Мэлс и его команда

Если подниматься вверх от Аль-Фараби по руслу Большой Алматинки поутру, вы обязательно их встретите.

Там, где происходит сброс чистой воды из БАО, образуется небольшое озерцо. Это место ежедневного купания «группы здоровья», и все они как один убеждены, что холодная вода лечит все болезни. Сейчас они сами все расскажут.

– Меня зовут Мэлс, мне 65 лет, здесь я купаюсь с 1995 года. А начал в 1992 г. на Бутаковке.

15 001
– А что это за водоем?
– Вода идет по трубам с БАО, а лишняя сбрасывается в речку. Это чистейшая горная вода, я ее пью. Мы купаемся в ней каждое утро и зимой, и летом. В свое время было движение «ивановцев», еще в «Советском спорте» публиковали материалы. Я вдохновился и стал практиковать. Раньше постоянно мерзли ноги от хождения по горам, вот и решил начать закаливание. Сейчас я инвалид 2-й группы. После полученной травмы два года лежал без движения и смотрел в потолок. А с 12 июля 2008 возобновил закаливание.
– Производственная травма?
– Падение с 5-го этажа. Перелом позвоночника, восьми ребер, закрытая черепно-мозговая травма и т.п.
– Как же вы восстановились после такой страшной травмы?
– Меня очень поддержал мой друг Виталий, тоже из наших. Это сейчас мы друзья, а до больницы просто встречались здесь, купались, здоровались издалека. Когда со мной случилось несчастье, Виталий приходил ко мне в палату, читал стихи, помогал как мог. А потом уже из дома я на костылях буквально приполз сюда, и – была не была! – плюхнулся с головой в воду. Постепенно пошел на поправку. За два года полностью выздоровел. Сейчас даже йогу могу делать!
Мэлс бежит к рюкзаку, вытаскивает коврик для йоги и садится в «лотос». Затем приподнимается на одних только руках и балансирует. Забирается на турник и висит вниз головой, растягивая тело. Для инвалида 2-й группы все эти упражнения выглядят просто фантастически!
– Мэлс, а как собрался ваш коллектив? Вы идейный вдохновитель?
– Я стараюсь поддерживать в ребятах боевой дух. Нахожу в интернете интересные материалы по нашей теме, делаю рассылки. Вот сегодня ночью не спал, нашел лекции профессора Жданова, отправил в группу. Знаете, например, чем мы отличаемся от «моржей»? Есть свидетельства, что люди, занимающиеся моржеванием, долго не живут. Почему? И Бубновский, и Жданов это объясняют. «Морж», купаясь и плавая в проруби долго, теряет энергию. А у нас кратковременное погружение. Как говорил Парацельс, «все есть лекарство и все есть яд, зависит от дозы». Мы проводили такой эксперимент зимой: я принес тонометр и до купания измерил давление – было 120/80. Я искупался, вышел, от меня идет пар. Померил давление – оно подскочило до 190/110, а через пять минут вернулось на место. Кратковременный скачок – это тренировка сосудов. Я всю жизнь ставлю эксперименты на себе, а потом рекомендую людям. Любые оздоровительные методики.
– Вы еще и теоретик группы. Собираете информацию по оздоровлению.
– Конечно! У меня есть методика, я помогаю людям начать заниматься оздоровительными техниками.
– А какая методика погружения в холодную воду?
– Нужно обязательно облиться с головой либо окунуться, затем выйти на бережок и высохнуть, не вытираясь. Зимой приносите теплые вещи, надевайте шапочку, чтобы не застудить голову.
– Мэлс, вы готовы к принятию в свою группу новых адептов здорового образа жизни?
– Конечно! Приходите, мы вам все покажем! Смотрите, вот идет купаться Надежда Владимировна, КМС по фигурному катанию.
– Доброе утро, Надежда Владимировна! Расскажите о своем опыте с холодной водой.

15 002
– Как купила квартиру неподалеку, увидела речку, пришла посмотреть, а тут уже купаются, это было в 2004 году. Думаю – а чем я хуже? Так и примкнула к группе.
– И с тех пор регулярно, каждый день?
– Конечно, пропускать нельзя.
– Поделитесь своим методом, как вы это делаете?
– Сначала я хорошо разогреваюсь, делаю гимнастику. Потом окунаюсь и выхожу, долго находиться в воде нехорошо. Минимум – нужно окунуться три раза с головой. Выхожу, растираюсь – вот и вся методика. Температура воды должна быть не выше 11–12 градусов.
– А вы профессионально занимаетесь спортом? Мэлс уже рассказал.
– Я тренер по фигурному катанию, работаю в «Меге». Возраста я не стесняюсь, мне 76 лет.
– А как ваша группа относится к медицине, к лекарствам?
– А мы практически не болеем. К нетрадиционной медицине хорошо относимся – травки, чаи лечебные. А таблетки мы не пьем. Заболел гриппом, пришел, окунулся – и нет никакого вируса.
– Спасибо большое за интервью, Надежда Владимировна, вы в прекрасной форме!
Пока мы общались, подошел один из основателей – друг Мэлса Виталий, неся в пакетике какую-то сухую траву.
– Виталий Дмитриевич, здравствуйте! А что это вы несете?

15 003
– Это иван-чай с наших гор, мы его ферментируем и пьем.
– Для чего ферментируете и как?
– Там целая технология. На Руси раньше терли траву между пальцами, пока сок не пойдет. А потом расправляли листики, клали в тазик под гнет, постоит, а потом и в печку. Мы кладем в духовку, нужно, чтоб она была приоткрыта, при температуре около 80 градусов. По времени нужно смотреть, чтобы иван-чай не пережарился, иначе он потеряет все полезные свойства. Надо очень осторожно следить за процессом. А потом можно и чай заваривать.
– Расскажите, как вы начали свой путь оздоровления?
– Я с 1991 года живу по системе Порфирия Иванова «Детка». Скажу вкратце – она содержит и нравственные, и физические правила, лечит, соответственно, и тело, и душу.
– Сколько вам лет, если не секрет?
– 71 год.
– Я смотрю, Мэлс сыплет датами, помнит дни рождения всех участников, а вы, говорят, поэт. Скажите, на память оздоровление водой тоже влияет?
– Да, я публиковался в «Просторе», в «Современном образовании». С памятью все в порядке. Любимое дело позволяет жить и радоваться жизни.
– Подскажите, многие наши читатели и хотели бы начать эксперименты с холодной водой, но боятся. У некоторых хронические болезни почек, когда дополнительный холод поступает в организм, это не очень хорошо. Были случаи с почками?
– У меня был двусторонний пиелонефрит, – снова включается Мэлс. – Целая пачка анализов! Правая почка была размером 7 см, а вторая – 10 см. Одна была сильно опущена. Я вел лечебный дневник, поэтому я все помню. И могу сказать: все восстановилось, хотя врачи строго запрещали лезть в холодную воду. Лежат новые снимки и новые анализы – все в норме.
– Дело в том, что у всех нетрадиционных систем оздоровления, – продолжает диалог Виталий Дмитриевич, – один принцип. Лечение через обострение. У меня так было, у Мэлса, у многих из нас. Бронхит у меня был хронический, обострился, потом исчез. Зрение проверял 10 лет назад, снова начали пугать, что-то там с сетчаткой, операцию надо делать. Ничего, продолжаю обливаться и на зрение не жалуюсь.
Ахмет Токтабай, доктор исторических наук, профессор, 66 лет:

15 004
– Я в 1998 г. сильно заболел – сердце стало давать сбои, пароксизмальная мерцательная аритмия и стенокардия. Не мог дышать, особенно плохо было ночью, совсем ушел сон. Вышел из больницы, не мог ходить от одышки. Попала в руки книжка, где один башкир описывал точь-в-точь мой диагноз. Вылечился холодной водой. Тогда я жил на Водозаборной, вышел в палисадник и начал обливаться. Стоял ноябрь, снег лежал. Два ведра воды утром и два вечером. У меня жена медик, как увидела, что после холодной воды у меня опухла щека, стала ругать меня. Но в тот день у меня появился свет в конце туннеля. Потихоньку восстановился сон, а через две недели я стал ходить на работу.
– А диагноз сняли?
– Да, и не только этот, я излечился от разных болезней. Со студенческих времен были сильные головные боли, даже спал в меховой шапке. Как рукой сняло! Был шейный остеохондроз, тяжело было двигать шеей, все время что-то хрустело и болело. Сейчас все отлично. С шести лет, а я воспитывался в интернате, заработал ревматизм. На погоду постоянно болели кости. Прошло! Сейчас погода меняется – не чувствую никакой реакции в ногах. По утрам бегаю здесь, по набережной, купаюсь, общаюсь с ребятами. Я как-то общался с бабушкой-староверкой на Алтае, зовут Пестимея. Она прекрасно говорит по-казахски. Бабуле далеко за 80, у нее розовое лицо без морщин. Она мне сказала, что лучшая косметика – это роса. Она каждое утро умывается росой. И еще кедровые орехи у них растут.
– Да, у нас кедр не растет, но в горах много лекарственных растений.
– Полынь, например, это же природный антибиотик, – снова подключается к беседе Мэлс. – Я, когда чувствую, что горло запершило, засыпаю в рот 1/3 чайной ложки молотой полыни и запиваю водой. Утром встал – и снова как огурчик!
Рустам Мингазов, художник, преподаватель КАЗГАСА, директор школы искусств «Леонардо да Винчи»:

15 005
– Меня еще с 9 лет отец приучил бегать, а когда поступил в художественное училище, я занимался шотокан-карате. Четыре года назад в школьном дворе, где я обычно тренируюсь на брусьях, ко мне подошел преподаватель трудов Мухаметжан. Тогда он и предложил мне заняться нырянием на речке. Он с таким восхищением об этом рассказывал, я попробовал, и мне тоже понравилось. Когда ежедневно ходишь нырять, то ты заряжен на целый день, как батарейка. У меня масса встреч по работе среди дня, ученики, коллеги. Никакой усталости! Никаких ангин, простуд за это время тоже не было. Перед погружением я делаю комплекс на турниках. На речке я встретил Мэлса, который со всеми общался, всем что-то советовал. Мы как-то организовались в команду, я сделал чат, и все с удовольствием стали переписываться и общаться. Кроме совместных занятий, мы решили сделать что-то полезное. Установили металлический стол возле турников, чтобы после тренировок можно было попить чаю. Купили вскладчину музыкальную колонку, включаем музыку и танцуем. Команда у нас разновозрастная, иногда молодежь тоже подходит, интересуется, но основной костяк – это человек 15.

15 006
Ольга Аксютина