Отдать должное

Что необходимо знать при общении с коллекторскими агентствами

4 001

В самом конце февраля Мажилис Парламента принял во втором чтении законопроект «О коллекторской деятельности РК». Конечно, на этом все процедуры не закончены, в дальнейшем предстоит обсуждение данного документа в Сенате, а затем утверждение Президентом. Но в любом случае, как говорится, лед тронулся. И теперь у миллионов граждан страны, попавших в кредитную кабалу, появилась надежда выбраться из нее без дополнительных моральных потрясений.
Про миллионы я, кстати, абсолютно не преувеличил. Ведь, согласно официальной информации Национального банка, «темп привлечения банками коллекторских агентств к взысканию проблемной задолженности увеличивается с каждым годом, через три года количество физических лиц, переданных на взыскание коллекторским агентствам, может составить более 4,5 миллиона человек. Вместе с тем зарегистрировано 205 юридических лиц, занимающихся взысканием задолженности, с 59 из которых банками заключены прямые договоры о взыскании. При этом широко распространена практика субколлекторства, что позволяет вовлекать в процесс взыскания задолженности еще более 100 организаций».
Итак, как видим, в кредитах и займах (это немного разные вещи) завязли практически пять миллионов человек ( у миллиона из которых задолженность просрочена уже очень крепко), что в целом составляет чуть ли не треть населения страны. Ну и число желающих выбивать у них долги тоже увеличивалось. В общем, проблема нарастала как снежный ком, и без дополнительного законодательного урегулирования тут уже было, похоже, не обойтись.
Итак, вкратце рассмотрим, что собой представляет законопроект и что теперь надо делать гражданам, имевшим «удовольствие» пообщаться с коллекторскими агентствами?

Должникам вернут права человека
В первую очередь планируется запретить передавать коллекторам розничные кредиты, обеспеченные жильем. Такой практикой, кстати, больше всего грешили так называемые микрокредитные организации. Банки, как правило, обходились проще – просто накладывали арест на имущество проштрафившегося должника и через какое- то время выставляли его на торги. Хотя, конечно, были и варианты. В том числе и не совсем законные.
Здесь немаловажен и еще один нюанс – на самом деле так называемые чистые банки вообще официально не имеют в штате коллекторских агентств. И заключаемые ими договоры с различными сомнительными ТОО, а то даже и ИП – это обычная самодеятельность.
На что особо указано в законопроекте: «Казахстанские банки не смогут создавать коллекторские агентства и участвовать в их капитале».
Еще раз повторюсь, что они и раньше не могли. Но вот как-то крайне тесное и плодотворное взаимодействие с коллекторами у них тем не менее осуществлялось. И должники получали весь «спектр удовольствия». Конечно, до бутылок с зажигательной смесью, как в сопредельной России, у нас, слава богу, дело не дошло, но вот телефонное терроризирование (причем членов всей семьи) на себе испытали очень многие. А заодно визиты в позднее время в квартиры, на работу, запугивание на улицах. Ну или банальное наложение ареста на зарплатные банковские карты (что опять-таки противоречило действующему законодательству, включая Гражданский кодекс РК).
Если законопроект все же превратится в закон, то правила достаточно сильно изменятся: «Закрепляется взаимодействие с должником только с 08.00 до 21.00 в будние дни, взаимодействие в выходные и праздничные дни запрещено. Кроме того, в период нахождения задолженности на взыскании у коллекторского агентства предлагается запретить кредитору начислять неустойку за несвоевременное погашение долга, а также требовать начисленное за указанный период вознаграждение. Предусматривается также обязательная фиксация коллекторским агентством процесса взаимодействия с должником с помощью средств аудио- и видеотехники. Запрещается осуществление коллекторской деятельности в отношении одной задолженности двумя коллекторскими агентствами…»
Таким образом, мы опять непосредственно возвращаемся к вопросу: а что делать, если на вас все-таки «наехали» и предъявляют какие-то непомерные претензии?

Вымогателей – под суд
В первую очередь здесь надо понять, кто ваши оппоненты и насколько они легитимны. Телефонные звонки с угрозами можно вообще не принимать в счет – они не имеют юридической силы: вы же не знаете, кто вообще находится на другом конце провода, может, мошенники? Вам должна быть предъявлена официальная претензия, врученная лично со всеми подписями и печатями. А вот получив ее, вы уже можете писать на нее соответствующий отзыв. И здесь крайне важна статья 297 все того же Гражданского кодекса Республики Казахстан, гласящая: «Если подлежащая уплате неустойка (штраф, пеня) чрезмерно велика по сравнению с убытками кредитора, суд вправе уменьшить неустойку (штраф, пеню), учитывая степень выполнения обязательства должником и заслуживающие внимания интересы должника и кредитора».
В дальнейшем дело передается в суд. А вот если не передается, а угрозы продолжаются, то смело обращайтесь в правоохранительные органы (при этом желательно зафиксировав деятельность коллекторов на видео- или аудиозапись. Это, кстати, отнюдь не возбраняется обсуждаемым законопроектом).
– Напишите в свое отделение полиции заявление о вымогательстве, – еще при первом чтении законопроекта советовала участвующая в рабочей группе по его обсуждению юрист Салтанат Лесбаева. – Если придут еще раз, начинайте при них звонить в полицию, говорите, что боитесь этих людей. Пишите как можно больше заявлений в полицию по каждому факту прихода коллекторов. Можно написать и в прокуратуру. Если эта кредитная организация подчиняется Нацбанку, то нужно написать жалобу и туда – в Комитет по защите прав потребителей финансовых услуг. Чем больше жалоб в этом случае, тем лучше…
Безусловно, в этом вопросе есть две стороны. Вполне очевидно, что существуют и недобросовестные заемщики, которые изначально брали кредиты и займы, не планируя их отдавать в принципе. Но, что самое интересное, по мнению большинства юристов, они-то как раз и остаются в стороне, а весь пресс коллекторских агентств ощущают на себе как раз те, кто достаточно законопослушен и кто на непродолжительное время затянул с возвратом долга, попав в затруднительную ситуацию.
– Когда они брали кредиты, об этом говорили: «Берите кредиты! Учитесь жить у Запада, там берут кредиты, возьмите и вы». Помните это время? 2006–2007 годы. После этого два раза уже обвалился рынок очень жестко, и эти люди оказались в ужасной ситуации. Я была свидетелем того, будучи директором школы, как повесился выпускник нашей школы, когда мама не смогла платить кредит. Мама умерла, и на него этот кредит стали навешивать, – рассказывала на обсуждении законопроекта депутат Мажилиса Парламента РК Ирина Смирнова.

Кого полностью защитят от коллекотров?
Впрочем, вернемся непосредственно к тексту документа. Есть в нем и еще одно важное положение – это так называемые категории граждан, кого коллекторы вообще не могут трогать ни при каких условиях. То есть наиболее социально уязвимые слои населения. Здесь, наверное, тоже стоит привести полную цитату.
В категорию «исключаемых» вошли:
«...инвалиды и участники Великой Отечественной войны и лица, приравненные к ним; инвалиды I и II группы; несовершеннолетние; пенсионеры по возрасту; лица, признанные судом недееспособными или ограниченно дееспособными; лица, состоящие на учете в психоневрологическом и наркологическом диспансерах, лица, находящиеся на лечении в тубдиспансере; имеющие профзаболевания или увечья в результате несчастного случая, произошедшего при исполнении трудовых обязанностей, или страдающие тяжелыми формами некоторых хронических заболеваний с утратой трудоспособности от 80 до 100%; отбывающие наказание в местах лишения свободы;
– лишившиеся жилища в результате экологических бедствий, ЧС природного и техногенного характера;
– семьи лиц, погибших при исполнении государственных общественных обязанностей, воинской службы, при подготовке и осуществлении полета в космос, при сохранении человеческой жизни, при охране правопорядка».
Кроме того, в список лиц, в отношении которых коллекторская деятельность запрещена в принципе, включены многодетные семьи, семьи, имеющие инвалидов I, II, III группы, в том числе инвалидов детства, а также неполные семьи и семьи, имеющие несовершеннолетних детей.

Агентства узаконенного рэкета
К слову, при обсуждении законопроекта часть депутатов и вовсе предложила упразднить коллекторские агентства в целом, назвав их «узаконенным рэкетом», передав их функции обычным судисполнителям. Насколько будет поддержана эта инициатива, пока не известно, но известно другое – отныне разглашать коллекторскую тайну станет уголовно наказуемым деянием. Тайна коллекторской деятельности – это сведения о должнике, кредиторе, объемах задолженности, условиях заключенных договоров о взыскании долга.
Данная информация разглашается только с согласия заемщика. В противном случае заемщик опять-таки обладает правилом оспорить действия коллекторов, подав жалобу в уполномоченный орган. Также должник может пожаловаться на незаконные действия долговых агентств в полицию или прокуратуру.
Теперь еще один нюанс – не уйдут ли после принятия законопроекта коллекторские агентства в тень, превратившись в подобие ОПГ образца 90-х годов?
– Наберут штат работников, обучат неграмотно, и начнется вал правонарушений, когда коллекторы, мало того что оскорбляют людей, поджигают автомобили или двери квартир, еще и уголовщиной занимаются! – задумался в ходе консультаций рабочей группы в Мажилисе адвокат Адиль Тайкпанов.
– Надо сделать так, чтобы вообще исключить взаимодействие организаций с сомнительной репутацией с заемщиками и кредиторами, – согласился с ним в те дни директор департамента методологии финансового рынка НБ РК Нурлан Абдрахманов.
Вот, правда, как это полностью выработать и воплотить на практике, к единому решению тогда так и не пришли. Да и, как выяснилось, многие коллекторские агентства до сих пор работают исключительно по своим внутренним инструкциям, зачастую сильно отличающимся от стандартов принятых в стране законодательных норм.
Насколько ситуацию сможет изменить продвигающийся в парламентских стенах законопроект, пока, конечно, доподлинно не известно. Но то, что наконец появляются механизмы, четко рассказывающие гражданам, «что делать, если…», все-таки очевидно.

Евгений КОСЕНКО