Прозаседавшиеся и почивающие

Некоторые домоуправы почему-то решили, что кресло за ними закреплено пожизненно...

4 001

Некоторые домоуправы почему-то решили, что кресло за ними закреплено пожизненно, а потому не утруждают себя отчетностью перед членами кооперативов собственников квартир, проведением общих собраний и прочей «мелочью» каэсковского бытия.

Другие же, вдруг оказавшись смещенными, начали окружать себя недовольными новым председателем КСК, то есть создавать так называемые инициативные группы с программной целью – возвратиться к кормилу, то бишь в никем не контролируемый кабинет.
И те и другие начинают надоедать алматинцам:
«…Наш сосед, бывший председатель КСК «Солтустик», не дает нам покоя, – пишут наши читатели. – Он постоянно ходит по квартирам и просит расписаться в каких-то листах за то, что ему не дают проверять деятельность бухгалтерии. Но ведь мы выбирали ревизионную комиссию и уполномочивали ее членов проводить подобные проверки. Разве один член КСК имеет право делать финансовую проверку? Нам кажется, что таким образом бывший руководитель нашего кооператива пытается опорочить работу своего последователя и вернуться к прежнему делу».
Нам тоже так кажется. Более того, мы имеем все основания говорить и писать об этом, так как в редакцию не раз обращались председатели, слетевшие с должностей по велению общего собрания. Они как под копирку утверждают: вот-де все это – происки должников, это они, не желающие оплачивать работу штатных работников КСК, строят козни, плетут интриги, обращаются в суды. А когда начинаем разбираться в конкретной ситуации, оказывается – народ изгнал бездельника, мздоимца, алкоголика и тому подобных типов.
До тех, которые решили, что должность председателя дана им свыше и пожизненно, горожане пока что не добрались. Но тенденция к тому уже родилась.
Анализируя редакционную почту, можем доложить: более всего жалоб на бывших и, скажем так, почивающих руководителей КСК в Бостандыкском районе. Хотя в последние полгода их стало значительно меньше, тем не менее разбираться там есть кому и с кем. Более полугода перманентно подаются здесь иски в суд, и в настоящее время исхода тяжбе не предвидится, в КСК «Жандосова, 34а. Будоражат инициативщики квартировладельцев КСК «Южный», где прошло уже несколько слушаний, но страсти так и не утихли.
Есть примеры длительных распрей в Медеуском районе. В других пока что спокойнее.
Но не проходит и дня, чтобы в редакцию не обратился кто-то из горожан.
– Не имеем никакой информации о расходовании наших денег председателем и бухгалтером КСК. Что делать, к кому обращаться?
Мы советуем пройти через все инстанции с заявлением о том, что такой-то (имярек) нарушает закон нашей страны, в данном случае «О жилищных отношениях». Естественно, что дело ваше сможет разрешиться только в суде – на сегодня ни один госорган не уполномочен проводить финансово-хозяйственную ревизию в кооперативах, так как они – общественные организации. Но именно в суде вам понадобится поддержка всех госструктур, так или иначе соприкасающихся с системой КСК. Начинайте с районных акиматов и Управления жилья и жилищной инспекции города, именно здесь сидят те, кто обязан как минимум просветить вас в плане действия жилищного законодательства. Именно под их крылом вольготно чувствуют себя решившие «умереть на рабочем месте», но доживающие до глубокой старости и маразма кооперативные избранники.
Так что пусть знают настроение квартировладельцев.
Что касается «бывших», то, как говорится, на чужой роток не накинешь платок, но и на них управа найдется.

Для кого закон писан?
Пугает ли домоуправов наказание за несоблюдение жилищного законодательства? Кто несет ответственность за то, чтобы деятельность КСК проходила в строгом соответствии с законами? Когда кончится вакханалия с несменяемыми председателями КСК?
Такие вопросы возникли у нас после бурной реакции горожан на публикацию «Закон суров, но…» (№ 57–58 «Вечерки» от 23.05.2017 года). Напомним, о чем шла в ней речь. Председатель общественного объединения «Добровольное общество защиты прав нанимателей» Владимир Пермин увидел причину многих жилищных проблем в том, что в КСК не существует внутренних нормативных актов (ВНА).
– Как только будут разработаны ВНА, ситуация развернется наконец в сторону собственников жилья, – уверен председатель общественного объединения.
С его мнением категорически не согласна общественница Надежда Зарькова, которая не понаслышке знает обо всех жилищных проблемах, так как ей вместе с другими инициативными жильцами в свое время пришлось с большим трудом выводить свой дом в микрорайоне Орбита-3 из КСК, который перестал устраивать жильцов.
– Наличие внутренних нормативных актов отнюдь не является гарантией того, что председатель КСК будет выполнять все, что в них прописано, – считает Надежда Зарькова. – Ведь и сейчас существует статья 42-3 Закона РК «О жилищных отношениях», где четко указано, что «сроки и объем правомочий по управлению объектом кондоминиума, передаваемых собственниками помещений (квартир) физическому или юридическому лицу, определяются договором управления объектом кондоминиума». В свою очередь этот самый типовой договор утвержден приказом № 242 министра национальной экономики Республики Казахстан от 20 марта 2015 года. Министерство национальной экономики в данном случае выступает как уполномоченный орган, который «…утверждает типовую форму договора управления объектом кондоминиума». И эта типовая форма, где четко прописаны права и обязанности как собственников жилья, так и органа управления, прилагается к упомянутому министерскому приказу. Чем этот договор хуже внутреннего нормативного акта?
Процитируем некоторые из пунктов этого документа, регламентирующего обязанности каэсковского головы «…по руководству органом управления объекта кондоминиума:

…организовывать проведение собраний, письменных опросов собственников помещений (квартир);
доводить в письменном виде до сведения новых собственников помещений (квартир) информацию о ранее принятых общим собранием собственников помещений (квартир) решениях;
представлять собственнику ежеквартально в письменной форме либо в форме электронного документа до десятого числа месяца, следующего за отчетным периодом, отчет, в котором отражены расходы, связанные с использованием общего имущества, а также дополнительные расходы, не относящиеся к расходам на содержание общего имущества объекта кондоминиума;
открывать в течение пятнадцати рабочих дней со дня образования на каждый объект кондоминиума текущий счет в банке второго уровня, на который перечисляются взносы (платежи) собственников помещений (квартир) на содержание и текущий ремонт общего имущества данного объекта кондоминиума;
открывать на каждый объект кондоминиума сберегательный счет в банке второго уровня для накопления сумм на капитальный ремонт общего имущества данного объекта кондоминиума в течение пятнадцати рабочих дней со дня образования;
предоставить по требованию собственников объекта кондоминиума информацию о движении денег по банковскому счету, средств на содержание жилого дома (жилого здания);
в случае прекращения договора управления объектом кондоминиума передать имеющуюся в его распоряжении техническую (проектно-сметная документация, план участка, паспорта, акты приемки и другие документы), исполнительную (акты выполненных работ и услуг по договорам, заключенным с субъектами сервисной деятельности, копии договоров с субъектами сервисной деятельности), а также финансовую (договоры текущих и сберегательных счетов с банками второго уровня, утвержденная смета расходов на содержание общего объекта кондоминиума, протоколы принятых решений общего собрания) документацию вновь выбранному органу управления объектом кондоминиума по акту приема-передачи».

Казалось бы, все предельно ясно: руководитель органа управления объектом кондоминиума, будь это КСК, ИП, ПК или любая другая избранная жильцами форма, не запрещенная законом, обязан заключить договор с собственниками помещений (квартир), а в случае его переизбрания и, соответственно, расторжения договора – передать всю документацию и сам объект кондоминиума новому органу управления…
Но многие ли домоуправы соблюдают эти законодательные нормы? Вспомните, когда в вашем КСК проводилось полноценное общее собрание с отчетом правления и утверждением сметы на предстоящий год? А отчеты о движении денежных средств кооператива – если имеете счастье получать их ежеквартально, много ли из того, что в них написано, подтверждается?
Как показывает практика и редакционная почта, в большинстве случаев обыватели слабо знакомы с жилищным законодательством. А домоуправы, вступая в должность, напротив – прекрасно знают и о существовании типового договора, и о требовании закона заключать таковой со своими работодателями. Но большинство сознательно не делают этого. Почему? Да потому что так удобнее. В критический момент, когда страсти достигнут наивысшей точки кипения и, соответственно, судебных разбирательств, можно заявить взбунтовавшимся жильцам: «А вы не имеете права меня уволить, так как не принимали на работу, не заключали со мной никакого договора!». Более того, наиболее отмороженные из таких уволенных домоуправов заявляют, что у них нет никакой документации на дом – ни технической, ни финансовой – никакой, мол, с чего вы взяли, что все это должно быть у председателя? И мыкаются обманутые жильцы по инстанциям иной раз годами…
Но неужели все так безнадежно и никакой государственный орган не в состоянии обязать председателей КСК соблюдать нормы законодательства?
– Такой госорган у нас есть, – утверждает Надежда Зарькова. – Это Управление жилья и жилищной инспекции (УЖиЖИ) города Алматы, которое по жалобам собственников квартир вправе открыть проверку деятельности кооператива. Правда, в полномочия УЖиЖИ не входит проверка финансовой деятельности КСК. Тем не менее проверочный лист включает в себя 13 пунктов – критериев, по которым должна проходить проверка и оцениваться работа председателя КСК.
В контексте всего вышесказанного наиболее интересен для нас двенадцатый пункт этого проверочного листа: «Наличие договора управления объектом кондоминиума, соответствующего типовой форме (типовая форма договора управления объектом, утвержденная приказом министра национальной экономики Республики Казахстан от 20 марта 2015 года № 242, зарегистрированным в Реестре государственной регистрации нормативных правовых актов под № 1-574)».
Но, во-первых, отсутствие такого договора в соответствии со шкалой субъективных критериев проверки по степени нарушения отнесено к незначительному, и за это не грозит даже административный штраф. А во-вторых, практика показывает, что инспекторы УЖиЖИ при проверке КСК вообще не дают оценку по этому пункту проверочного листа. Почему? Догадайтесь сами.
Василий ШУПЕЙКИН
Ирина ВАСИЛЬЕВА