Процедурный вопрос

Приёмный покой

Первые публикации этой рубрики вызвали живейший читательский интерес. Как оказалось, историй о том, как нас лечат, множество. Однако подавляющая их часть, как говорят в народе, на тему «не лечат, а калечат». Мы понимаем, суждения людей, к нам обратившихся, безусловно, субъективны. Тем не менее хотим дать совет руководителям медучреждений – прислушивайтесь к народному гласу и устраняйте недостатки.

– Судя по всему, и медикаментов, и диагностической медаппаратуры в больницах города достаточно, – размышляет на заданную тему кандидат медицинских наук, врач с многолетним опытом работы Гульнар Кусаинова. – Но почему, послушав жалобы пациентов, получаем совсем другую картину? Да, действительно, порой в поликлиниках и стационарах отправляют людей, которым положено бесплатное лечение, на процедуры УЗИ, компьютерной и магнитно-резонансной томографии, повторные анализы в частные медцентры. И опять зададимся вопросом: почему?..
«О бардаке в медицине» – так назвала свой пост в ФБ Ирина Нос: «10-я поликлиника дает направление на КТ в поликлинику № 6. В пятницу звоню с вопросом, можно ли в субботу пройти процедуру. Ответ регистратуры шестой поликлиники звучит утвердительно и однозначно: да, приходите с 9.00 до 12.00. Утром еду через весь город, ищу улицу Аманат, дом № 3. С трудом нахожу. «Где?» – вопрошаю. Бегу в регистратуру на четвертый этаж. Говорят, на втором. Иду на второй. Отправляют на первый. Иду на первый и... Как оказалось, иду, чтобы получить ответ: сегодня суббота! Ну, и?.. Вывод: иди, Ира, к платному доктору. Тьфу ты…!»
Совершенно точно владеем информацией о том, что почти все госучреждения медицинской помощи оснащены и лабораторным оборудованием, и новейшими УЗИ-аппаратами. Правда, порой специалистов, способных владеть сложной диагностической техникой, нет. И…
– Здесь опять упрек в сторону руководителей, не проявляющих заботу о подготовке квалифицированных кадров, – считает наш эксперт. – Бывает, конечно, что человек сам идет в платную клинику, чтобы сделать анализ или диагностику без долгого стояния в очереди.
– Почему УЗИ в госполиклинике продолжается не более пяти минут? При этом ничего в моих почках не обнаруживается. Тогда как в платном центре мои внутренние органы по той же самой диагностике исследовали более получаса и нашли камень, причем не маленький – почти полсантиметра? – спрашивает наш читатель Карим Ниязбеков.
– Дать однозначный ответ, не присутствуя ни на одном из названных вами обследований, затруднительно, – отвечает на вопрос Гульнар Кусаинова. – Тем не менее с уверенностью могу предположить, что в первом случае врач УЗИ имеет значительно большую нагрузку и старается принять всех, к нему определившихся на обследование. К этому же можно добавить низкий уровень квалификации поликлинического врача. Хорошие специалисты как раз таки выбирают работу в частном секторе медицины. Понять их можно: здесь платят за реальную работу, то есть сдельно, а не мизерный оклад.
Кстати, именно маленькая зарплата заставляет медиков принимать подношения. Разве в этом у кого-то есть сомнения? А потом, чего врачей хаять? Не давайте – и не будут брать!
Справедливости ради отметим: не все врачи, как говорит наша почта, «принимают подношения», увы, многие назначают их размер. И вот это страшно.
Больные, вернее прошедшие лечение в госмедстационарах, называют цифры «рекомендуемых», причем в открытом разговоре, ставок за те или иные операции. Сравните: кесарево сечение – тысяча долларов; нейрохирургическое оперативное лечение доходит до 10 тысяч долларов; удаление онкологической опухоли может обойтись в три тысячи долларов; операция по удалению катаракты с черного хода, так сказать, самая дешевая – 200–300 долларов. Список можно продолжить весьма недешевыми ставками травматологов. Есть больницы, где за банальный аппендицит с вас будут выжимать мзду.
– Что делать в случаях, если окажешься в ситуации, прямо скажем, врачебного вымогательства? – спрашиваем мы у Гульнар Кусаиновой.
– Однозначно, никому и ничего не платить!
– Значит, и операции не будет…
– Сейчас у каждого казахстанца есть в кармане телефон. Звоните и проясняйте картину. В каждом лечебном учреждении Казахстана на самом видном месте есть номера телефонов так называемой горячей линии. Желательно помнить, что телефоны оснащены диктофонным устройством – так легче в последующем вести разговор и иметь доказательства. До тех пор, пока вы будете молчаливо соглашаться с навязанным условием оплаты того, что вам положено бесплатно, мы так и не избавимся от вымогателей, не искореним взятки.
– Тем не менее люди очень часто сами приносят врачу, их исцелившему, что-то в качестве благодарности, подарка на память. Подобное тоже возбраняется?
– Ну кто же может запретить мне или вам делать подарки? Однако профессиональная этика и человеческая нравственность не должны позволять делать это в период нахождения пациента в медучреждении.
Мы нашли интересные воспоминания врача на эту тему. Почитайте, пожалуйста, что рассказывает в Facebook акушер-гинеколог Шолпан Сармулдаева:
«Хочется рассказать про человеческую благодарность – это самое лучшее в работе врачей.
Как-то рожала женщина долго и нудно, не шел ребенок никак. Применили все, родили, и неплохо. Все были довольны – и мама, и врачи, наверное, врачи даже больше всех остальных. Женщина выписалась, я успела забыть про нее. Прошло полгода. И вдруг меня вызывают в приемный покой. Там стоит очень пожилая женщина с коробкой конфет. Она бросается мне на шею, целует, обнимает и спрашивает: помните такую-то (называет фамилию)? Я, естественно, не помню. Женщина напоминает, роды затяжные... Я начинаю кивать головой, вроде вспоминаю… «Это вам! – женщина торжественно вручает мне конфеты. – Нам так было неудобно, что мы даже не попрощались!». Я говорю «спасибо», а про себя думаю: надо же, прошло полгода, и помнят…
Другой случай. Звонит мне тетя моя и спрашивает: «Ты когда из дома уйдешь часа на три?» Вопрос странный, но я отвечаю, мол, завтра. Тетя просит оставить ключи от квартиры соседям. Я ухожу, оставляю ключи. Возвращаюсь уже вечером. И что я вижу? Кристально чистые окна, люстры, шкафы! Мистер Пропер что ли? Из рекламы?
Оказалось, месяца три назад консультировала беременную, она благополучно разродилась. Ее мама пришла меня отблагодарить…
Приятно… Честно…
Можно много говорить про мздоимство, про нищенскую зарплату, но иногда приятнее вот такая искренняя благодарность».

Проверено на себе
В первой публикации мы рассказывали о самолечении и посещении сомнительного частного медкабинета. Однако есть в нашем городе и достойные частные медцентры, обращение в которые сулит выздоровление. Потому что в них врачи и медсестры не пойдут на поводу у пациента, желающего что-то подлечить, а поставят правильный диагноз и назначат не менее правильное лечение. И будьте уверены, процедурная медсестра не вольет в вас вторую капельницу, так сказать, по желанию клиента.
Внимание! Мы располагаем фактами, указывающими на то, что в одной из солидных больниц города можно получить так называемый дневной стационар, придя со «своим диагнозом» и личным набором лекарственных средств – и ведь не боятся медсестры, получая за попадание в вену всего-навсего 500 тенге. Эти жалобы мы проверили, как говорится, на себе – пришли, попросили прокапаться. И… нас приняли без медосмотра и врачебного приема! Передаем этот адрес в ОО «Аман-саулык».
Чтобы быть максимально объективными, мы как на работу целую неделю ходили в медцентр – сопровождали больного человека, а заодно изучали конъюнктуру медицинского рынка.
С восьми утра и до восьми вечера здесь идет прием пациентов. Порядок и чистота в учреждении на высшем уровне, персонал приветлив и правилам обхождения обучен. Врачи? Нам пришлось столкнуться только с одним из них – по профилю заболевания, и он оказался на высоте, за неделю справился с энтеровирусом и его последствиями, то есть осложнениями. Процедурные сестры – выше всяких похвал.

Услуги:
Магнитно-резонансная томография — МРТ: от 10 800 тенге до 29 200 тенге.
УЗИ: от 2500 тенге до 6000 тенге.
эхокардиограмма сердца – 6000 тенге.
Процедурный кабинет: внутривенная инъекция – 500 тенге; внутримышечная инъекция – 300 тенге; внутривенная инфузия – 800 тенге.
Консультативный прием врачей:
невролога высшей категории – 5000 тенге.
кардиолога высшей категории – 5000 тенге.
эндокринолога высшей категории – 5000 тенге.
нейрохирурга – 7000 тенге.
ЭКГ – 800 тенге.
ЭКГ на дому (транспорт заказчика) – 2000 тенге.
эхокардиограмма сердца – 4000 тенге.
спирография – 1000 тенге.

Под грифом «совершенно секретно»?
Алматинка Марина С. сама врач, задалась непраздным вопросом:
«Имеет ли право прикрепленный к поликлинике пациент ознакомиться со своей амбулаторной картой? – спрашивает Марина. – Например, просто почитать записи, которые там есть? В регистратуре мне как пациенту запрещают даже в руки свою карточку брать, потому что это собственность поликлиники, которой она имеет право распоряжаться по своему усмотрению – давать или не давать читать. Можно, конечно, попросить выписку из амбулаторной карты, но она не информативна. Я сама медик, для меня в карточке все понятно, но проблема в том, что врачи пишут выписку так, как им выгодно, пропуская половину «неудобной» информации, чтобы никто не подкопался в случае жалобы. Мои обращения в Минздрав бесполезны – мне отвечают, основываясь на показаниях лиц, на которых, собственно, и была написана жалоба, а без записей в карточке мне не с чем идти в суд. Насколько я знаю, даже в судах можно знакомиться с материалами дела. А тут такая секретность…»
Нас тоже заинтересовало, а что говорит по этому поводу закон? Статья 91 Кодекса РК о здоровье народа и системе здравоохранения указывает прямо:
«…4. При получении медицинской помощи пациент имеет право на исчерпывающую информацию о состоянии своего здоровья, включая данные о возможном риске и преимуществах предлагаемых и альтернативных методов лечения, сведения о возможных последствиях отказа от лечения, информацию о диагнозе, прогнозе и плане лечебных мероприятий в доступной для пациента форме, а также разъяснение причин выписки его домой или перевода в другую медицинскую организацию.
5. Пациент может назначить лицо, которому следует сообщить информацию о состоянии его здоровья. Отказ пациента от получения информации оформляется письменно и включается в медицинскую документацию.
6. Информация может быть скрыта от пациента лишь в тех случаях, если есть веские основания полагать, что предоставление медицинской информации не только не принесет пользы, но причинит пациенту серьезный вред. В этом случае данная информация сообщается супругу (супруге) пациента, его близким родственникам или законным представителям…».
– В случае Марины С. необходимо ходатайствовать в суде об обеспечении доказательств, ссылаясь на пункт 1 статьи 69 ГПК: «Лица, участвующие в деле и имеющие основания опасаться, что представление необходимых для них доказательств сделается впоследствии невозможным или затруднительным, могут просить суд об обеспечении этих доказательств», – говорит юрист Шамиль Баскаков.

Василий ШУПЕЙКИН
Ирина ВАСИЛЬЕВА