Единое будущее для нового поколения

Общество милосердия, праведный суд, индустриализация и прозрачность госуправления… Казалось бы, сейчас ли говорить о реформах, переворачивающих общественный уклад, когда кризис крепчает, а мир раздирают военные конфликты и политические амбиции? Заместитель председателя Ассамблеи народа Казахстана (АНК), директор Государственного республиканского Корейского театра музыкальной комедии Любовь НИ считает, что как раз 100 конкретных шагов по реализации пяти институциональных реформ главы государства станут для Казахстана спасительной антикризисной программой.

– Любовь Августовна, давайте начнем с того, какие положения Плана нации на вас произвели впечатление, нашли личный отклик. 

– В этом году мне довелось участвовать в оглашении Послания Президента страны народу Казахстана, где он открыто говорил об угрозах новой реальности. Глобальный экономический кризис, международный терроризм, жесткая мировая конкуренция – все это приходится признать и принять как условия нашей жизни. Но из зала заседаний я и мои коллеги выходили с чувством оптимизма и веры. Конечно, нельзя жить без тревоги, если рушится то, что казалось надежным и постоянным. И совсем другое дело – когда ты видишь выход из сложившейся ситуации, убедительный и четкий план действий. А программа пяти институциональных реформ – в широком смысле и есть антикризисный план для Казахстана. Именно сейчас понимаешь, что План нации был предвидением мировых экономических и политических катаклизмов и опережающей, детальной, буквально пошаговой инструкцией по выходу из них. Поэтому я в очередной раз удивляюсь, насколько провидческим может быть взгляд нашего лидера. Нам остается только следовать указанному пути и продолжать добросовестно и честно делать то, что получается лучше всего, – в семье, на своем рабочем месте, в обществе. Я даже думаю, что 100 конкретных шагов по реализации президентских реформ не столько экономическая, сколько духовная реформация, конечная цель которой – провозглашенный Президентом МӘҢГІЛІК ЕЛ: народ, который будет вечным, а значит, вечной будет его земля.

Если говорить о частном, меня очень тронуло положение, где говорится о повышении статуса человека труда. С советских времен мы утратили престижность рабочих профессий, у нас переизбыток юристов, экономистов, менеджеров, но огромный дефицит специалистов, которые производят конкретный национальный продукт, то, чем казахстанцы могли бы гордиться. В своем театре мы поставили спектакль, воспевающий человека труда, надеюсь, он станет нашим вкладом в решение этой задачи.
– Вот, кстати, вы заговорили о четвертой реформе 100 шагов, получившей название «Идентичность и единство народа». Главная ее составная – проект «Большая страна – большая семья». Не так давно озвучены мероприятия по реализации этой программы. Какие из них кажутся вам наиболее масштабными, действенными, интересными?
– Мне представляется, что основная смысловая нагрузка этого проекта – милосердие. И в широком гуманитарном смысле, и в очень конкретном, как, например, поддержка слабо защищенных слоев населения: детей-сирот, малоимущих семей, стариков. Одним мы должны обеспечить возможность благополучно жить и работать, другим – достойно завершить свой век. Справедливо говорить, что это забота государства, социальных структур, общественников, но я хочу верить, что милосердие – по-прежнему часть человеческой природы. Делать добрые дела, помогать ближним, не быть равнодушным к чужим бедам должно быть потребностью каждого. И это особенно важно сейчас, в кризис, чтобы у нас не становилось больше людей, которые вынуждены выходить на улицу с протянутой рукой.
– К разработке большинства национальных проектов, заложенных в четвертом блоке программы Президента «100 конкретных шагов», планировалось привлечь не только АНК и государственные институты, но и гражданскую общественность. Это удалось? Как вам кажется, сегодня общество готово воспринимать посылы власти, включиться в предложенную ему работу?
– Без сомнения. Я приведу только один пример. В этом году по инициативе АНК в республике прошла историко-культурная экспедиция «Ұлы дала елі», которой предстояло определить на территориях потенциал туристического кластера. Мы сами удивились, как быстро она превратилась в народную экспедицию. Жители городов и аулов несли черепки, случайно отрытые при строительстве, показывали место, где после разлива реки обнаружились остатки старых построек, и тому подобное. Это был энтузиазм, который объединил профессоров и простых селян. И еще это был сигнал, что людям отнюдь не безразлична их история, они горды тем, что у них есть прочные корни, что их объединяет общее прошлое. «Ұлы дала елі» – образ человека Великой степи, и с ним хотят себя идентифицировать казахстанцы XXI века.
– Сегодня АНК – признаваемый и влиятельный общественный институт, и наверняка его участие в реализации программы «100 шагов» может быть шире, чем только национальные и патриотические проекты. Вы уже выбрали другие направления для приложения сил?
– Конечно, и по многим из них мы давно и серьезно работаем. Возьмем, к примеру, советы общественного согласия. Они созданы во всех регионах страны – на областном, городском, районном, сельском уровнях, и в их задачах – решение самого широкого спектра социально-экономических, культурных, экологических проблем, в том числе и борьба с коррупцией. У советов достаточно полномочий, чтобы проверить деятельность той или иной организации или чиновника. Однако кроме контролирующей функции я бы все-таки выделила посредническую, воспитательную. В эти формирования входят уважаемые люди, чьего мнения порой достаточно для решения самых непростых вопросов. Ведь не секрет, что обычно бытовые конфликты возникают из-за личных разногласий, но частенько находятся «доброхоты», которые постараются перевести его на национальную почву. Вот здесь и нужен мудрый и признаваемый всеми авторитет, который грамотно разрешит конфликтную ситуацию. Поэтому советы призваны, скажем так, поддерживать здоровый температурный режим в обществе.
– А национальная интеллигенция. Какая у нее роль в институциональном реформировании страны?
– Я нисколько не преувеличу, если скажу, что эта роль ведущая. По крайней мере в том, что касается вопроса поиска национальной идентичности, привития нового казахстанского патриотизма, воспитания чувства «Ұлы дала елі». И я имею в виду не только творческую интеллигенцию, деятелей культуры, но и педагогов, просветителей, ученых, высокообразованных людей – словом, национальную элиту. И вообще, чтобы претворить озвученную Президентом идею человека Великой степи, нужна особая национальная духовность. Она была и есть в казахстанском народе, а это фундамент, на котором можно строить самое крепкое здание государственности.
– Я приведу еще один термин из актуальной риторики: «Нация единого будущего», а вы дайте, пожалуйста, ему свое определение.
– Казахстан был и остается многонациональным государством, но уже стало привычным употреблять понятие не народы, а народ Казахстана. Мы – единый народ общей страны. Это закреплено в Конституции и уже, пожалуй, в нашем сознании. А то, что у нас разная этническая принадлежность, не может и не должно разъединять, наоборот, это делает жизнь ярче и многограннее. И если сегодня в Казахстане созданы все условия, чтобы сохранять самобытность любого этноса, его традиции, обычаи, язык, то нация единого будущего – это по-прежнему люди разных национальностей, но говорящие на одном языке, объединенные одной территорией и сознающие себя казахстанцами – гражданами своей страны.
– Как вы думаете, долог этот путь до единого будущего?
– Не так долог, как может показаться. Я думаю, через поколение это будущее уже и настанет. Посмотрите, насколько в наше время все стремительно развивается, говорят, даже Земля стала вращаться быстрее… А человеку свойственно желание жить лучше, более комфортно и безопасно, поэтому совместными усилиями мы сумеем достичь и этой цели.
Людмила ГОРДЕЕВА