Приёмный покой

«Для вас мест нет». Технические причины? «Почему вы бабушку к умирающим отправляете?»

«Для вас мест нет»

Вопросы оказания помощи тяжелобольным пациентам решаются только после предания гласности в социальных сетях. Почему?

8 001

Aлматинка Вероника Телипайло поведала о непростой ситуации, в которую она попала:
– У моей мамы онкология. Мы лечились в больнице в Калкамане с января, где чудесный врач Алия Булатовна вытащила маму буквально с того света.
А чуть было не случившаяся трагедия могла произойти из-за других лекарей, которые, имея на руках анализы c явными признаками острого лейкоза, не смогли поставить диагноз, и ситуация стала критической. И только терапевт-кардиолог Ольга Михайловна сразу сказала, что у мамы лейкоз и ей нужно срочно в гематологию. В больнице Калкамана маме сделали пункцию, после чего срочно госпитализировали.
Дальше происходило следующее: карантин, все закрыто, в Калкамане нет лекарства, нам сказали, что надо проситься в КазНИИОиР. Мы обратились туда, долго сдавали анализы, в том числе и тесты на COVID. Маму взяли, но предупредили, что это временно. Там она пролежала две недели: «химия», промывка – и все. Выписалась она совсем плохая, с бронхитом, жуткими ногами, так как начал прогрессировать васкулит. Далее ей нужно снова пройти очередной курс ПХТ. Мы едем в КазНИИОиР, где нам дают «приглашение» на госпитализацию. Мы оформляемся на портале на 1июня, готовим кучу анализов, половина из которых – платные, так как наша поликлиника № 8 не располагает нужными аппаратами. 1 июня со всеми документами, тестами, вещами едем ложиться в больницу. Оставляем маму у входа и ждем. Через 10 минут она звонит и сообщает, что ее не берут, все места заняты и нужно обратиться завтра. Мы сразу поехали в Управление здравоохранения, где нам пояснили, что КазНИИОиР им не подчиняется. Делать нечего, 2 июня звоню в КазНИИОиР, мне отвечают, что мест уже нет. Тогда каким образом на портале согласовываются сроки госпитализации в КазНИИОиР для больных с онкологией? Ведь было известно, что пациентка Корнева А. Л. прибудет 1 июня на госпитализацию! Там что, живая очередь или кладут, как хотят?! У мамы острый плазмобластный лейкоз, бластные клетки очень быстро растут. Мы и так с получением разрешения на портале и «выбиванием» всех анализов шесть дней потеряли! Как нам быть? Маме стало хуже. Ноги практически отказываются ходить из-за осложнения. Прошу участия и помощи в нашем вопросе!
После публикации этого крика о помощи в группе «Приемный покой» на обращение моментально откликнулись и Управление общественного здоровья, которое взяло ситуацию на контроль, и поликлиника № 8, и КазНИИОиР. Приводим ответы без сокращений.
Городская поликлиника № 8: «Ваши замечания приняты во внимание. Администрация поликлиники приносит свои извинения за доставленные неудобства. Приняты соответствующие меры по устранению данной проблемы. Дальнейшее лечение и диагностическое наблюдение Вашей мамы взяты под личный контроль заместителя главного врача по ЛПР Садуакасовой А. А. В дальнейшем по вопросам оказания амбулаторно-поликлинической помощи просим Вас обратиться непосредственно к заместителю главного врача по ЛПР Садуакасовой А. А. или в службу поддержки пациентов и внутреннего аудита (р. т.: 242-99-28, каб. 411)».
КазНИИ онкологии и радиологии: «Спасибо за сигнал, данная пациентка сегодня утром госпитализирована в КазНИИОиР. У нас сейчас действительно очень большое количество пациентов, которые нуждаются в госпитализации. В связи с тем, что в горбольнице №7 нет препаратов, всех пациентов направляют в КазНИИ онкологии и радиологии, и в данное время сложилась большая очередность по госпитализации. Специально для этого мы расширили гематологическое отделение и стараемся оказывать необходимую онкопомощь всем нуждающимся вовремя. Если есть проблемы с госпитализацией, пожалуйста, обращайтесь к нам напрямую. Мы всегда открыты для решения проблем».
Спасибо всем, кто не остался равнодушен и помог тяжелобольной пациентке.

 

Технические причины?

Карантин научил нас уважать и чтить труд врачей. Но есть мнение, что некоторых медиков надо учить быть отзывчивее к пациентам

– Уже сил и терпения порой не хватает! – рассказывает свою историю алматинец Асхат Мурунов. – У меня отец инвалид II группы c онкозаболеванием. Сейчас он вообще не двигается. «Сидит» на морфине. Ночью ему вкололи последнюю ампулу. Вчера врач сказала, чтобы пришли сегодня к 14.00. Я пришел немного пораньше, сдал пустые ампулы. Врач сообщила, что медсестра принесет новые вечером после 17.00. Но сказала мне это после того, как я просидел там около полутора часов. В итоге онкобольной находился без обезболивания больше 12 часов.
Специалисты Управления общественного здоровья города Алматы и в этом случае отреагировали оперативно – взяли жалобу на контроль. Вскоре из поликлиники № 16 пришел ответ, что необходимые медикаменты выданы пациенту в 17.00.
«Задержка произошла по техническим причинам. Приносим свои извинения», – ответила представитель администрации поликлиники Асель Хамидулла.

 

«Почему вы бабушку к умирающим отправляете?»

А эту историю обойденной врачебным вниманием пожилой пациентки рассказала другая неравнодушная алматинка

8 002

Женщину, которая занимается помощью одиноким беззащитным старикам, одолевает горечь за них. «Бабушка бы так и молчала, чтобы не обидеть ни врача, ни кого-либо еще, и терпела бы до последнего. Я решила не молчать о проблеме одинокой больной женщины и написала об этом в Facebook, – делится пережитым жительница Алматы Светлана. – Участковый врач, видимо, посчитал, что раз одинокая бабушка молчит и терпит, значит, у нее нет защиты…»
Светлана не смогла пройти мимо проблемы Ларисы Семеновны Новиковой 1940 года рождения. Она периодически приходит к ней, делает уборку, готовит, помогает, чем может.
«Бабушка сама практически не передвигается – возраст, болезни. Инвалидность с нее сняли, когда вышла на пенсию, хотя в инвалидности нуждается: была операция на шейный отдел, стоят пластины, имеется целый букет болезней, кости деформируются, – описывает происходящее Светлана Светикова. – Много не просит, скромная, относится ко всем, как к своим детям. Как-то я мыла у бабушки пол и увидела ее ноги – раздутые, отек ушел на стопы. Она говорит, что уже давно так. Давление выше 200, а она молчит, терпит! Скорая помощь приезжает, снимает острое состояние с давлением, перенаправляет в поликлинику сигнал, но врач не приходит. Это как? Бабушка сказала, что попросту устала биться. А врача (1-й участок, 10-я поликлиника) как не было смысла вызывать, так и нет. Даже если после просьб посторонних людей и звонков врач соглашается прийти, то только затем, чтобы развести руками и в очередной раз вызвать «скорую».
Я билась два дня, чтобы участковый врач пришла и решила вопрос, который входит в ее обязанности – осуществлять помощь и чисто по-человечески проявлять жалость и сострадание. В этом нуждаются старики, которые, как дети малые, за себя постоять не могут! Врач пришла один раз 28 мая, развела руками, ушла, пришла 29 мая два раза: в первый – выдала направление в хоспис. Врачи «скорой» задали ей вопрос: «Почему вы бабушку к умирающим отправляете?» Когда пришла во второй раз, снова вызвала «скорую». Получается, она перекладывает свои обязанности на больницы? Врачи скорой помощи, приезжающие на вызов, говорят, что это ее работа. По «скорой» в очередной раз забрать бабушку отказались: мол, решение этого вопроса в условиях пандемии должен решать участковый врач.
Бабушка от боли не спала, терпела, говорит: «Пусть скорее настанет мой конец, не могу так жить!» Кожа разошлась, полопалась. Участковый врач по телефону сказала, что надо прокапать, пусть бабушка едет, куда хочет – или в хоспис, или в больницу. «Я же дала направление!» – таким был ответ врача.
А скорая помощь забирать больную отказывается.
Вот такая история, в которой поликлиника не занимается лечением – так и «футболят» бабушку! Я умоляла врачей два дня, чтобы бабушку приняли в больницу и хотя бы определили диагноз, который «очень ждет» ее участковый врач».
Но мир, как говорится, не без добрых людей, и врачи-профессионалы еще не перевелись.
«Хочу поблагодарить горбольницу №7 за то, что не оставили бабушку в таком запущенном по вине участкового врача состоянии и определили серьезный диагноз, при котором капать ничего нельзя. Ну и за то, что приняли и госпитализировали! – завершает свой рассказ Светлана. – Также хочу поблагодарить парня по имени Рустем, которого я никогда не видела и знаю только имя, который помогал бабушке продуктами и лекарствами – тихо, молча, анонимно. Он тоже переживал за ее судьбу. Спасибо всем, кто не остался равнодушен! Предаю всю эту историю огласке, так как даже я, здоровый человек, устала от этой борьбы, что уж говорить о пациентке, которая, не получая врачебной помощи, каждый день прощается с жизнью...
Но я и дальше молчать не буду!»
Управление общественного здоровья города Алматы взяло на контроль эту ситуацию. После чего откликнулась и «родная» поликлиника, к которой прикреплена бабушка:
«Новикова Л. С. действительно живет одна, постоянно наблюдается у участкового врача Айнабековой Дидар Муратхановны. Учитывая положение Ларисы Семеновны Новиковой, участковым врачом был предложен хоспис, чтобы получить круглосуточный уход и лечебные процедуры. Ей несколько раз были организованы стационары на дому, постоянно приносят лекарственные препараты по ГОБМП участковые медсестры, ею занимаются социальные работники. 29 мая участковым врачом Айнабековой Д. М. больная была осмотрена, оставлено направление в терапевтическое отделение 7-й горбольницы – экстренно. Но Новикова Л. С. отказалась, так как ждала родственника и обещала вызвать «скорую» сама. Данный вопрос находится на контроле у заместителя главного врача Сулеймановой Л. Е.».
Вроде бы, четко все написано – «наблюдается», «предложен хоспис», «организован стационар на дому», «медсестры приносят лекарства»… Но в реальности эта жизненная история выглядит совсем по-другому.
Подготовили
Василий Шупейкин
и Ирина Васильева