а, наоборот, вернуться на траекторию роста.

Понять и простить Нацбанк
Ответственность за финансовую картину каждого нового дня, где последующий тяжелее предыдущего, неизбежно падает на плечи Нацбанка. С растущим накалом обстановки от регулятора народ ждет взвешенных оперативных решений, но предпринимаемые меры все чаще воспринимаются массами в штыки. Есть мнения, что главный банк страны вообще утратил инициативу, плывя по задаваемому маршруту российского Центробанка. Однако финансовый консультант Расул Рысмамбетов призывает не критиковать и не торопить Нацбанк в принятии шагов, а, напротив, отнестись к регулятору с пониманием. А его главе и вовсе не позавидуешь.

4 02
– Дело в том, что новый председатель пришел только в конце года – в крайне сложный период, и сейчас он вынужден принимать «пожарные» меры срочного характера. Попутно Нацбанку приходится разрабатывать стратегию по лучшему взаимодействию с финансовыми институтами и долгосрочному росту сектора – по этим причинам быстрых результатов ждать не стоит, – говорит Расул Рысмамбетов. – Сложность ситуации, в которой оказался Нацбанк, в том, что от него ждут исправления ситуации во всей экономике. На Данияра Акишева возложен большой груз ожиданий с самых разных сторон. Однако быстрое улучшение сейчас невозможно, поэтому Национальному банку придется шаг за шагом выстраивать новую стратегию, возрождать доверие к национальной валюте и убеждать рынок в том, что ситуация разворачивается в лучшую сторону.
Прогнозировать же судьбу тенге в цифрах эксперт не берется: слишком уж густой туман даже на ближайшем будущем валюты. Зато ясна ситуация в бизнес-секторе: местные производители получат шанс занять покинутые импортерами рынки сбыта.
– Ситуация непростая. В то же время вызовы для нашей экономики остались прежними, просто стали острее. Резкое падение цен на нефть на фоне санкций против России лишний раз указало на диспропорцию в развитии нашей промышленности, зависимость от экспорта сырья, импорт большинства товаров народного потребления, зависимость от крупных компаний квазигосударственного сектора и маленькую долю малого и среднего бизнеса в ВВП. Думаю, что слишком много эмоций сейчас накачивается вокруг валютного курса и экономики, в том числе и спикерами, далекими от реального сектора. Очень много в нашем кризисе глобальной макроэкономики. Наши резервы сокращаются, поэтому удерживать курс мы не сможем, в том числе и из-за того, что мы его и так слишком долго держали – больше года, на что сожгли немалые резервы, – считает аналитик. – Ожидаются сложности как у бизнеса, так и у рядовых потребителей. Наверняка сократится потребление импорта, привозные товары станут гораздо дороже. Основной удар приняли на себя импортеры. Поэтому производители местных товаров, у которых высокая доля местных компонентов, смогут освоить новые рынки реализации. Сократится цепочка посредников, в связи с чем местный бизнес будет вынужден становиться эффективнее, больше внимания обращать на качество и снижение стоимости бизнес-процессов.

«Зелёные» технологии
Неуверенность в завтрашнем дне заставляет искать запасные выходы из нефтяных тупиков. Но прежде стоит сказать, что на топливном рынке, во всяком случае по убеждению специалистов, изменились не только цены – он стал другим и по своей структуре. В ближайшее время углеводородным товарным отношениям предрекают смену игроков на уровне потребителей. На места США и Европы придет Китай, который будет диктовать поставщику исключительно свои интересы. Правда, тоже сомнительно, ведь и Китай видит выход из замкнутого круга в сокращении зависимости от углеводородов. Программы по альтернативным источникам энергии внедряются и расширяются во многих экономически развитых странах. «Зеленые» проекты в кризис, конечно, ударяют по бюджетам, но рассчитаны они на долгую перспективу, позволяющую не зависеть от нефти в будущем. К тому же в технологии для «умных» городов уже вложены огромные инвестиции.
– В текущей экономической обстановке внедрение «зеленой» энергетики в нашей стране немного замедлится, но не остановится, на мой взгляд, – отмечает финансовый консультант Расул Рысмамбетов. – Связано это с тем, что альтернативная энергетика требует вложений, активных заимствований и привлечения новых, дорогостоящих технологий. Но, без всяких сомнений, нам нужно диверсифицировать энергоресурсы.
Марина ПЕСТРЯКОВА