Маркеры помощи

Вместе против рака

В Казахском научно-исследовательском институте онкологии и радиологии рассказали, какую помощь могут получить онкобольные и о проблемах, которые существуют в их лечении. Своими мыслями поделились директор КазНИИ онкологии Диляра Кайдарова, профессор, сопредседатель Евразийской ассоциации онкологов Нурлан Балтабеков и президент ОФ «Вместе против рака» и Казахстанской ассоциации паллиативной помощи Гульнара Кунирова. Встреча была приурочена к Международному дню борьбы против рака.

Диляра Кайдарова:
– Рак является одной из главных причин смертности людей на всем земном шаре. Около 14 млн случаев выявляется ежегодно во всем мире, а 8,2 млн человек ежегодно умирают от этого недуга. В ближайшие 20 лет число новых случаев заболевания возрастет примерно на 70 процентов. Рак называют болезнью развитых стран. Чем больше у людей продолжительность жизни, тем больше и риск заболеть онкологией. Если в Казахстане 20 лет назад раком заболело 27 тысяч человек, то в прошлом году уже 36 тысяч 438 человек. В то же время онкологов радует, что с годами смертность от заболевания снижается. Этому способствуют скрининги на раннее выявление рака. Первое место по числу заболевших занимает рак легких среди мужчин, а среди женщин – рак молочной железы. Последнее время в Казахстане отмечен рост рака предстательной железы у мужчин. Три года назад наши специалисты начали проводить скрининг по раку простаты, что, соответственно, повысило его раннюю выявляемость.
С каждым годом качество помощи казахстанским больным улучшается. Институт онкологии оснащен всем современным оборудованием и для диагностики, и для лечения рака. Сегодня здесь действуют отделения рака мягких тканей и костных опухолей, головы и шеи. К слову, последнее ранее работало только в Астане. Мы открыли отделение нейроонкологии, куда недавно пригласили хирургов, которые проводят операции на головном мозге. Действует и детское отделение, где маленькие пациенты получают лучевую терапию. То есть мы лечим большой спектр раковых заболеваний. Имеется весь необходимый арсенал для химиотерапии, таргетные препараты, которые также предоставляются нашим пациентам из числа граждан Казахстана бесплатно. В Алматы проводится восемь видов скринингов на онкопатологию (рак шейки матки, молочной железы, простаты, желудка и пищевода, кишечника и рак печени). Их может пройти любой желающий в поликлиниках по месту жительства бесплатно. Большинство наших граждан воспринимает онкологию как приговор. Но рак не такое страшное заболевание, как принято думать. С ним можно бороться на ранних стадиях. У нас есть примеры, когда люди, перенесшие онкологию, после операций живут по 18–20 лет. Но победить рак можно только общими усилиями врачей и пациентов.
Гульнара Кунирова:
– Мы не считаем себя пациентозащитной организацией в чистом виде. Наша задача – доводить проблемы пациентов до врачей и без конфронтации стараться их решать, так как у нас одна цель – побороть болезнь. Организацией создан первый сайт для пациентов и врачей – oncology.kz. В течение рабочего дня работает бесплатная горячая линия тел. 88000805868, куда поступают вопросы и жалобы от пациентов. Сегодня в Казахстане 140 тысяч онкодиспансерных больных, а в Алматы – 20 тысяч. Но далеко не все они понимают, что качественное лечение можно получать в Казахстане бесплатно. И наши онкологи работают на тех же стандартах, которые применяются во всем мире. Но, увы, по сей день живет миф, что лучше лечиться за границей, и люди отправляются туда, не жалея денег. Многие из них, возвращаясь на родину, обнаруживают, что деньги были потрачены зря. Выясняется, что платили-то в основном за более вежливое обращение и комфорт и практически все то же самое лечение могли получить и здесь. Мы недооцениваем наших казахстанских онкологов. Фонд занимается и развитием паллиативной помощи. Больше половины пациентов, которые обращаются к врачам, к сожалению, приходят с запущенными стадиями, когда исчерпали себя возможности лечения. Но и в этом случае есть возможность улучшить качество их жизни – обезболить, снять симптомы недуга. Для этого в Алматы нашей организацией созданы мобильные бригады, которые бесплатно занимаются врачебной, сестринской, психологической помощью на дому.
– Что провоцирует рак? Выпускаются ли в Казахстане эффективные противоопухолевые препараты и можно ли с помощью БАДов или пептидов вылечить онкологию?
Д. К.:
– Онкозаболевания легких провоцирует курение, рак шейки матки – вирус папилломы человека, а гепатиты В и С могут привести к раку печени. Рак желудка провоцирует бактерия хеликобактер пилори. Любой стресс приводит к снижению иммунитета. На этом фоне активизируется раковая клетка, которая сидит у каждого из нас и развивается при каких-то неблагоприятных факторах, один из которых генетическая предрасположенность. Действие многих БАДов направлено на то, чтобы стимулировать и защищать свою собственную иммунную систему, чтобы она противостояла онкологии. Что касается пептидов, если бы они действительно являлись панацеей от рака, то их разработчики уже давно получили бы Нобелевскую премию. Как это произошло с врачом, который разработал молекулу против вируса папилломы человека. Как раз сегодня во многих противоопухолевых препаратах используется разработанная им противовирусная формула. К слову, ее сегодня содержат и БАДы.
В Казахстане построено три завода, которые прошли сертификацию. Сейчас некоторые из них выпускают противоопухолевые препараты на основе субстанции, которая изготавливается за рубежом. Мы надеемся, что их качество будет соответствовать международным стандартам и проходить соответствующий контроль. Глава нашего государства призывает ужесточить проверки казахстанских фармпроизводителей, а также ввоз препаратов из-за границы. У нас работает республиканская организация по контролю за лекарствами, с которой мы ежедневно созваниваемся и выясняем качество регистрируемых ими препаратов.
Нурлан Балтабеков:
– Когда та или иная компания предлагает вам принимать БАДы, нужно знать две вещи. Первая – проводились ли их клинические исследования в стране-производителе, а также в Казахстане. То есть имеются ли достоверные данные по врачебному эффекту. Кроме того, прежде чем употреблять любой иммуномодулятор, нужна консультация специалиста, чтобы знать степень риска и его эффективности для пациента. В 2007 году мы вместе с Дилярой Кайдаровой, посещая Италию, обратили внимание на биодобавки, которые дают хороший результат при онкопатологиях. В течение десяти лет проводили научные исследования, чтобы выпустить подобный препарат для улучшения качества жизни наших пациентов, получающих химиотерапию. Сейчас проводим его экспертизу. Но наш препарат будет стоить в Казахстане в десятки раз дешевле, чем в Италии. Казахстан сегодня тратит миллиард евро на закуп препаратов против онкологии за рубежом. У нас они продаются по 5–10 тысяч евро, в то время как там стоят копейки. Мы хотим, чтобы противоопухолевые лекарства выпускались в нашей стране, были доступны по цене, а казахстанские онкологи гарантировали их качество.
– Насколько сейчас доступны ВПЧ-тесты, онкомаркеры? Можно ли внедрить их в каждой поликлинике?
Д. К.:
– ВПЧ-тест считается наиболее качественным тестом, который может сообщить об изменениях в шейке матки. Он наиболее эффективен в выявлении предраковых и злокачественных новообразований шейки матки. В некоторых странах – в Турции и Италии – он используется в рамках скрининговой программы населения. У нас его можно пройти только на платной основе. Мы бы хотели приобрести ВПЧ-тест для граждан нашей страны. Но Министерству здравоохранения РК, к примеру в Турции, предложили заплатить 25 долларов за один тест. Сейчас мы думаем над тем, чтобы купить его по более доступной цене. Ждем предложений от наших корейских коллег.
Н. Б.:
– В отношении онкомаркеров ситуация следующая. Одним невозможно определить все виды рака. Для каждого злокачественного новообразования разработан свой специфический онкомаркер. Но он применяется не для ранней диагностики, а при выявлении рецидива заболевания или для определения эффективности лечения. Если вам предлагают онкомаркер для каких-то других целей – это просто бизнес. Кроме того онкомаркеры могут применяться, когда ваши родители, братья и сестры болеют онкологией. Здесь ярким примером является Анджелина Джоли, риск заболеть раком груди у которой очень велик.
– Каков уровень подготовки детских онкологов?
Д. К.:
– Да, здесь есть большая проблема. Сегодня у нас в отделении 25 детей. Они поступают в НИИ уже с большими опухолями головного мозга, в костной системе, почках. И мы удивляемся, почему у них так поздно диагностировали рак. Хотя это в общем-то объяснимо. Дело в том, что у нас закрыли педиатрические факультеты, и врачи просто не знают, как поставить диагноз лейкоз. Дело в том, что нет каких-то специфических признаков заболевания, и врачи порой месяцами не могут понять, чем болен ребенок. Сейчас Министерство здравоохранения планирует возобновить работу педиатрических факультетов в университетах Казахстана. В связи с этим мы проводили обучающие семинары по ранним признакам рака у детей в регионах. Несколько дней назад наш новый министр здравоохранения дал задание Институту педиатрии разработать стандарты и отработать их на местах с врачами. В ближайшее время глава ведомства приедет в Алматы, где проведет большое совещание с педиатрами, онкологами.
Наталья ВЕРЖБИЦКАЯ

В Казахстане вводится материальная компенсация за причинение ущерба здоровью пациента при отсутствии вины со стороны медработника
Это связано с тем, что в республике стало больше жалоб на качество оказываемых медуслуг. В связи с этим принято решение гарантировать профессиональную ответственность медиков.
Как сообщили в Республиканском центре развития здравоохранения, начато обсуждение концепции проекта закона «О гарантировании профессиональной ответственности медицинских работников в Республике Казахстан», в документе предусмотрены понятия профессиональной ошибки медработников.
– Такой подход позволит обеспечить защиту имущественных интересов пациентов и медработников, а также субъектов здравоохранения, включая физических лиц, занимающихся частной медицинской практикой и фармдеятельностью, – считают разработчики проекта закона.
Также в документе предусмотрены различные альтернативные модели внедрения механизмов гарантирования и страхования профессиональной ответственности медработников.