Прививка от жадности

Можно ли вылечить отечественный фармрынок от жажды наживы

15 001

Похоже, что деньги пенсионеров лучше всего считают в аптеках. Не успело старшее поколение еще подержать в руках свою повышенную с июня пенсию, а цены на лекарства ее уже помножили, как говорится, на ноль. Меморандум о сохранении цен на медпрепараты в храмах фармакологии коснулся в основном только зеленки. Ценники меняются с такой скоростью, что впору приобретать успокоительные, а статистика фиксирует очередные «достижения» в области фармкоммерции. Достаточно сказать, что, согласно данным Комитета по статистике, ежегодный рост цен на самые элементарные лекарства составляет не менее 30 процентов, а в целом начиная с 2015 года большинство препаратов прибавили в цене в три-четыре раза.


И, похоже, если в очередной раз не попытаться принять экстренных мер, то ценовая вакханалия на фармакологическом рынке нашей страны продолжится и дальше.
Именно этим вопросом недавно озаботились представители самых разных государственных структур и ветвей власти. В парламенте прошли специальные слушания, в Минздраве состоялась расширенная коллегия, а затем целый ряд крупных чиновников озвучил свое видение текущей ситуации в области аптечного хаоса.
Так, спикер Мажилиса Парламента Нурлан Нигматулин подметил что «эффективное обеспечение лекарствами – их доступность, безопасность, рациональное использование – напрямую влияет на укрепление здоровья наших граждан».
Пожаловался на пугающие аптечные цены аким Актюбинской области Бердибек Сапарбаев, выяснивший, что в сопредельных с Казахстаном российских губерниях стоимость аналогичных препаратов существенно ниже.
Премьер-министр Казахстана Бакытжан Сагинтаев напомнил о поручении Президента разобраться с проблемами по закупке лекарств.
Ну и, наконец, министр здравоохранения Елжан Биртанов, согласившись со всеми критическими замечаниями, признал, что рынок розничной торговли лекарствами оказался практически бесконтрольным, и пообещал принять целый ряд мер.
В частности, к августу текущего года предполагается разработать законопроект, регулирующий цены на лекарства, а также внести предложение о создании единого поставщика фармпродукции, что благотворно скажется на конечной стоимости того или иного снадобья.

Три пишем, пять в уме
Фармбизнес не зря считается одним из самых доходных коммерческих направлений, сравнимых по прибыльности разве что с торговлей оружием. По разным данным, отечественный фармакологический рынок оценивается в 1,8–1,9 миллиарда долларов США. Американское агентство USAID называло и большую цифру – 2,27 миллиарда долларов США. Согласны с этими оценками и в самом Казахстане. Так, во время уже упомянутых парламентских слушаний спикер Мажилиса Нурлан Нигматулин сообщил о том, что на розничную сеть продаж приходится 60% от общего объема рынка фармацевтической продукции. В денежном эквиваленте это составляет порядка 277,4 миллиарда тенге. Суммы весьма серьезные. Да и количество субъектов этого бизнеса тоже впечатляет.
По данным Всемирной организации здравоохранения на 2016 год, в стране было зарегистрировано 5956 аптек, из них около 95 процентов являются полностью частными. Кроме обычных розничных аптек в республике также действовали 8244 аптечных пункта, 1184 аптечных киоска и 1390 складов фармпрепаратов.
Получить лицензию на открытие собственной аптеки с упрощенным режимом налогообложения в общем-то не сложно. Для этого достаточно располагать арендованным помещением в 55 квадратных метров и иметь в штате медработника с соответствующим образованием. После чего платится небольшая пошлина на право заниматься фармакологической деятельностью, и торговый бизнес можно начинать смело. Тем более продавать есть что – в настоящее время в Казахстане зарегистрировано и разрешено к продаже 7713 наименований лекарственных средств. Среди них около 80 процентов составляют рецептурные препараты. Этот нюанс достаточно важен, ведь уже много лет практически во всем мире идут жаркие дискуссии о так называемом врачебно-провизорском сговоре, когда эскулапы намеренно выписывают пациентам наиболее дорогие лекарства, игнорируя их бюджетные аналоги, и мало того – еще и готовы «заботливо» подсказать больному «лучшую аптеку», где их можно приобрести. Примеров тут действительно хоть отбавляй. Существуют длиннющие списки препаратов и их аналогов, разница в химическом составе которых минимальна, а вот ценовая весьма существенна. Кстати, во многих зарубежных странах за подобный лоббизм крепко штрафуют. Но не в Казахстане.
В качестве «противоядия» подобному «пропихиванию» интересов магнатов от фармакологии, как правило, предлагается больше обращать внимание на отечественного производителя. А заодно все это сопровождается подробными рассказами о том, что отечественная фармакология находится чуть ли не в дискриминационном состоянии и не выдерживает конкуренции с потоком импорта, который составляет 80 процентов от общего количества реализуемых препаратов.
Что ж, в теории, наверное, это именно так. А вот на практике…

Совместное творчество
Сегодня в стране работают порядка полутора десятков производителей лекарственных средств. При этом значительная часть из них специализируется лишь только на упаковке. Например, тот же парацетамол закупается в Китае, а в Шымкенте только расфасовывается. Много сырья идет из Индии и Пакистана. Вот и получается, что сырье импортное, тара – те же тюбики и флаконы – импортные, даже упаковочный картон поступает из-за рубежа. Ну и где здесь отечественное производство в его классическом понимании? Да и по большему счету сами фабрики принадлежат казахстанским бизнесменам лишь частично. Например, казахстанская компания «Глобалфарм» продала 60 процентов своих акций крупной турецкой фирме ABDI Ibrahim, а другая турецкая компания «Нобел» выкупила Алматинскую фармфабрику. Контрольный пакет АО «Химфарм» приобрела европейская компания «Польфарма». Карагандинский фармацевтический комплекс принадлежит россиянам. Так что при ближайшем рассмотрении к чисто казахстанским производителям их можно отнести с большой натяжкой.
В принципе, ничего плохого в таких совместных бизнес-проектах нет. Разве что неизбежная наценка на конечный продукт из-за импортных комплектующих. Хотя некоторые представители казахстанского истеблишмента гораздо более категоричны в своих оценках:
– Проблема, по мнению экспертов, как раз в том, что отечественные производители не изготавливают фармацевтические субстанции для лекарственных средств, а приобретают за рубежом субстанции ненадлежащего качества по низким ценам. Понятно, что ни о каком качестве самого препарата тут не может быть и речи. А ведь это в самом прямом смысле вопрос жизни и здоровья наших сограждан, – подчеркнул спикер Мажилиса Нурлан Нигматулин. С ним согласился и первый заместитель премьер-министра Аскар Мамин. По его словам, в среднесрочной перспективе правительство планирует принять срочные меры по увеличению выпуска лекарственных средств отечественного производства в два раза. Это позволит существенно снизить импортозависимость. Он также отметил, что на постоянной основе ведется работа по формированию единого рынка лекарственных средств в рамках Евразийского экономического союза.
Здесь, правда, не совсем понятно, ведь в последние годы неоднократно раздавались победные рапорты о том, что импортозависимость практически преодолена: «За первый квартал 2017 года производство основных продуктов фармакологической промышленности достигло в стоимостном выражении 19 миллиардов тенге – это сразу в 2,2 раза больше, чем в аналогичном периоде 2016 года…». А теперь получается, что на самом деле необходимо экстренное вмешательство государства для стимулирования местного производства. И, по словам первого вице-премьера Мамина, для этого в работе уже находятся 70 документов, «направленных на повышение доступности безопасных, эффективных и качественных лекарств и изделий, улучшения условий для развития фармацевтического бизнеса».

Дела государственные
Кстати, о профильной документации. В настоящее время деятельность фармацевтического рынка в Казахстане регулируется более чем 12 000 нормативно-правовых актов – от Конституции, устанавливающей право граждан на охрану здоровья, до приказов Министерства здравоохранения, а также постановлений местных органов власти. Базовым документом, регламентирующим деятельность участников отрасли, является Кодекс Республики Казахстан «О здоровье народа и системе здравоохранения», принятый в сентябре 2009 года и с тех пор неоднократно модернизировавшийся. В частности, в 2014 году в него были внесены существенные изменения, относящиеся к деятельности фармацевтического рынка, направленные на приведение его в соответствие с международными стандартами.
Насчет пресловутых международных стандартов вопрос оказался отнюдь не простым. Так, уже с 1 января 2018 года все аптеки в Казахстане будут обязаны перей-
ти на работу в соответствии с международными стандартами в сфере обращения лекарственных средств. При этом президент Ассоциации поддержки и развития фармацевтической деятельности Марина Дурманова в ходе парламентских слушаний сообщила о том, что подобным стандартам на сегодняшний день соответствуют лишь 1,5 процента от всех казахстанских аптек. И как их переводить в столь короткое время, увы, неизвестно. Тем более что ни под какие государственные инвестиционные программы они не попадают.
Кроме того, очевидно, что аптеки являются лишь крайним звеном в длинной цепи, по которой лекарственные препараты попадают к конечному потребителю. Безусловно, доля торговой накрутки у них достаточно велика. В одном из своих интервью президент Ассоциации международных фармпроизводителей в РК Вячеслав Локшин привел данные о том, что средняя наценка дистрибьюторов на препараты составляет 7–15 процентов, у аптек – 12–25. Это значит, что некоторые лекарства по пути со склада на прилавок дорожают на 40, а иногда и все 50–60 процентов, то есть почти в полтора раза.
Подтверждением этого может служить и пример онлайн-аптек, в последние годы набирающих все большую популярность среди слоев «компьютеризированного» населения. Ценники у интернет-провизоров, как правило, существенно ниже, чем у их традиционных конкурентов. И, возможно, именно поэтому последние все чаще подвергают виртуальные аптеки различным нападкам, обвиняя их чуть ли не в наркоторговле. Хотя поставщики у обеих категорий одни и те же.
Крупных дистрибьюторов в Казахстане около десятка. Все они, кроме «СК-Фармация», созданной под эгидой ФНБ «Самрук-Казына» и относящейся к квазигосударственному сектору, полностью частные. А значит, пока что вполне вольные диктовать цены по своему усмотрению и даже периодически вступать в ценовой сговор, на который закрывают глаза представители коррумпированного чиновничества. Существуют, правда, ежегодные меморандумы о сдерживании ценовой политики и даже список из 200 препаратов с фиксированной ценой, но зачастую это остается только на бумаге.
Ну а что сами производители и продавцы – какова их точка зрения? Контраргументов у них достаточно. Здесь и высокие таможенные пошлины, и сложная логистика, и жесткое налогообложение, низкая зарплата персонала, что, в свою очередь, мол, вынуждает провизоров проявлять самодеятельность в накручивании розничных цен. Ну и, конечно же, вспоминают о девальвации тенге, плавающем курсе валют и многом другом... В общем, идет перекладывание проблем друг на друга с жонглированием цифрами, фактами и даже взаимными угрозами, когда в ответ на ужесточение правил торговли поставщики и продавцы начинают пугать повальным дефицитом импортных лекарств.

Монополисты нам помогут?
Одной из таковых мер, собственно, и явилось создание уже упомянутого «Самрук-Казына-Фармация» призванного урегулировать дефицит лекарств первой необходимости в регионах в целом и в больницах в частности. Но на деле в течение первых лет своего существования «СК-Фармация» прочно прописалась в верхних строчках хит-парадов всевозможных скандалов и разбирательств на самых высоких уровнях. Были и проверки Счетного комитета с выявлением серьезных нарушений, и шумные дебаты в правительстве и парламенте. Стоит лишь напомнить, что в итоге в стране разразился самый настоящий лекарственный кризис, и с таким объемом дефицита необходимых лекарств, наверное, никто не сталкивался со времен постперестроечной разрухи. Затем, после неоднократной смены руководства, заведения уголовного и административного производства в отношении наиболее проштрафившихся работников, упорядочения процедуры проведения тендеров, положение немного удалось выправить. Но, как говорится, осадок остался. И поэтому озвученные в эти дни предложения о необходимости введения единого и, соответственно, монопольного дистрибьютора на все лекарственные средства (не имеется ли здесь в виду все та же «СК-Фармация»?) не может не вызывать у многих специалистов и экспертов целый ряд серьезных вопросов.
Евгений КОСЕНКО