Илья Лаурс: «Я верю в криптоэкономику»

4 002Что ждет мировой финансовый рынок в 2018 году и в чем лучше хранить сбережения? Почему биткойн – это новая «сверхспекулятивная пирамида», потерявшая на днях, к слову, почти 40% стоимости? В какие стартапы верят инвесторы? Об этом в эксклюзивном интервью рассказал «Вечерке» председатель венчурного фонда Nextury Ventures, один из топовых бизнес-спикеров Европы Илья Лаурс, посетивший с лекцией Алматы.

Выступление в формате public talk, организованное Almaty Management University совместно с украинской консалтинговой компанией Olerom, миллиардер посвятил теме инновационных стратегий для бизнес-лидеров. Нам удалось лично пообщаться с создателем первой платформы мобильных приложений GetJar и узнать больше о его отношении к новым финансовым реалиям и о том, в кого готовы вкладываться инвесторы.

– Илья, ваш венчурный фонд инвестирует в стартапы на ранних стадиях роста. С чего началась личная история успеха? Интересен ли фонду Казахстан и создающиеся здесь инновации как потенциальный рынок?
– Я создал, вырастил, развил и в итоге продал компании в Силиконовой долине в США. Эффективность концепции долины, то есть экосистемы, впечатлила очень сильно. Около пяти лет я проработал рука об руку с создателями Facebook и хочу сказать, что успех социальной сети – это гораздо больший успех экосистемы, нежели Цукерберга или идеи, при всем уважении к нему. Только соединив множество элементов, можно произвести что-то уникальное. Поняв, как это работает, мне захотелось реализовать аналогичную версию экосистемы в Литве. Считаю, что в нашем регионе и вообще в постсоветском пространстве, несмотря на недостаток знаний, очень много возможностей. Я лично уже инвестировал семизначные суммы в некоторые стартапы.
В этом году я стал интересоваться Украиной и Арменией как регионами, как рынками. Что касается Казахстана, то это мой первый визит, я приехал поделиться опытом. Пока моя цель – передать здания. Хочется верить, что хотя бы какая-то их часть будет здесь применена. Как бы банально это ни звучало, меня привлекает возможность изменить мир к лучшему.

– Насколько сегодняшние инновации отвечают своему названию? Согласны с тем, что миру не хватает идей?
– В корне нет. Как раз наоборот: концептуально нового в мире придумано раз в 1000 больше, чем людей, желающих и способных хоть как-то попытаться эти идеи реализовать. Но вероятность успеха любой новой инициативы 10%. И точка. Нельзя предусмотреть успех. Ты производишь новый продукт и не понимаешь, нужен он людям или нет. Даешь на пробу, и статистика показывает – приживается 1 из 10. И инвестор это понимает. Намного лучше, чем автор идеи, и идет на это. Венчурный капитал в переводе означает «рискованный» капитал. Да, можно в 10 000 раз приумножить инвестицию, но около 80% инвестор даже не отбивает – списывает в ноль.
Что такое стартап? Во-первых, это начинающая компания, во-вторых – технологичная. Рестораны и прочий традиционный бизнес реже называются стартапом просто потому, что они не совместимы с венчурным капиталом. Ведь по его условиям, когда в обмен на очень большой риск потенциально есть очень большая возвратная инвестиция. А потенциально большой возврат невозможен без потенциальной возможности бизнеса расти с большой скоростью. Например, отельному бизнесу увеличиться в 1000 раз невероятно сложно. Для ресторана это тоже из области фантастики.
Инвесторы используют термин unicorn, или «единорог». Это компания, достигшая миллиарда, но в традиционном бизнесе достижение этой цели занимает не меньше 50 лет. Для венчурного инвестора это недопустимый срок – мы ориентируемся на 3–5 лет. Если в течение этого времени на горизонте не виден миллиард, это уже не предмет венчурной инвестиции.

– Что стоит для венчурного инвестора на первом месте?
– Скорее кто – индивид. Не идея, не ресурсы, а конкретный человек. В современном мире инновации не существуют отдельно от человека. За каждой идеей, будь это Facebook, Google или Tesla, стоит индивид. Понимание того, кто этот человек и почему он передо мной, – это 80% моего выбора. Все остальные параметры после.

– Каков ваш прогноз на 2018 год для глобального финрынка? Что, по вашему мнению, ждет нашумевший биткойн?
– У меня большие ожидания от криптоэкономики в целом, в которую я лично очень сильно верю. Но ни в коем случае не принимайте это за рекламу биткойна – это разные вещи. Биткойн – сверхспекулятивная пирамида. Если есть возможность для инвестиций, не вкладывайте в криптовалюту больше 1% средств.

– Выходит, взрывная скорость роста биткойна ни о чем не говорит?
– Говорит, и о многом. Любой новой технологии характерен волнообразный рост. Это старо как мир.

– То есть спад неизбежен…
– Когда приходит новая технология и дает сверхновые возможности, изначально в нее верят единицы. Эти единицы инвестируют и получают сверхотдачу. В тот момент, когда эту отдачу видят остальные, происходит переоценка возможностей. То же было когда-то и с Интернетом, и с голландскими тюльпанами. Это не пузыри, которые лопаются в ничто, это волны. Так вот, когда успех единиц видят массы, начинается массовый психоз. Тогда инвестируется намного больше, чем экономика в состоянии вернуть. Волнами или синусоидами расширяется любая технология, это вообще характерно человечеству. Я рад за тех, кому удалось поймать движение вверх. Но после этого такой же подъем в 2018 году невозможен даже технически. Не хватит всех денег мира.
Две экономические школы считают, что надвигается кризис образца 2008 года. Якобы мы стоим на пороге очередного большого пузыря. Я не сторонник этой позиции. Напротив, прогнозирую взрывной рост, но именно криптоэкономике. Повторюсь, что мы рассматриваем ее в отдельности от биткойна. По всем показателям криптоэкономика растет темпами, по которым еще не развивалась ни одна технология, включая Интернет и всю мобильную индустрию, вместе взятые. Это нечто новое. Это деньги, которыми не управляют ни государство, ни центральный банк. Вообще никто.

– В таком случае в чем рекомендуете хранить сбережения?
– Есть два параметра, определяющих любую инвестицию, – степень рискованности и величина возврата. Первый класс экономики: чем рискованнее инструмент, тем выше потенциальная отдача, но с тем большей вероятностью ты проиграешь. Дальше – вопрос подборки инструмента. Для тех, кто хочет просто сохранить деньги, классический и самый надежный выбор – государственные облигации. Очень низкие процентные ставки, но зато за ними стоят обещания. И чаще всего стабильное государство их не нарушает. Где-то посередине – акции компаний, которые листингуются на биржах. Это инструмент среднего риска и средней доходности. Биткойн, подчеркиваю, – это сверхрискованно. Можно играть в рулетку, но важно помнить, что она кем-то создана и работает по правилам любой пирамиды. Если вы не понимаете, что делаете, то, скорее всего, вами пользуются.
Марина ПЕСТРЯКОВА