Моя мечта – спасать людей

Будем жить

18 001Доктор Иман Сюэ приехал в Казахстан в 1997 году по приглашению Олимпийского комитета РК. В кабинете у доктора – множество фотографий с нашими чемпионами и первыми лицами государства. Более 20 лет он не только помогает спортсменам, но и занимается научно-исследовательской деятельностью по вирусологии

– Доктор Иман, расскажите предысторию вашего появления в Алматы? Вы жили и работали в Китае?
– Сам я родом из Харбина, окончил медицинский университет в Хэйлунцзяне по специальности «Игло­терапия и траволечение». Со студенческих лет интересовался вирусологией. После поехал в Тибет, чтобы изучать тибетскую медицину и полтора года жил в буддийском монастыре. Я хотел остаться в монастыре навсегда, чтобы там заниматься научной деятельностью. Но наш старенький лама, которому уже перевалило за 100 лет, позвал меня для беседы и сказал, что я должен идти в мир и лечить людей. Это было в 90-х годах, тогда свирепствовал вирус СПИДа. У меня уже были разработки на основе древних медицинских трактатов. Я думал таким образом: «Средство, способное победить вирус СПИДа должно быть сильнодействующим. Как сделать, чтобы оно не повреждало внутренние органы и не давало побочных эффектов?» Я испытывал рецепты на себе и убеждался в том, что сильнодействующие препараты повреждают желудок. Своими соображениями я поделился с ламой, и он сказал. «А почему ты считаешь, что это средство обязательно принимать внутрь? Может быть, его лучше использовать в качестве ингаляций? Подумай в этом направлении». С такими мыслями я покинул монастырь и стал работать в клинике. Вскоре пришло приглашение из Казахстана.
– А как вас нашли, почему выбор пал именно на вас?
– Меня нашли через посольство Китая. У спортсменов всегда остро стоит вопрос допинга, как известно, многие химические лекарства могут определиться анализами, как допинг. Получается, химией их лечить нельзя, тогда чем? Китайская традиционная медицина почти всегда использует фитотерапию, поэтому было решено найти врача для спортсменов в Китае. Я специализируюсь на восстановлении связок, сухожилий, костной структуры, работаю с грыжами и протрузиями. Использую иглотерапию, фитотерапию, вакуумные банки, акупунктуру. Когда мне предложили поехать в Казахстан помогать спортсменам, я не раздумывал и сразу принял предложение.
– Сколько олимпиад вы сопровождали нашу сборную? С кем работали?
– Я был на пяти олимпийских играх. Работал с тяжелоатлетами, фехтовальщиками, пловцами, боксерами, велосипедистами. У всех бывают травмы, разрывы связок, вывихи – спортсменам требуется быстрое восстановление. Кроме того, перед выступлениями они нервничают, не могут спать, а им необходим полноценный отдых. Я знаю технику акупунктурного массажа, который приводит к быстрому расслаблению всего организма. Человек отлично высыпается, и на следующий день чувствует себя обновленным. В 2005 году на Олимпиаде в Пекине я помогал Илье Ильину, нашему чемпиону, тяжелоатлету; работал с биатлонисткой Еленой Хрусталевой. В 2008 году в Пекине на Летних олимпийских играх помогал боксеру Серику Сапиеву.
– Вы продолжаете работать со спортсменами в настоящее время?
– В этом году Олимпийские игры должны были проходить в Японии, но из-за коронавируса их отменили. Я поддерживаю связь со спортсменами, если что-то нужно, помогаю. В начале 2020 года я работал с олимпийской сборной по фехтованию.
– Параллельно вы проводили исследования по изучению воздействия на вирус СПИДа?
– Спортивная медицина – это моя работа, а вирусология – моя научная деятельность, можно сказать, страсть. Сейчас мне 53 года, больше 25 лет я изучаю вирусы и разрабатываю противовирусные средства. Я, к примеру, пять лет прожил в Темиртау и работал в центре по борьбе со СПИДом. Поехал туда по собственной инициативе, потому что узнал, что у них много больных. Мне давали самых тяжелых безнадежных пациентов, от которых медицина отказалась.
– Были результаты?
– Я полностью вылечил четверых человек, все они до сих пор живы. В Темиртау многие люди живут бедно, у них нет денег на дорогостоящее лечение. Я лечил их бесплатно, а потом за свой счет отправлял в Новосибирск на исследование ДНК. Вот у меня лежат заключения из лаборатории, что у этих пациентов вируса СПИДа не обнаружено. Врачи из лаборатории удивлялись, каким образом эти люди смогли выздороветь.
– Вы запатентовали свое изобретение?
– Нет, к сожалению, именно с этим возникли большие сложности. Оказалось, что официальные исследования препарата требуют огромных вложений, которых у меня нет. Вернувшись в Алматы, я заказал 2 исследования в лаборатории КазНУ им. аль-Фараби, вот эти папки с результатами. Одно из них было проведено на токсичность моего лекарства. В течение 21 дня подопытных крыс окуривали дымом от препарата, состояние крыс не ухудшилось, кровь и внутренние органы остались на таком же уровне, как и до эксперимента. Второе исследование было проведено с эмбрионами цыплят, зараженных вирусом гриппа. После использования моего препарата, вирус гриппа не был обнаружен.
– Ваше изобретение оказалось широкого спектра действия, оно излечивает не только вирус СПИДа?
– Да, я тестировал его на вирусе гриппа, герпеса, а когда в мире началась пандемия коронавируса, оказалось, что он лечит и его. Даже официальная медицина применяет для лечения коронавируса те же самые средства, что и для лечения СПИДа, потому что эти вирусы сходны.
– Как вы обнаружили, что ваше средство работает против коронавируса?
– Ко мне обратилась семья моих знакомых, которых я лечил раньше. У них заболел дедушка 72 лет, он уже не вставал с постели и не принимал пищу. Они купили мне противочумный костюм, я стал ездить и проводить ингаляции. Вскоре к пациенту вернулся аппетит, а на пятый день он встретил меня у дверей дома. Через неделю он сдал тест, в крови обнаружили антитела к коронавирусу. Всю его семью также пришлось пролечить, потому что они контактировали с заболевшим и зарази­лись. Обошлось без применения антибиотиков и других сильнодействующих средств. Были и другие случаи излечения среди моих знакомых.
– Вы обращались с предложениями к научному сообществу? Если ваш препарат лечит коронавирус, его нужно исследовать и применять.
– Я писал в Минздрав Казахстана и России. Писал в ВОЗ, они пригласили приехать. Но сейчас границы закрыты, это невозможно. Из казахстанского Минздрава я не получил ответа, а россияне связались со мной. Я отправил им первичные исследования, они заинтересовались и предложили провести доклинические исследования у себя. Я готов сотрудничать с любыми научными лабораториями, вместе работать, проводить эксперименты, анализы. Я фанат своего дела, моя мечта – спасать тяжелобольных людей, которых не смогли вылечить методами традиционной медицины. Я готов работать бесплатно, но не хочу сидеть у себя в клинике и тихо лечить тех, кто ко мне приходит. Хочу сотрудничать с медицинскими организациями, наладить производство и помочь людям во всем мире справиться с этой эпидемией.
– Вы предлагали сотрудничество по исследованию препарата Китаю? Это же ваша родина.
– Нет, я уже 25 лет живу в Казахстане, даже перестал считать себя китайцем. Мне бы хотелось, чтобы первое в мире средство для лечения коронавируса было запатентовано в Казахстане. Я долгое время работаю с казахстанскими чемпионами, помогаю им завоевывать первые места, болею за Казахстан, можно сказать, что я стал патриотом своей второй родины.
Ольга АКСЮТИНА