По коням!

Место, которое, по обыкновению, занимал на гостевой трибуне Алма-Атинского ипподрома легендарный командарм Красной армии Семен Буденный, безошибочно укажут и сегодня – крайнее слева в верхнем ряду. Семен Михайлович почитался не просто как дорогой гость, но еще и как куратор и покровитель главного в Казахстане ипподрома


На волоске
По легенде, именно Буденный предложил включить в программу первых Всесоюзных конноспортивных состязаний в Москве скачки девушек и традиционную конную игру «кыз-куу», случилось это еще в 1958 году. Главный конник Страны Советов много сделал для возрождения и развития национальных видов спорта и всегда с удовольствием приезжал в Алма-Ату – на один из лучших в СССР ипподромов.
За 86-летнюю историю республиканского ипподрома таких легенд накопилось в достатке, но, по сути, они оставались схожими – все свои годы он служил площадкой для отбора, испытания и подготовки лошадей самых лучших скаковых пород. Эти кони воевали на фронтах, побеждали в престижных международных соревнованиях и давали блестящее потомство, родословные линии которого можно проследить до наших дней.
Неудивительно, что всякие очередные слухи о банкротстве, закрытии и ликвидации Алматинского ипподрома вызывали незамедлительную реакцию: горожане требовали внятных и убедительных объяснений, почему ипподром оказывается лишним в новой, насквозь коммерциализированной действительности. Этот здоровый интерес не раз спасал жизнь ипподрому.
Дело ведь не только в том, что у конного стадиона Алматы сложилась яркая, интересная история, он стал визитной карточкой города и уже поэтому заслуживает отношения к себе как к культурному наследию. Дело еще и в том, что как раз в условиях свободного рынка конный спорт превращается в бизнес – четко выстроенный, жесткий и высокодоходный.
Что же не так с ипподромом в Алматы, если еще год назад его судьба висела на волоске?
Точка G
Земля под ипподромом впервые поколебалась в 1990-е. При достопамятном переделе собственности, когда дотационные социальные объекты остались бесхозными, он не единожды переходил из одних рук в другие. Правда, большого успеха это никому не принесло.
В следующий раз «мел судьбы» нарисовал перспективу в виде проекта 4G City – строительства четырех городов-спутников Алматы. В одном из них – Green City – и отводилось место суперсовременному конноспортивному комплексу. Формально план создания алматинской конгломерации, несмотря на всю критику и затянувшиеся сроки, остается в реализации. Но определить время его окончания теперь не возьмется никто. Вот и ипподром до той славной поры остается на своем прежнем месте.
Пожалуй, самый успешный период за всю постперестроечную историю начался для ипподрома в 2000-м, когда обанкроченный и заброшенный объект выкупили коне­владельцы, объединившиеся в жокей-клуб. Дело быстро заладилось: провели ремонт, собрали приличный штат специалистов и обслуживающего персонала, восстановили по всем правилам и традициям скаковые сезоны, вернули фиксированный призовой фонд.
Но уже в 2005 году в Казахстане в горячке борьбы с игорным бизнесом запрещают и конный тотализатор. Главный источник доходов ипподрома иссякает, АО «Жокей-клуб РК» еще несколько лет пытается вытянуть бизнес, в конце концов берет залоговый кредит, но так и не возвращает его банку. В права вступает очередной и на сегодняшний день последний собственник.
Своя ноша тянет
Чем привлек заведомо бесперспективный бизнес нового приобретателя, сказать трудно. О компании «Тенгри Инвест» вообще известно не так много. Ходят слухи, что реальный владелец вовсе не ТОО, а частное лицо – подданный европейского государства и что за «Тенгри Инвест» стоят фигуры. Но все это малозначительные детали на фоне главного – собственник не имеет никакого отношения ни к конезаводскому делу, ни к конному спорту. Так уж случилось...
Немудрено, что ипподромное хозяйство вновь начало приходить в упадок: штат сократился до минимума, конюшни разваливались, соревнования организовывались от случаю к случаю, а в последний год они и вовсе не проводились. Когда же дошли слухи о намерении застроить ипподром зданиями не то жилого комплекса, не то торгового центра, на защиту уникального и единственного в стране спортивного сооружения опять встала общественность – близкие к скаковому спорту и просто неравнодушные горожане.
Справедливости ради стоит сказать, что хозяева ипподрома (а это, на минуточку, 47 гектаров земельного надела в центре жилого городского района) действовали на вполне законных основаниях.
– Действительно, еще в 2012 году было принято постановление акимата о смене целевого назначения части участка, – соглашается менеджер ипподрома, а год назад его активная защитница Асель Ташибаева. – Он, видимо, и предназначался для застройки. Но кто бы дал гарантию, что строительство на этом остановится?
Грозило ли на самом деле ипподрому уничтожение или нет, но волну активисты подняли высокую. В ситуации пришлось разбираться депутатам Мажилиса, но решение неловкой ситуации осталось за городским акиматом.
Ход конём
Выход нашелся на удивление просто. Видимо, потому, что устраивал все стороны: владельцы согласились уступить, а муниципалитет – приобрести за бюджетные средства имущество и землю ипподрома, с этим решением охотно бы согласились и конезаводчики, и жокеи с тренерами. Но увы, так ожидаемого счастливого конца все-таки не произошло.
Когда к сделке все было готово, в акимате сменилась власть, новой администрации потребовалась пауза, чтобы вникнуть в тему, а тут грянули девальвация и кризис, на время которого все крупные бюджетные траты попали под запрет.
Однако процесс переговоров и достижения взаимопонимания не прошел даром. Во всяком случае, собственники ипподрома не только оставили идею его застройки, но и заявили о готовности начать серьезную реконструкцию. А до этого ввести спортивный объект в полноценный рабочий ритм.
Так после годового простоя и нескольких предыдущих лет бессистемной работы весной Алматинский ипподром по всем классическим традициям открыл новый сезон, на который запланированы не меньше десяти календарных соревнований по гладким скачкам и состязания в национальных видах конного спорта.
– Программой-минимум для нас стояло запустить ипподром для скакового сообщества, – рассказывает исполнительный директор Алматинского ипподрома Юрий Кищенко. – Дальше – больше. Разработана программа, которая позволит к концу года выйти хотя бы на окупаемость затрат. В дальнейшей перспективе – привести всю инфраструктурную систему в соответствие международным стандартам. Эта цель потребует вложения не меньше 30 миллионов евро.
Бешеные бабки
Деньги и конный спорт – близнецы-братья. Они не живут друг без друга. Во-первых, потому что конный спорт – это очень дорого, во-вторых, потому что хорошая лошадь может приносить очень хорошие деньги.
Вот и 30 млн евро не блажь и не дань пафосному увлечению, скорее это вступительный взнос в круг посвященных и допущенных до кормушки с бешеными бабками.
Когда-то скаковая дорожка на ипподроме Алма-Аты считалась одной из лучших в Советском Союзе. В свое время ее растащили по соседним дворам. Сейчас это обычная грунтовка, пыльная в жару и вязкая от грязи в непогоду. Строительство специального сэндвич-покрытия с соблюдением всех современных стандартов обойдется в 2 млн евро.
Ограждение скакового круга не столько предмет эстетики, сколько средство безопасности. Поэтому металлические конструкции должен заменить пластик – еще 500 тысяч евро. Да и стадионов, подобных нашему, давно не строят. Теперь ипподром не просто архитектурный проект, но вложенная мысль маркетолога, пиарщика и еще бог весть кого. «Правильный» ипподром – это амфитеатр, который дает публике возможность свободно передвигаться во время соревнований, а болельщик, который больше ходит, больше тратит.
За последний год в качестве консультантов здесь побывали французы, англичане, россияне. Заключение специалистов о будущем скакового спорта в Казахстане примерно одно: невозможно двигаться вперед вне профессионального сообщества, поэтому Алматинскому ипподрому необходима реконструкция в соответствии с современными стандартами, международная сертификация и вступление в спортивные ассоциации, что даст возможность нашим скакунам и жокеям участвовать в соревнованиях мирового уровня и принимать их у себя.
Такое вот комильфо
– Конечно, 30 миллионов евро не те деньги, которые готов предоставить собственник ипподрома, – продолжает Юрий Кищенко. – Но дело-то в том, что конный спорт в состоянии сам себя обеспечивать. На данном этапе мы скорее нуждаемся в спонсорстве и восстановлении тотализатора, на котором живет весь мир.
В России, где скаковой спорт пережил очень похожую историю, генеральным спонсором для всей коневодческой отрасли вызвался стать «Газпромнефть». Может, конечно, показаться, что меценатом для возрождающегося вида спорта крупнейшую в стране нефтяную компанию назначили. Так, может, и ничего в том страшного, если немножечко народных богатств послужат благому делу.
С тотализатором вроде тоже разобрались: оказалось, что тотальное ограничение игры на ставки не очень-то оздоровило нравственно-психологический фон в обществе, зато чуть было не сгубило племенное коневодство, а заодно и красивейший вид спорта. В конце концов, тотализатор не испортил Англию, не развратил Францию и не убил Америку.
– Во Франции конный тотализатор действует со второй половины XIX века, – утверждает директор Алматинского ипподрома. – Сейчас на территории страны с населением около 66 миллионов человек работают 250 ипподромов, на которых испытываются миллионы лошадей. Годовой оборот конного тотализатора в одной только Франции достигает 12 милиардов евро. Это частный бизнес, организованный объединением коневладельцев, заводчиков, жокеев, прибыль которого постоянно реинвестируется в саму же конную отрасль.
В Казахстане закон о частном тотализаторе появился только год назад, и то с массой оговорок и ограничений. Они по-прежнему не позволяют обратить здоровый спортивный азарт на развитие самого же спорта. Выход из этого Юрий Кищенко видит такой:
– Будем действовать через законодателей, чтобы законы сделали этот бизнес доступным, прозрачным и работающим на возрождение конного спорта.


Людмила МАКАРЕНКО