Дежурный по городу. Хроники карантина

Жизнеобеспечение горожан в это непростое время – наиважнейшая задача, и коммунальная сфера – значимая ее часть

В эти тревожные дни горожане делятся с «дежурным» наболевшим и неотложным. Гораздо реже они сообщают о позитивном, конструктивном. Тем ценнее для нас публикации, заставляющие задуматься, посмотреть на привычное иным взглядом, материалы, в которых авторы делятся своим опытом.
В условиях карантина, когда закрыто и прекратило работать все, кроме продуктовых магазинов и аптек, осталась одна общественная организация, чьи работники обязаны круглосуточно обеспечивать процесс жизнедеятельности многоквартирных жилых домов.
– Карантин – для всех, но не для КСК, – говорит председатель КСК «Самал» Ерлан Бисембаев. – И в условиях карантина жизнь в квартирах продолжается, а потому мы обязаны работать. И это несмотря на то, что до половины штатных работников (сантехников, электриков, дворников, техничек) остались за кордоном, а половина из оставшихся сотрудников – люди пенсионного возраста, входящие в зону риска.
Вот так вдруг оказалось, что КСК чуть ли не единственные органы жизнеобеспечения домов, продолжающие в непростых, внезапно свалившихся на наши головы условиях выполнять свои функциональные обязанности – обеспечивать каждую квартиру теплом, горячей и холодной водой, светом, убирать и дезинфицировать подъезды, очищать от мусора дворы, устранять непредвиденные аварийные ситуации и т. п.
– А что в ответ? – задает вопрос Ерлан Бисембаев. – Ни слова поддержки и ни капли благодарности со стороны властей. Только – «должны», «обязаны»! А ведь наши работники не бросили свою работу, не заперлись, как другие, по своим квартирам, не ушли на «удаленку» – они продолжают работать. Сказали дезинфицировать подъезды – тяжело, некому, опасно для здоровья, но дезинфицируют. У меня в аварийке осталось из семи сантехников трое. Они трудятся, что называется, героически, круглосуточно не покидают пост. Произошла авария – спешат на помощь, устраняют! Сейчас главное – чтобы жители оставались в тепле, с водой и со светом.
Председатель КСК «Натали» также решила обсудить наиболее важные моменты в карантинных реалиях:
– Как я благодарна за эту публикацию! Ведь именно нас, плохих, обязали, несмотря на карантин, выполнять работу по дезобработке подъездов, – поделилась наболевшим Татьяна Долгих. – Не предоставив самих этих дезсредств, масок, перчаток, спецодежды – должны, и все! Ладно, втридорога успели купить хлорку и «Белизну», перчатки, а вот с масками проблема. Хоть кто-нибудь обратите на это внимание! Наши пожилые дворники, сантехники должны обрабатывать хлоркой подъезды без масок, очков? У них у всех уже слезятся глаза! А ведь мы пять дней в неделю обрабатываем хлоркой подъезд и еще два дня вынуждены ходить и контролировать обработку, которую делают клининговые компании. Выходит, семь дней в неделю люди работают с химикатами! Почему такое отношение к людям? Или вы нас уже совсем списали и в наших услугах больше не будете нуждаться?
Но вот у многих горожан другое мнение.
– Насколько мне известно, это акимат города проводит обработку, а не КСК. Председатели, бедненькие, «героически», без масок не бегают по квартирам, решая проблемы дома, – довольно резко высказалась о работе КСК алматинка Динара Машанова. – Не понимаю, к чему этот «плач Ярославны»? Те же полицейские в гораздо более невыгодном положении находятся. Множество инженеров, обеспечивающих поддержку сетей, коммуникаций, также ежедневно работают. Увольняйтесь из домоуправов, сидите дома! Кто вам мешает?
Публикация о деятельности КСК в условиях карантина всколыхнула целый вал мнений, как осуждающих, так и поддерживающих работу алматинских домоуправлений.

«Наш КСК, похоже самоизолировался...»
Галина Свиридова: «Бедные, несчастные КСК... У нас зимой и дворник раз в неделю машет метлой. Во дворе постоянно лед, иной раз со двора не выйти... И до сих пор ни одной дезинфекции не провели – ни во дворах, ни в подъездах. КСК «Матай».
Александр Мальчиков: «Аж слеза прошибает… Можно подумать, что тепло и воду на себе таскают, и аварийные ситуации постоянно... В нормальном хозяйстве, я считаю, дом должен функционировать без вмешательства не один месяц. Это как в автомашине – не ждать, когда сломается, а делать вовремя техобслуживание. И я не знаю ни одного председателя, который бы добровольно ушел со своего хлебного места. Пример тому – наш печально известный КСК «Жандосова, 34а». 14 лет судимся, не можем сковырнуть. Уже лет 10 никаких отчетов, председательша делает что хочет. На этом фоне очень бы хотелось, чтобы эти гнилые конторы – КСК скорее развалились.
А нормальные домоуправы – они и в ОСИ будут работать».
Виктория Жирнова: «Зашла на сайт акима города, там сказано, что «совместно с аппаратами акимов районов проведены разъяснительные беседы с руководителями органов управления (КСК) для принятия соответствующих мер согласно разработанному алгоритму Департамента контроля качества и безопасности товаров и услуг города Алматы, а именно: ежедневная санитарная очистка общедоступных мест (подъезды, поручни и т. д.) с использованием дезинфицирующих средств». Так вот, никакой санации подъездов наш КСК «Монтажный» не проводит».
Георгий Архангельский: «На дверях подъездов нашего МЖД (Жамбыла, 84) и соседних домов уже неделю висит объявление с графиком работ по санобработке дворов и детских площадок. Ни 25-го, ни 28 марта никаких работ не проводилось. Хочется надеяться, что и «очередная», и все последующие останутся не только на бумаге, но и будут выполнены!»
Дана Шестакова: В «ЖК «Алтын Булак» 27 марта приехала бригада из акимата, сфотографировались, сказали, что сейчас приедет другая бригада для обработки, и по сей день ничего! Управляющая компания обработку ведет поверхностно, уже все мы, жильцы, сами выходим и моем свои площадки».
Зина Кашаганова: «Можно хотя бы один раз обработать наш двор? Ни детская площадка, ни подъезды ни разу не обрабатывались. Дети беспечных родителей до сих пор играют на детской площадке. КСК «Алмагуль», Богенбай батыра, 272б».
Лара Алексеева: «У нас ни от кого ни слуху ни духу, никаких обработок! Дом большой, двор огромный – на два дома! Жители просили председателя КСК «Мерей» об обработке – послала всех, как обычно, ее это не касается.
Наша клининговая компания в обычном режиме убирает хорошо, но сейчас и она осталась без людей. Акимат заставляет их мыть, но они попросили хотя бы хлоркой их обеспечить, так не дали. Как можно работать без рук, без материалов? От акимата одни требования!»
Светлана Кайнарбаева: «У нас на Назарбаева, 119, Богенбай батыра, 121, Панфилова, 108 (КСК «Ак-Ку»), тоже не обрабатывается, ни разу, хотя по графику должны были».
Кулшахан Кашкынбаева: «Наш КСК «Энергетик» абсолютно ничего не делает, уборку подъезда передали ИП «Лада», так они за время карантина ни разу не убирали. Дезинфекцию двора и подъездов фиктивно сделали. Просто сфотографировались, якобы сделали – показуха».
Татьяна Козлова: «Как работают в условиях карантина КСК? Никак! Толе би, 130а, угол Муканова, – КСК «Даулет». Подъезд обрабатываем сами. Дворники, грех жаловаться, работают каждый день. Но обещанная санобработка, судя по графику в понедельник и четверг, не проводилась».
Наталья Байдина: «У нас КСК «Алатау» вообще не работает. Сейчас там никого нет, один дежурный. Дворник неделю не убирает детскую площадку, двор не подметает. Год назад попросила подкрасить стенку в подъезде, которую своими силами отремонтировали, порог зацементировать, чтоб вода не попадала в подъезд, – пустяшная работа, казалось бы. Не дождались, сами все сделали… Считаю, просто нужно в порядке поддерживать жилье. Я пенсионерка, за свои деньги все это делаю. Куда РСЖ деваются? Счет для капремонта на дом до сих пор не открыт. Уже больше трех лет об этом просим. Отчеты домоуправ вообще не дает. Хоть мне и тяжело (у меня сахарный диабет), но я и то больше для дома делаю, чем КСК. Гульмира, наш председатель, непробиваемая. Дворник заявил, что мы обязаны ему помогать. 12 000 тенге, по его словам, он получает в месяц за наш участок. В этом месяце он отработал от силы пять часов. Это ж сколько стоит его час? Примерно около двух тысяч тенге? Столько не получает даже врач или медсестра! А у него не набирается за месяц даже полной рабочей недели!»
Валерий Шахов: «Не знаю, как работают другие КСК, но наш «Куандык», похоже, самоизолировался. Ни разу не обрабатывали ни около дома, ни в подъезде. А про детские площадки и говорить нечего. Это дома по улице Кашгарская, 3, 5, 7. Дворников не видно».

«Не судите, глядя из окна...»
Гульзара Махсутова, мастер КСК «Луч»: «В Аузовском районе работа ведется с первых дней карантина. Сначала мы обрабатывали подъезды силами КСК, за счет целевых расходов, что, естественно, не понравилось собственникам! Но с начала недели обработку подъездов и детских площадок производит районный акимат силами компаний, занимающихся дезинфекцией. Делается это по графику, район очень большой».
Шерхан Есиркен: «Как орган управления ЖК «Асыл Арман» и еще нескольких домов в Жетысуском районе, мы сделали следующее: организовали список магазинов и аптек, которые занимаются доставкой до квартир в жилом массиве «Асыл Арман»; создали чаты для жильцов в мессенджере WhatsApp, группы для жильцов в социальных сетях Facebook, Instagram для оперативного реагирования УК на возникающие проблемы».
Главный эколог Ауэзовского района Галия Тулегенова благодарит за работу председателей КСК района за их труд в этот непростой период:
– Что ни говорите, но жители в первую очередь обращаются к ним. Пропустили дом, не продезинфицировали – бегут в КСК за помощью. Работники КСК бегают вместе с дезинфекторами во дворах. Не надо сваливать всех в одну кучу – и халтурщиков, и добросовестных. Как говорится, пять пальцев на одной руке – и то все разные. Глядя в окно, не надо судить. Спасибо большое ауэзовским КСК. Терпения всем. А то читаешь: «там мусор, здесь грязно, дороги не те, сосед плохой, председатель КСК – бездельник, акимы плохие...» Такая беда пришла ко всем, а вы все негатив пишете. Успокойтесь, хватит, сидите дома, радуйтесь, что близкие рядом живы-здоровы, хлеб на столе, спим спокойно. Пусть быстрее пройдут эти черные дни, чтобы алматинцы опять могли свободно общаться, гулять, работать.
Василий ШУПЕЙКИН
Ирина ВАСИЛЬЕВА