Энергетика здоровья

Сегодня мы в гостях у Центра оздоровления биоплазмы – научной лаборатории, где казахстанские ученые разрабатывают новые приборы, а также ищут методы борьбы с трудноизлечимыми заболеваниями

24 001Директор центра Татьяна Мауль рассказывает о том, какие идеи и открытия находятся на стыке биофизики и биоэнергетики.

– Вот здесь у нас находится прибор для измерения кожно-гальванической реакции, на основе которого впоследствии был изготовлен детектор лжи, – начинает Татьяна Муль экскурсию по центру. – Делая замеры, можно проследить, как меняется психоэмоциональное состояние человека. Если в момент измерения задать вам резкий неудобный вопрос, стрелка прибора тут же зашкалит. Поэтому необходимо сохранять спокойствие, в этом кабинете мы даже запрещаем пользоваться сотовыми телефонами. А вот этот прибор замеряет плотность биоплазменного тела.
– Извините за неосведомленность, а что такое биоплазменное тело?
– Это более тонкие полевые структуры. Вокруг человека существует комплекс энергетических полей, это уже доказано наукой. Плотность этих структур, отсутствие в них разрывов, повреждений – это как раз то, что обеспечивает нам здоровье. Если этот прибор показывает коэффициент «25», например, это говорит о том, что биоплазменное тело человека плотное и большое. После того как пациент пройдет измерения, он переходит в комнату психологической реабилитации, где с ним побеседует квалифицированный психолог и предложит пройти тесты. А вот в этом помещении – экскурсия продолжается – у нас находятся биорезонансные антиэнтропийные модули. По виду аппараты напоминают блестящие саркофаги с откидной крышкой.
– Для чего применяются модули? По какому принципу они работают?
– Наши модули – это модернизированная «камера Райха». В составе корпуса использованы несколько слоев металла, диэлектрик, а также слой, на который наносятся наночастицы. Действие модуля усиливается за счет металлической пирамиды, находящейся внутри. Камера создает изоляцию находящегося в ней человека от внешних электромагнитных излучений. Вы впервые в жизни оказываетесь в электомагнитно чистой среде, наедине только со своими биоэлектрическими импульсами. Это помогает восстановлению биоритмов в организме, снимает метеозависимость, активизирует работу головного мозга. Резонанс собственных электромагнитных волн человека дает эффект саморегуляции организма, ощущения при этом сугубо индивидуальные. Проявляется эффект камеры ярче всего при заболеваниях сердечно-сосудистой системы: выравнивается ритм сердца, стихают боли, проходит одышка, снимаются спазмы сосудов. У людей с вегетососудистыми патологиями перестают мерзнуть ноги, отступают головные боли.
– А в чем разница этих двух модулей?
– Один работает немного мягче, мы используем его для тестирования пациентов с менее сложными заболеваниями.
– Сколько времени нужно провести внутри?
– 35 минут – это максимальное время нахождения в модуле.
Выходим из зала с установками, Татьяна продолжает рассказывать:
– А здесь у нас находится научная школа биофизики, в 2016 году мы получили сертификат Российской академии наук. Студенты КазНУ имени аль-Фараби делают дипломные работы на базе нашего научно-исследовательского центра. Например, на кафедре психологии была представлена дипломная работа под названием «Влияние казахской народной музыки на психоэмоциональное состояние человека». Рассматривалось классическое исполнение и импровизация, за основу взяли произведение композитора Бахтияра Аманжола «Летящая верблюдица». Кафедра биофизики, биомедицины и кафедра психологии того же университета проводили у нас исследование «Биофизическая коррекция психоэмоциональных состояний людей зрелого возраста». Мы использовали нашу антиэнтропийную модульную установку для тестирования возрастных групп добровольцев, которым делали замеры, и психологическое тестирование до и после нахождения в модуле. По итогам эксперимента у испытуемых уровень агрессии снизился на 17%, враждебность на 11%, улучшилось общее самочувствие и настроение.
– Вы проводите эксперименты по омоложению среди возрастных групп?
– Да, мы ищем методики омоложения, но для этого очень важен психологический настрой самого человека, его целеустремленность. Пока человек социально активен – он молод. Как только он замыкается на семье или на себе самом, можно сказать, что граница зрелого возраста закончилась и наступила старость. К слову, мне не импонирует иждивенческая позиция: «Вылечите меня, восстановите меня!». Каждый несет ответственность за собственное здоровье и омоложение. Мой личный тест – как только вы сказали фразу: «Что за молодежь пошла! Вот в наше время…» – все, считайте, что подошла старость. Ведь что такое старость? Это не возраст, это невосприимчивость к новой информации, неспособность ее обработать. Молодые везде суют свой нос, все исследуют – это динамика, развитие. А статика – когда человек держится за свой жизненный опыт, за свои догмы. Как может быть верным чей-то жизненный опыт, когда на планете почти 8 миллиардов людей? Почему вы считаете, что из такого количества опытов верен именно ваш? Нужно двигаться вперед, изучать, сравнивать; омоложение, в первую очередь, – в ваших собственных руках!
Мы проводим обучение врачей, психологов, целителей, то есть людей, которые занимаются реабилитацией и восстановлением пациентов. Вы знаете, что смертность среди целителей очень высока? К 60 годам у человека накоплен колоссальный опыт и знания в излечении пациентов, а он вдруг умирает из-за отсутствия техники безопасности. Помогая другим, люди подвергают сильному негативному воздействию свои биоплазменные структуры. Просто нерентабельно в это время уходить из жизни! Мы делаем расчеты и даем рекомендации, как построить свой индивидуальный график, определить, на какое время суток, на какие дни приходится максимум их энергии, а когда лучше отдохнуть и восстановить силы. Мы проводили многодневное исследование на аппаратах, чтобы выяснить годовые и месячные энергетические максимумы.
– Нужно ли иметь медицинское или физико-математическое образование для поступления на ваши курсы?
– Группы набираются с разным уровнем подготовки, при поступлении кандидаты проходят анкетирование, а после окончания курса предусмотрен экзамен.
Проходим мимо стендов с фотографиями, Татьяна Александровна поясняет:
– Недавно нас приглашали на конференцию по имидж-медицине в институт Кундавелл. Эдуард Мауль у нас заведует техническим оснащением, он сделал доклад по антиэнтропийным модулям, я представила материал по аутизму. Доклад назывался: «Аутизм как аномальная структура биоплазменного тела человека». У меня разработана авторская методика по реабилитации аутистов, я довожу детей до той стадии адаптации, когда они уже могут ходить в обычную школу. Я представила доклад на международном конгрессе по аутоиммунным заболеваниям. Витилиго, аутизм и системная красная волчанка – это три заболевания, которые очень интересуют мировое научное сообщество. По всем трем в нашем центре проведены результативные исследования.
– Татьяна Александровна, чем вы занимались до начала работы в центре? Вы же физик по первому образованию?
– Да, я окончила школу физмат, несколько лет училась в Новосибирске по специальности «автоматизированные системы управления». Потом окончила факультет теоретической физики в университете и специализировалась по теме «Низкотемпературная плазма». Также я получила диплом психолога, поэтому моя деятельность лежит на стыке этих трех наук – биофизики, психологии и биоэнергетики. Я занималась восточной медициной, изучала иглорефлексотерапию. Только инвазивный метод воздействия иглами заменила на метод воздействия биоэнергией. Я использую более 1200 точек на меридианах. Благодаря тому, что я физик, все процессы, происходящие на энергетическом уровне, в частности в меридианах, мне понятны. Болезнь – это блок, нарушение проводимости в одном или нескольких меридианах.
– Скажите как ученый, существование меридианов уже доказано на приборах? Чем отличается биоактивная точка от любой другой точки на коже?
– В биоактивных точках может меняться полюс движения тока. Меридиан – это условная линия, соединяющая эти точки.
– Вы ведете сотрудничество с другими научными центрами?
– Совсем недавно к нам приезжал президент Международного института комплементарной медицины из Шри Ланки, интересовался нашими разработками. Мы подписали меморандум о сотрудничестве по обучению и реабилитации докторов альтернативной медицины. Они будут присылать нам своих сотрудников для участия в обучающих группах.
– У вас есть отзывы людей, прошедших экспериментальное лечение в вашем центре?
– Да, мы набирали людей со сложными диагнозами из разных городов. Одна девушка приехала из Караганды, ребенку поставили диагноз «расстройство аутического спектра», а женщина с диагнозом «системная красная волчанка» приезжала из Талдыкоргана.

Назгуль Сагимбекова, 39 лет, г.  Талдыкорган:
– В 2016 году я сделала склеротерапию, после этого на ногах появились шишки, я лежала в Ревматологическом центре 10 дней, где мне поставили диагноз «системная красная волчанка» и назначили гормональную терапию, которую я принимала полтора месяца. На лице с одной стороны появилось красное пятно, ноги опухли и постоянно болят. Меня взяли для участия в эксперименте в Центр оздоровления биоплазмы. Сейчас прошла уже пять курсов лечения по 10 дней, пью фитопрепараты, лежу в модуле, пользуюсь резонатором, который держу на ногах по 15 минут за сеанс. Честно говоря, у меня были психологические срывы на фоне стресса, но постепенно самочувствие и настроение улучшаются. Отеки спали, я стала ходить пешком по два километра. Боли пока еще периодически беспокоят, но сон улучшился. Я оптимист – надеюсь, что нам удастся победить болезнь, которая считается неизлечимой.

Гульмира Садыкова, 32 года, г.  Караганда, мать Куата:
– При рождении вся правая сторона тела у ребенка была в так называемых винных пятнах, врачи сказали, что это поражение сосудов, со временем пятна посветлеют, но этого не произошло. В два года я отвела Куата в садик и удивилась, что младшие детишки уже разговаривают и строят фигурки из конструктора. Через две недели нас вызвала заведующая и предложила забрать ребенка из садика. Он постоянно ходил кругами, кричал и требовал к себе повышенного внимания. Мы забрали Куата и повели его к невропатологу, которая наблюдала его с рождения. Она выслушала все мои жалобы и сказала, что у моего ребенка аутизм. Я прошла много психологических тренингов, ходила на гипнотерапию. С марта 2018 года мы всей семьей переехали в Алматы, поселились неподалеку от Центра оздоровления биоплазмы и начали первый курс экспериментальной терапии. Со мной и с мужем в центре отдельно работал психолог, у меня уже сформировались комплексы, вызванные отношением окружающих к ребенку и ко мне. Я каждый день лежала в антиэнтропийном модуле по 40 минут. После модуля мое эмоциональное состояние приходило в норму, истерики прошли. После полугода периодических курсов терапии, у мальчика появился контакт глазами, он стал узнавать меня, мужа, бабушек и даже посторонних людей. Потихоньку начинает произносить отдельные слова, настроение у него хорошее, все время бегает, играет. Когда мы пришли впервые, мозг четырехлетнего ребенка был развит на уровне 6–8 месяцев. Сейчас мы заканчиваем пятый курс лечения и будем готовиться к поступлению в обычный садик.
Ольга АКСЮТИНА