Как вернуть силы иммунитета?

Будем жить

25 55Казахстанский ученый-биолог Александр Францев много лет изучал иммунную систему и на основе своих выкладок создал препарат нового поколения, который борется с широким спектром заболеваний. Александр Павлович рассказывает «Вечерке» об истории своего изобретения.

Что такое иммунитет
– Если говорить серьезно, мое изобретение – это философское осмысление тех процессов, которые происходят в живой клетке. Вся эволюция праклетки от той, что возникла в первичном бульоне, и до наших дней состояла в том, что совершенствовалась система распознавания своего и чужого. На этой основе существует наш иммунитет. В прошлые времена иммунитет понимали как систему, защищающую организм от вирусов и микробов. Сейчас его подразделяют на врожденный и приобретенный, или индуцированный, иммунитет. Когда рождается любое существо, человек или животное, оно автоматически невосприимчиво к определенным заболеваниям. Человек, например, не заболевает от воздействия вирусов и микробов, которые поражают растения или животных. Это врожденный иммунитет. Приобретенный иммунитет заключается в следующем. Например, укус змеи вызывает в организме синтез антител против змеиного яда. Таким образом, организм пополняется антителами в течение жизни. Столкнувшись с вирусом гриппа, он вырабатывает защиту против этого вируса, и в следующий раз вы переболеете не так сильно. На этом представления современной науки об иммунитете заканчиваются. Я ввел такое понятие, как «материнский иммунитет». Замечено, что многие болезни передаются по женской линии. С чем это связано? Как известно, яйцеклетку оплодотворяет сперматозоид. Яйцеклетка самки пропускает в себя только ДНК от сперматозоида. Начинается деление, появляется зародыш, он начинает расти. Клетка имеет внутреннюю структуру, в которую не проходит информация от отца. Когда клетка делится, она фактически остается материнской. Все клетки материнские по клеточной поверхности, по внутренним структурам, которые делятся независимо от того, как делятся ДНК, это свой процесс деления. Все ферменты, все субклеточные структуры являются материнскими. Клетки делятся, и когда они достигают определенного размера, начинает образовываться плацента. Через нее поступают питательные вещества от матери для питания зародыша. Плацента – это полупроницаемая мембрана, отделяющая организм матери от организма плода. У ребенка идут обменные процессы, и продукты обмена проходят через плаценту к матери, которая через свою выделительную систему выводит их. Дефекты матери – недостаток каких-то ферментов, витаминов, избыток гормонов – все это сказывается на обменных процессах плода. А здоровье матери зависит от ее иммунных процессов. Я вычислил, что существует целый ряд иммуноглобулинов, антител, которые определяют иммунный статус плода. Защитная система плода никак не может быть лучше, чем обменная система матери. Если недостатки иммунной системы матери не носят смертельный характер, то плод рождается с разной степенью здоровья. Мальчик – это информационный тупик. То, что он получил от матери, это его личная судьба. Предрасположенность к онкологии, аллергии или ревматизму, которую передала ему мать, он никому дальше не передаст. А вот когда родится девочка с теми же самыми дефектами, она никак не сможет изменить материнский иммунитет и передаст его следующим поколениям. Когда-то в незапамятные времена возникла одна-единственная клетка, которая была материнской. И мы все связаны с той самой первичной клеткой. Жизнь передается по материнской линии, а вместе с этим передаются все проблемы. Это не врожденный и не приобретенный иммунитет, а совершенно иной его вид – эволюционный иммунитет. Он не может быть пополнен. То, что дала мать, может только тратиться в течение жизни, и под конец жизни он исчезает. Поэтому начинают возникать иммунозависимые заболевания. Возникает рак, ревматизм, те болезни, которых раньше не было. Причин рака, аллергии или астмы много, но развитие этих болезней происходит потому, что у организма нет сил бороться с этими явлениями. Материнский иммунитет может быть изначально недостаточен, либо он истощается.

История изобретения
– На основе этих выкладок я начал изучать те вещества, которые мать передает «в дорогу» потомству. Я теоретически вычислил эти соединения, которые участвуют в информационной передаче свойств защиты. А вычислив теоретически, создал препарат, который восстанавливает недостающие звенья иммунной системы. На первом этапе исследований я выделил эти соединения из грудного женского молока. Но поскольку сырья необходимо много, я решил дальше работать с коровьим молоком. Оказалось, что у коровьего молока есть эти вещества, но у него есть свои особенности. Ученые доказали, что в течение трех месяцев после рождения материнское молоко еще несет информацию об иммунитете, а спустя три месяца – это просто питательная жидкость. Три месяца молоко в организме ребенка распадается на крупные фрагменты, которые участвуют в формировании его иммунитета. Представление о том, что ребенок должен вскармливаться грудным молоком, – правильное. А еще более правильное – что он должен быть вскормлен молоком именно своей матери. Тогда не будет информационных конфликтов в организме. Так как корова кормит теленка девять месяцев, то у нее действующих веществ в молоке достаточно мало, а у козы период кормления всего полтора месяца, и в козьем молоке концентрация необходимых веществ выше. Я работал с тоннами коровьего молока, чтобы выделить нужные вещества, а когда перешел на козье, потребовалось сотни литров. У всех млекопитающих в молоке содержатся вещества, необходимые для формирования иммунной системы ребенка, дело только в их концентрации. Это не связано ни с жирностью молока, ни с его питательной ценностью, только с наличием антител в молочной сыворотке. Весь молочный жир и творог я отделяю и работаю только с сывороткой. Если вы захотите поискать связи между молоком и онкологическими заболеваниями, весь интернет разделится на два лагеря. Одни будут утверждать, что молоко лечит от рака, а другие будут говорить, что молоко – это яд. И те и другие в чем-то правы. В молоке существуют вещества, стимулирующие рост клеток, и в то же время есть вещества, угнетающие рост раковых клеток. Если эти вещества не разделить, мы получим нейтральное соединение по отношению к раковым клеткам. То есть просто употребление в пищу молока не дает никакого лечебного эффекта. Я разделил эти фрагменты и выделил антитела, угнетающие рост патологических клеток.
Оказалось, что при введении их в любой организм получается заместительная терапия. Я доказал экспериментально, что патологические клетки уничтожаются моим препаратом. Это не зависит от локализации патологии. Есть такая терапевтическая проблема – организм не пропускает в мозг большинство химических препаратов, именно поэтому рак мозга трудно лечится. Есть очень малый спектр веществ, которые могут проникнуть в мозг. Выделенные мной соединения мозг пропускает.

Проблемы иммунитета и онкологии
– Представьте, насколько должна поделиться материнская клетка, чтобы образовать организм ребенка весом в среднем 3,5 кг. Взрослый человек весит примерно 75 кг. Это миллиарды делений, которые содержат сбои, ошибки, образования патологических клеток, в том числе раковых. Нельзя остановить обменные процессы. Природа разработала механизм, который находит эти ущербные клетки и уничтожает их. Это иммунитет. У человека сейчас теоретически одна из самых совершенных иммунных систем.
Проблема современной онкологии заключается в том, что рак – это не совсем то, что представляют себе онкологи. Врачи борются с опухолью, а опухоль – это признак того, что поражено одно из звеньев иммунной системы. Если мы представим иммунную систему как апельсин с дольками, то одна долька отвечает за пищевую аллергию, другая за грипп, третья за рак. Поражена только эта долька, и когда количество антител, способных бороться с раком, уменьшается, то в самом слабом месте организма возникает опухоль. Рак – это не сама опухоль, а болезнь иммунной системы. Можно сколько угодно вырезать и травить эту опухоль, иммунитет от этого не улучшается, а еще больше страдает. На сегодняшний день не существует ни одного метода в онкологии, который щадит иммунную систему. Медицина использует любые методы, чтобы подавить следствие, а причина остается. Опухоли делятся на две категории: солидные (твердые) и асцидные (жидкие). Лейкоз – это рак крови, асцидная форма, вырезать ничего нельзя, поэтому применяют только химиотерапию. Твердые опухоли вырезают. Медики уже давно признали, что химиотерапия – это тупиковый прием, от которого рано или поздно нужно отказаться. Она угнетает одинаково и здоровые клетки, и больные. Современных методов лечения онкологии нет, есть методы торможения.

Испытания препарата
– Этот препарат создан не мной, а природой, я просто открыл этот механизм. Если применять это средство для лечения патологий или опухоли, он уничтожит сначала метастазы и параллельно будет уменьшать саму опухоль. Если в анамнезе больного есть сведения, что по женской линии кто-то болел онкологией, значит, он находится в группе риска. Препарат оказывает профилактическое действие – поддерживает иммунитет.
– А в какой стадии сейчас находится ваш препарат? Он уже готов?
– Еще в 80-х годах я создал теорию иммунитета, по этой теории вычислил нужные вещества, превратил их в лекарственную форму. Сначала препарат был жидким и имел небольшой срок хранения. Затем я преобразовал его в стерильный порошок в ампулах. Мы пользовались этими ампулами для проведения доклинических испытаний (исследования на животных), на первой фазе клинических испытаний и на второй фазе. За это время не было ни одного несчастного случая. Клинические испытания спонсировала частная компания. Когда мы проводили клинические испытания, нам разрешили тестировать препарат на больных с разными видами рака, и на всех он действовал. Мы работали с 15 больными, у которых было 11 типов рака. Препарат работал! Нас возили по разным отделениям и привезли к детям с лейкозом. На них страшно смотреть! Они панически боятся капельниц и врачей. Поэтому было решено модифицировать препарат, сделать ректальную форму в виде свечей. Лейкоз нашим препаратом лечился достаточно быстро и эффективно.
– У вас есть люди, которые полностью излечились этим препаратом?
– Да, те, кто поверил и рискнул, живут уже по 10 лет со времени постановки диагноза. При начальной форме заболевания повторные курсы не нужны. Но если человек уже прошел много операций и курсов химиотерапии, вылечить его полностью сложно, потому что иммунитет уже практически на нуле.
– Вы продолжаете проводить исследования? Ваш препарат есть на рынке?
– Я создал препарат, но не имею возможности изучать его дальше. Я пробовал лечить им сахарный диабет и вылечил его у себя. Лечил геморрой в запущенной стадии – вылечил.
– Единственные, кто сейчас занимается вопросами создания производства и вывода препарата на рынок, это ребята из Алматы и Москвы. Они создали совместную компанию народного финансирования. Сейчас привлекают средства на запуск производства и занимаются реализацией небольшого количества препарата. Это суппозитории, называются FRAN. Производство обходится очень дорого. На сегодняшний день мы ищем спонсора, покупателя, для того чтобы этот препарат реализовался в широком масштабе. Это серьезная программа, хотелось бы осуществить ее на государственном уровне.
Ольга АКСЮТИНА