Равенство во всем и для всех

                  Общество равных возможностей – стремление любого социально развитого и цивилизованного государства. Для Казахстана эта задача состоит в том, чтобы отказаться от излишней опеки над людьми с ограничениями в здоровье и вывести отношение к ним на качественно новый уровень. Это должны быть практические механизмы адаптации и интеграции таких граждан в профессиональную и социальную среду. Так считает Улан Инкарбеков, заместитель председателя Алматинского городского общества инвалидов, член Общественного совета Алматы


IMG 20180222 WA0000

Программа действий
– В статье Президента Казахстана «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания» почти нет прямых указаний на усиление мер поддержки инвалидов. Об этом очень много говорилось раньше. Цели государственной политики в этом направлении четко определены: люди с ограниченными возможностями – такие же граждане своей страны, они могут и должны приносить пользу государству и получать те же социальные блага.
Поэтому, когда Елбасы разъясняет содержание той части своего Послания, где речь идет о человеческом капитале как основе модернизации, мы понимаем: это продолжение линии на укрепление равенства и в правах, и в обязанностях для любого казахстанца независимо от его физических возможностей.
В этом смысле в Послании очень правильно ставится вопрос о пенсионном обеспечении. Уйти от уравниловки можно, только признав справедливым принцип: чем больше человек работает, тем более обеспеченной будет его старость. Важные акценты расставлены в реформе здравоохранения, она обещает не только повышение качества и конкурентности медицинской помощи, но и меняет сам подход к сбережению здоровья нации. Медицина будет ориентироваться не на излечение болезни, а на ее предупреждение. Значит, можно будет рассчитывать на здоровое и жизнеспособное новое поколение.
Все эти задачи наша общественная организация рассматривает как поручения Главы государства, как программу действий. К примеру, в Послании ставится вопрос о легализации самозанятых работников, таких немало и среди работающих инвалидов. Будем заниматься с ними: разъяснять, убеждать, помогать в юридическом оформлении.
Общий интерес
– Но ни одну из проблем большой армии казахстанских инвалидов мы не может решить исключительно в рамках своего сообщества, нам необходимо соучастие всего социума.
Инвалиды так долго были изолированы от полноценного участия в социальной и политической жизни страны, что теперь обществу придется серьезно пересмотреть свое к ним отношение, переоценить их потенциал. Поэтому модернизация общественного сознания необходима в том числе и в восприятии людей с ограниченными возможностями.
Самым показательным примером недостатка такого взаимопонимания остается недоступность среды для инвалидов. Формально к решению этой проблемы приступили давно и системно, но больших успехов пока не добились.
Для нашей общественной организации это большая часть деятельности. Вместе с волонтерами, экспертами, юристами ведем постоянный мониторинг городских объектов, объясняем их владельцам и арендаторам, что по закону любое предприятие, специализирующееся на услугах для населения, должно быть доступно людям с ограничениями. Большое достижение, что при Общественном совете Алматы удалось создать рабочую группу, которая помогает в этих вопросах.
Причем я всегда объясняю, что мы не выбиваем особых привилегий инвалидам. Для бизнеса это экономически выгодно – если в магазин, аптеку, кинотеатр смогут попасть люди на коляске, значит, они наверняка принесут какой-то доход.
В Германии доступность среды обеспечили просто и быстро. Там тоже обязали собственников строить пандусы, съезды, приспосабливать планировку внутренних помещений для удобства немобильных инвалидов. Но специально под такие проекты в банках можно получить льготный кредит. То есть социальную ответственность бизнес разделил между собой.
Меньше опеки,
больше доверия
– В нашей стране много говорят об инклюзивном образовании, которое подразумевает совместное обучение особых детей с их здоровыми сверстниками. Но сама школьная система к этому практически не приспособлена.
Учебным учреждениям для переоборудования зданий выделяется по 800 тысяч тенге. Новым школам этого, может быть, и достаточно, но для старых, где нужно делать все с нуля – стоить пандусы, тактильные дорожки, переоборудовать туалеты, устанавливать тревожные кнопки, – таких средств явно не хватает.
Надо отдать должное, руководители образовательных учреждений стараются сделать максимум при минимуме возможностей, но это не всегда идет на пользу. Как выход, в некоторых школах переносят учебные занятия в кабинеты на первых этажах. С одной стороны, лучше так, чем совсем никак. Но с другой – все равно получается определенная изоляция.
Дети-инвалиды такую «исключительность» тонко чувствуют и остро реагируют, а испытав первые трудности, отказываются ходить в обычную школу. Да и родители таких детей неохотно соглашаются на инклюзивное образование, потому что хотят уберечь ребенка от лишних психологических травм, предпочитают окружить его опекой и «спрятать» от мира.
В итоге что получается? Чем позже люди с ограниченными возможностями начинают «входить» в общественную жизнь, тем труднее им дается адаптация. Многие и вовсе предпочитают оставаться в четырех стенах и жить на скромное пособие от государства, хотя вполне могут работать и обеспечивать не только себя, но и свои семьи.
Я считаю, что вовлечение в активную жизнь детей с проблемами развития нужно начинать с самых ранних лет. Они должны ходить в общие детские сады и там осваиваться в социуме, в то же время чтобы обычные дети могли учиться правильно воспринимать людей, которые чем-то от них отличаются.
Возможности без границ
– Круг задач, связанных с обеспечением равных возможностей, конечно, не ограничивается доступностью среды и услуг для инвалидов. Как и все люди, они должны чувствовать свою нужность, полезность для общества. Обычно такая потребность реализуется в трудовой занятости. И здесь важно обеспечить свободу выбора профессии.
Что сегодня чаще предлагают инвалидам? Интернет-магазины, колл-центры, другую надомную работу. Работодатели часто осторожничают или даже не доверяют. И зря. В Алматы есть немало успешных производств, организованных людьми с ограниченными возможностями или где трудятся работники с инвалидностью. Среди них – предприятия по выпуску тактильных навигационных дорожек для слабовидящих, производству мебели, фасовке чая, оказанию полиграфических услуг и много других.
Но, к сожалению, еще больше бизнес-идей, которые наши люди готовы были бы воплотить, так и остаются нереализованными. Подобные проекты требуют начального капитала, и за ним обычно идут в банк. Однако у человека с ограниченными возможностями шансов получить займ по определению меньше, чем у здорового.
В одной приватной беседе мне объяснили эту закономерность. Банкиры просто не хотят лишних неприятностей. Если инвалид не вернет деньги, придется судиться, а это малоперспективно по простой причине: с него едва ли что-то взыщешь. Это еще один типичный стереотип. А ведь мы, когда говорим о равных правах для всех, автоматически признаем за собой и равную ответственность. Людям с ограничениями не нужно создавать особые условия, мы лишь рассчитываем на равные возможности в решении своих проблем.
Пока же большую часть социальной нагрузки несет на себе государство. В том числе в поддержке трудовой занятости. Я считаю очень хорошей практикой тендерные закупки на государственные нужды продукции отечественных производителей, где преимущества есть у предприятий, использующих труд работников с ограниченными возможностями. Но есть опасения, что мы потеряем и эту поддержку.
Дело в том, что реестр товаров для госзакупок у таких специализированных производств постоянно сокращается. Если раньше в списке были самые разные швейные изделия, то теперь осталась только одна позиция – постельное белье, то же самое произошло с товарами мебельного производства.
Вопрос для всех
– Конечно, нельзя не замечать перемен, которые происходят в обществе, хоть и медленно, но оно все-таки становится более толерантным, более гуманным, что облегчает наши каждодневные заботы.
Большие возможности сегодня предоставляет цифровизация разных сфер жизни. Несколько последних лет люди с проблемами слуха пользуются оригинальной разработкой специалистов из общества воинов-афганцев – онлайн-сурдопереводчиком. Сейчас совместно с Международным университетом информационных технологий работаем еще над несколькими проектами.
В их числе умные остановочные комплексы, которые будут оказывать информационную помощь инвалидам-колясочникам и слабовидящим. Другая идея – голосовой навигатор для смартфона. Специальная программа сможет выбирать оптимальный маршрут и предупреждать о препятствиях на пути следования. Хотим доработать «тревожную кнопку» на телефонах для экстренной связи со службами спасения.
Доступ в различные органы управления представителей наших общественных организаций позволяет с большим успехом доносить проблемы людей с ограниченными возможностями и решать их. Сам довольно активно использую возможности, которые предоставляет мне членство в городском Общественном совете.
Вот совсем недавно пытались выяснять с управлением транспорта акимата, почему на городских маршрутах появились новые автобусы со ступеньками, хотя давно принято решение закупать только низкопольные, с откидным пандусом машины. И это не единственное, что нам нужно решить в транспортном обеспечении инвалидов.
Пытаемся достучаться до владельцев таксомоторных компаний, чтобы они наконец-то обзавелись хотя бы несколькими специализированными автомобилями инватакси. Такая услуга будет востребована и сможет приносить прибыль. Хотя бизнес, кроме коммерческого интереса, все же должен руководствоваться еще и мотивами социальной ответственности.
Недавно я был в Японии и в который уже раз удивлялся тому, как в этой стране, да и во многих других несложно быть инвалидом. Там все продумано до мелочей, чтобы люди с физическими ограничениями не чувствовали себя ни в чем ущемленными. Почему наши инвалиды не могут жить так же? Наверное, ответ на этот вопрос нам нужно искать всем вместе.


Записал Вячеслав Савин