Приёмный покой

Без врачебной тайны

8 001

Министерство здравоохранения нацелено на то, чтобы любое врачебное назначение в рамках ГОБМП и ОСМС было обеспечено бесплатными лекарствами и чтобы врачи полностью перешли на электронные рецепты

– Мы расширяем перечень лекарств и делаем это постоянно. Многие думают, тендер провели, в январе лекарства поступили и все. Нет, тендер проходит практически каждую неделю в течение года, – заявил министр здравоохранения Елжан Биртанов на встрече с журналистами в Алматы и пояснил, почему это происходит: – Во-первых, мы постоянно включаем новые лекарства, например в прошлом году добавили около 20 противоонкологических препаратов. Это целая процедура, это не так-то просто, как думают некоторые, там несколько уровней.
По словам министра, весь этот процесс занимает несколько месяцев, поскольку очень тщательно проводится антикоррупционная экспертиза, все приказы, которые он подписывает по перечню бесплатных лекарств с ценами, должны быть размещены на сайте, получить согласование общественных организаций, членов Общественного совета, а после этого регистрируются в Министерстве юстиции, где список дополнительно проверяют.
Все это занимает время, поэтому нельзя, например, сегодня принять решение и чтобы завтра этот препарат появился.
Как сообщил глава ведомства, они существенно расширяют лекарственное обеспечение. В этом году дополнительно выделили средства за счет медстрахования.
– Как ни странно, мы даже не всегда знаем, сколько нужно этих лекарств, потому что идет безрецептурный отпуск, – говорит министр. – К примеру, врач написал на бумажке парацетамол ребенку. А сколько детей в стране выпивает таблеток парацетамола, мы не знаем, потому что нет системы учета, нет рецептов. Ладно парацетамол. А если антибиотики сильнодействующие, которые тоже без рецептов выдаются?! И когда мы говорим акиматам: дайте анализ, дайте нам список, сколько нужно лекарств – они это спускают с поликлиники до участка и каждый врач (а у него от полутора до двух тысяч прикрепленного населения) должен проанализировать, сколько нужно для них лекарств за год вперед.
По словам министра, врачи не всегда четко знают объемы потребностей своих пациентов, кому какие лекарства нужны. И без цифровых технологий это невозможно сделать, поэтому «мы очень интенсивно, очень резко и болезненно проводили цифровизацию эти два года.
– И все эти реформы, связанные с рецептурным отпуском и с переходом в этом году на электронные рецепты, нужны для того, чтобы знать, сколько бесплатных лекарств и препаратов нужно закупить для людей. Конечно, бывает, что когда неправильно заказали, лекарства закончились, и начинается беготня, почему в последний день мы об этом узнаем и так далее. На самом деле идет очень большая работа – перераспределение между регионами, работа с поставщиками, договариваемся и так далее. Поэтому бывают и сбои. Бывает, поставщики не выходят на тендер, говорят, мы не будем вам продавать по той цене, по которой вы покупали в прошлом году.
И процесс запускается заново, поскольку цену определяет группа экспертов формулярной комиссии, которые сидят и говорят, почему такая цена, смотрят сопредельные страны и так далее. Это большая ответственность, потому что цена, условно говоря, одной десятой тенге может вылиться в миллионы, – сказал министр.
Процесс закупа лекарств продолжается, основной объем – 90 процентов уже закуплен, можно получать, но список и дальше будет расширяться. Так, сейчас на согласовании находится приказ о включении в формуляр еще порядка шестидесяти препаратов. Это постоянный процесс, и лекарственное покрытие будет расширяться.
– В целом мы хотим прийти к тому, что любое врачебное назначение в рамках ГОБМП и ОСМС было обеспечено бесплатными лекарствами, – заявил министр.
Для этого, считает он, необходимо всех перевести на электронную рецептуру, чтобы можно было проверить обоснованность каждого назначения.
– Мы сами говорили о таких случаях, когда лекарства бесконтрольно назначались липовым больным, поскольку никто не контролировал на бумаге, – сказал Биртанов. – Государство покупало, и эти лекарства уходили на частный сектор, в аптеки или за границу, потому что они очень дорогие. Я понимаю, соблазн велик, если там флакон стоит полтора миллиона тенге. Но он жизненно важный. Нас очень много критиковали за это, но мы сами нашли и сами объявили об этом. Для чего? Для того, чтобы те люди, которые в этом задействованы, знали, что придет следователь и разберется.
Ранее министр говорил о болезненной цифровизации здравоохранения, при этом он имел в виду, что сейчас все фиксируются фондом в электронном формате. Каждое лекарство, каждая услуга, каждый компьютерный томограф, каждое УЗИ, которые делаются и представляются счета – все идет в электронном виде, на бумаге ничего нет. Это позволяет своевременно проверять и удостоверяться, что все правильно.
При этом все истории болезни в электронном виде пишутся. То есть теоретически мы это можем видеть, пока пациент еще лечится. Это уже технологическая часть, она открывает большие возможности.
Главный врач страны проинформировал:
– До районного уровня уже все подключены, все две тысячи поставщиков имеют доступ к базе данных фонда, застрахован – не застрахован, а мы получаем информацию о каждой оказанной услуге. Но дальше – больше. Мы вовлекаем людей, чтобы они сами контролировали. А как же иначе? Мы же можем электронным банкингом пользоваться и контролировать свой счет. Точно так же мы должны контролировать, что в амбулаторной карте нам пишут, какие анализы и так далее. Человек может каждый день видеть, что с ним происходило, и, я надеюсь, это будет помогать нам контролировать, чтобы система стала прозрачной.
И вот здесь мы опять возвращаемся к институциональной реформе. Одно дело, когда государство просто финансировало госучреждение, не ставя перед собой цель собственно пациентоориентированность. И другое дело, когда есть единый плательщик, который видит, оплачивает, дает возможность расширения бесплатных медуслуг, он может контролировать каждый случай, мониторить, в том числе онлайн. Это та система, которая сейчас создается, и, в принципе, основа для нее уже есть. Как и любая новая система, она будет развиваться. Но многие вещи требуют времени, особенно те, которые связаны с технологией, и это естественно, – резюмировал министр.

 

Порядки живой очереди

Как можно видеть на местах, цифровизация в области медицины буксует, врачей не хватает

– Приехали в городской центр детской оториноларингологии (Городская клиническая больница № 5. – Прим. ред.) за помощью. Такое увидел впервые: сидят родители с детками грудными в порядке живой очереди, где выдают бумажку, на которой написан номер от 1 до 10. Кто выходит из кабинета, отдает номерок другим, и эти «талончики» ходят по кругу из рук в руки. – сообщает алматинец Андрей Кириленко. – Спрашиваю: у вас даже бумаги нет для номерков? Молчат. Но дело даже не в этом. Сидим два часа, народ прибывает, работает один врач. Как такое возможно? Привезли на скорой и оставили сидеть и ждать в порядке живой очереди! Неужели нельзя сделать так, чтобы работали три или хотя бы два врача? Ведь все, что касается головы, со всего города отправляют сюда, и люди вынуждены сидеть часами с детьми! Спасибо огромное тому единственному врачу, которая за сегодняшний день стольким детям помогла. Одна, с огромной очередью в фойе… Как ей тяжело было! Она прекрасно понимала, что всех нужно принять, но система не позволяет. Осмотр проходит быстро, потом долго ждать, пока напечатают форму, занося все в компьютер. И это делает сама врач, вопреки всей очереди за дверью. А еще и на перевязки дети приходят, и грудничков на скорой привозят. И все в одной очереди к единственному и очень отважному дежурному врачу во всем отделении.
После появления этой публикации в группе «Приемный покой» из ГКП № 5 получен ответ: «…Проведен внутренний разбор, по итогам приняты организационные меры по исключению подобных ситуаций и дальнейших мер по улучшению оказания медицинской помощи».
Как найти стоматолога?

8 002

Алматинцев волнуют проблемы получения медицинской помощи в рамках ГОМБП.
– Много вопросов в области стоматологии, она оказалась мало контролируемой, – считает алматинка Татьяна Молгаждарова. – У меня несколько вопросов: может ли население в принципе обслуживаться у стоматологов бесплатно? если да, какие категории и где? Приведу свой пример: удалила зуб в частной клинике за пять тысяч тенге; внуку шесть лет, тоже начали лечить в частной клинике, удалили один зуб, а за дальнейшее лечение попросили 80 тысяч тенге. Интересно, откуда берут такие цены? Есть ли в Алматы детская стоматология, где дети могли бы обслуживаться бесплатно и качественно? Как узнать адреса этих клиник? По месту жительства стоматологов нет. В то же время требуют направление из прикрепленной поликлиники. Но кто должен его писать, врач какой специальности?
Член Совета по защите прав пациентов и противодействию коррупции УЗ при акимате города Алматы Галия Тобатаева процитировала документ «О внесении изменения в постановление Правительства Республики Казахстан от 15 декабря 2009 года № 2136 «Об утверждении перечня гарантированного объема бесплатной медицинской помощи»:
– Амбулаторно-поликлиническая помощь в рамках гарантированного объема бесплатной медицинской помощи (ГОМБП). Экстренная стоматологическая помощь (острая боль) для социально уязвимой категории населения: обезболивание, препарирование и наложение пломбы из композитных материалов химического отверждения, экстракция зуба с обезболиванием, перио­стотомия, вскрытие абсцессов. Плановая стоматологическая помощь детям и беременным женщинам (кроме ортодонтической и ортопедической) по направлению специалиста, включая экстракцию зубов с использованием обезболивания, препарирование и наложение пломбы из композитных материалов химического отверждения. Ортодонтическая помощь детям с врожденной патологией челюстно-лицевой области с использованием аппарата для устранения зубочелюстных аномалий (ортодонтическая пластинка).
Управление общественного здоровья Алматы так прокомментировало обращение алматинки: «Стоматологическая помощь: экстренная для социально уязвимых категорий, плановая: дети и беременные, входит в пакет ОСМС; повод – профилактика – стоматологические услуги: общий осмотр и обследование лиц, не имеющих жалоб или установленного диагноза, входит в пакет ГОБМП. Организации ПМСП оказывают услуги по стоматологии сами или путем привлечения соисполнителей.
Если какие-то виды консультативно-диагностических услуг в организациях ПСМП не оказываются, то все организации ПМСП должны заключить договоры соисполнения с теми поставщиками, которые находятся в базе данных ФСМС с учетом территориального принципа. Населению нужно обращаться в поликлиники по месту прикрепления. В настоящее время все организации ПМСП, не имеющие в составе стоматологические отделения, проводят договорную кампанию, подписывают договоры со стоматологическими центрами, зарегистрированными в реестре соисполнителей на уровне фонда ФСМС. После подписания перечень стоматологических клиник будет размещен как на сайте МО, так и на сайте УОЗ».
На сегодняшний день пока не ясно, все ли ПМСП заключили договоры, каков процент их охвата и куда конкретно обращаться за получением стоматологических услуг в рамках ГОМБП и ОСМС?
А у алматинцев возникли резонные вопросы: неужели нельзя заключать договоры в конце года? почему объявленная в сфере медицины цифровизация никоим образом не ускоряет работу чиновников от медицины?

Василий ШУПЕЙКИН,
Ирина ВАСИЛЬЕВА