Медиаторы спешат на помощь

Чтобы решить спор, урегулировать конфликт с соседом или развестись, алматинцам сегодня необязательно идти в суд

Все эти и многие другие вопросы помогут решить медиаторы. О том, как работает эта система в нашем городе, рассказали и. о. директора представительства Центра развития медиации по Алматы Болат Тойлыбаев, сотрудники Жексенгали Мусин, Каржау Турганбаев, Даулет Абилькасимов и Анжела Сатканова.

– Как известно, Закон о медиации принят в нашей стране в 2011 году, – говорит Жексенгали Мусин. – Сегодня несколько организаций занимаются предоставлением этой услуги по Казахстану.

В Алматы мы работаем от республиканской общественной организации «Центр развития медиации в Казахстане», которая базируется в Астане. Организация имеет свои филиалы во всех областных центрах и городах нашей страны. Однако, несмотря на то что мы, как говорится, работаем не первый день, многие наши граждане до сих пор смутно представляют себе, что же такое «медиация». Доходит до смешного. Когда людям предлагают услуги медиации, они путают ее с медитацией, предполагая, что мы занимаемся чуть ли не какими-то духовными практиками.

– Кто и когда может прибегнуть к услугам медиации?

Каржау Турганбаев:

5 Тарганбаев

– Сегодня во всем мире используют медиацию как один из способов решения спора правовыми методами без обращения в суд. Основной нашей миссией является желание привести к компромиссу, решить конфликт мирным путем. Процесс медиации непродолжителен по времени и занимает порядка трех недель. Однако для нашей деятельности есть ограничения: мы не можем участвовать в урегулировании дел по преступлениям против общественного порядка, сутенерства или наркоторговли, а также по тяжким и особо тяжким преступлениям.
В прошлом году в Алматы было заключено 3260 медиативных соглашений, из них 1660 по гражданским делам и 1600 – по уголовным. По городу было подписано 11 меморандумов о сотрудничестве со всеми правоохранительными органами. Это прокуратура, суд, ДВД. В меморандумах оговорены моменты выделения площадей, где мы можем принимать граждан. Кабинеты медиаторов сегодня открыты во всех судах Алматы. Следователи, судьи рассказывают обратившимся туда гражданам о существовании наших услуг и направляют их к нам. К слову, в недалеком будущем все судебные иски будут проходить через процедуру медиации.

Анжела Сатканова:

5 Сатканова
– Зачастую к нам приходят родственники, которые не могут поделить наследство. Так, ко мне обратилась женщина, которая пожаловалась, что мать вместе с братом подали на нее в суд, с тем чтобы лишить наследства. Во время общения удалось выяснить, что сын забрал к себе мать. Хотя он и ухаживал за пожилым человеком, но в то же время оказывал на мать психологическое давление, отстраняя от дочери. В конечном итоге нам с юристом удалось примирить стороны и мать разделила все имущество между двумя детьми. Или еще суды нередко направляют к нам граждан, подавших документы на развод. Лично мне не раз удалось примирить стороны в досудебном порядке и таким образом сохранить семьи.

Даулет Абилькасимов:

5 Абилькасимов
– Бывает и наоборот – от наших услуг отказываются, о чем впоследствии сожалеют. Так, это в частности произошло в отношении парня, который нанес во время драки мужчине 12 ножевых ранений. Мы поговорили с подследственным, объяснили, что ему легче будет договориться с потерпевшим и заплатить ему денежную компенсацию на лечение в размере одного миллиона тенге. Однако мать обвиняемого категорически отказалась принимать такое, несправедливое по ее мнению, условие. В итоге дело дошло до суда. Там преступление переквалифицировали в «покушение на убийство» и подсудимый получил большой срок. Тогда сторона осужденного все же решила пойти на предложение стороны потерпевшего. Но, увы, процесс правосудия был запущен, и исправить ситуацию стало, к сожалению, уже невозможно.

– Ваши услуги платные? Сколько стоит помощь медиатора?

Даулет Абилькасимов:
– У медиаторов нет фиксированной заработной платы. В Законе РК прописано, что наши услуги оказываются на договорной основе. Причем оплата может производиться как с виновной, так и с пострадавшей сторон после заключения соответствующего соглашения.
У нас гибкая система оплаты, которая дифференцируется в зависимости от сложности дела. Мы бесплатно оказываем первичную консультацию. Бывает, не берем денег с малоимущих граждан по каким-то незначительным случаям. Допустим, украл человек в магазине пачку сигарет или буханку. Однако даже в этом случае наша услуга очень важна. Ведь решив дело мирным путем, совершившего кражу не привлекут к уголовной ответственности. И если даже если уголовное дело уже возбуждено, при получении судом медиативного соглашения оно будет прекращено и виновная сторона не получит судимости. То есть человеку, который совершил преступление, решить дело таким образом очень выгодно.

Каржау Турганбаев:
– Главный принцип нашей работы – «худой мир лучше доброй ссоры». Медиация в любом случае обходится сторонам гораздо дешевле, чем традиционные судебные процедуры, которые требуют к тому же массу времени и нервов. Мы работаем по прейскуранту, где наши услуги оцениваются в зависимости от сложности дела от 30 тысяч тенге. Иногда, чтобы понять суть дела, приходится знакомиться с 12-томными делами. Или медиатору потребуются командировочные и транспортные расходы. Так я, к примеру, рассматривал крупный корпоративный спор, когда судились два юридических лица. Около недели я потратил только на сбор необходимых документов. Сторонам в этом случае оказалось гораздо выгоднее решить спор, заплатив за работу медиатору. Мой гонорар составил один процент сборов в госбюджет от искового заявления или порядка трех миллионов тенге. В то время как, решая дело судебным путем, гражданам пришлось бы потратить в три раза большую сумму.

Анжела Сатканова:
– К нам обращаются те граждане, которые хотят нести меньше моральных и материальных расходов. Нередко мы вступаем в конфликт интересов с юристами и адвокатами. Дело в том, что адвокаты защищают одну сторону и получают от этого вознаграждение. При этом исход дела их мало волнует. А в случае, когда стороны мирятся между собой, то адвокаты остаются ни с чем. Так, обратившиеся ко мне по поводу медиации граждане ранее заплатили адвокату вознаграждение в 1000 долларов, при этом он не решил их дело. У меня же по прайсу это дело стоило 50 тысяч тенге. То есть за эту сумму стороны бы примирились и дело было закрыто. И такие случаи, увы, не единичны.

Жексенгали Мусин:

5 Мусин
– Разница между адвокатурой и медиацией в том, что медиатор не занимает ничью сторону. Наша главная задача – переговорить с двумя сторонами и найти общее приемлемое решение. Медиаторов никто специально никому не назначает. Их человек может выбрать по своему усмотрению из имеющегося списка.

– В Алматы работает более 100 профессиональнных медиаторов. Кто занимается их специальной подготовкой?

Жексенгали Мусин:
– Их обучает Центр развития медиации в Казахстане, специалисты которой выезжают в регионы, проводят семинары и тренинги. Обучение занимает в среднем 50 часов. В результате медиаторы получают свидетельство и сертификаты, которые являются основанием для работы. Медиатором может стать любой человек, имеющий высшее образование. Среди наших сотрудников много юристов, учителей, психологов. Например, я по образованию педагог, Анжела Сатканова – психолог, Даулет Абилькасимов и Каржау Турганбаев – юристы. Главным условием работы медиатора является умение договариваться. Этим ценным качеством обладают далеко не все люди. Не имеет значения, из какой профессии к нам пришел человек, он должен уметь перестраиваться, забывая о негативных сторонах своей прошлой профессии. В основном у нас работают люди, которые полностью посвящают себя медиации, так как это требует много времени.
Существует казахстанский и алматинский реестр судебных исполнителей и медиаторов, которые имеют право заниматься этой деятельностью. Но, как показывает практика, это получается далеко не у всех, кто окончил курсы медиаторов. Поэтому у нас происходит естественный отсев, и списки каждый год обновляются. И тот человек, который в нем отсутствует, не вправе заниматься медиацией.

– Как обстоят дела со школьной медиацией?
Жексенгали Мусин:
– В Алматы она как-то не прижилась. Хотя довольно часто происходят конфликты между учениками, учителями, родителями.
Часто свои внутренние проблемы школы решают по-старинке – за счет социальных педагогов или заместителя директора по воспитательной работе. И все это происходит бесплатно. А тут мы со своими предложениями приходим, за которые надо платить…
Каржау Турганбаев:
– Но все же некоторые школы Алматы прибегают к услугам медиаторов. Мне известен случай, когда мать ребенка пожаловалась на педагога и дело могло кончиться судом. Но руководством школы был привлечен наш медиатор, так как там не хотели, как говорится, выносить сор из избы. В итоге стороны примирились. Девочка осталась учиться в этой же школе, не лишился работы и педагог, с которым у школьницы случился конфликт.

– Вы занимаетесь медиацией только на территории Казахстана?
Болат Тойлыбаев:

5 тойлыбаев
– Сегодня наши медиаторы настолько хорошо показали себя в нашей стране, что теперь работают и за рубежом. Они, в частности, выезжали в Южную Корею, Польшу, Китай, Россию, где успешно разрешали спорные вопросы. В ряде стран у нас много совместных предприятий. Например, наш медиатор выезжал в компанию «Самсунг» в Южную Корею, с которой казахстанские бизнесмены нарушили условия поставки, и им грозил огромный штраф. Бывает, к медиаторам обращаются люди, которые приобрели недвижимость за рубежом, или речь может идти о бракоразводных процессах и супруги делят имущество. Разрешать такие вопросы с помощью иностранного суда и дорого, и проблематично. Отмечу, что все дела, которые вели наши ребята за рубежом, уже успешно решены.
Наталья ВЕРЖБИЦКАЯ
Фото Кайрата КОНУСПАЕВА