«Семёрка» – цифра счастливая

Городская клиническая больница № 7, мнения журналистов разделились, причем кардинально...

Когда на планерке определялось место будущего репортажа к профессиональному празднику людей в белых халатах и предложили городскую клиническую больницу № 7, мнения журналистов разделились, причем кардинально.Именно разнополярность мнений о самом большом не только в городе, но и стране медучреждении склонила решение в пользу «седьмой». И уже на следующее утро мы с фотокором отправились на «дежурство».

4 001

Больницу эту построили еще в советское время – тогда любили масштабные проекты, а еще все поголовно централизовывалось. Вот и появился гигант на тысячу койко-мест для больных и более чем на тысячу медперсонала. Исполненным замыслом руководители остались довольны – в те времена водилось работать по принципу «Даешь стране угля, хоть мелкого, но много».
…ГКБ № 7 встретила ухоженным парком перед входом, воем сирен «скорой помощи» и толпой людей – тысячу больных приходят проведывать родные и друзья. Плюс сюда почти каждые пять минут привозят страждущих избавления от недуга. При этом приемный покой не показался нам чем-то хаотичным. Он продуман и организован в виде конвейера: осмотр специалиста – сбор первичных анализов, которые делаются тут же, – рентген, компьютерная томография, МРТ, если необходимо – заполнение медкарты, и вы поднимаетесь на лифте в свое отделение. А отделений для лечения здесь двадцать одно.
– Сейчас поток экстренных пациентов несколько уменьшается, – говорит заведующая приемным покоем Жанар Мукашева. – К вечеру будем ждать очередную волну…
Интересными наблюдениями поделилась она с нами: в различные дни и часы суток люди прибывают с одинаковыми болезнями.
Самый большой вал травмированных – в вечерние и ночные часы. Но более всего – в выходные и праздничные дни. Не умеет наш народ веселиться без «картинок». С проблемами гинекологии пациенток везут ночью. На сердечников и гипертоников врачи ориентируются по лунному календарю и неустойчивой погоде. В дни больших праздников – алкогольная интоксикация, желудочно-кишечные проблемы (особенно после модных нынче длительных воздержаний от еды). А пострадавшие в ДТП – круглосуточно.
– Соответственно, и график работы выстраиваем под наплывы пациентов, – только и успела сказать Жанар Хайдаровна.
В следующий миг она помчалась к тяжелому больному. Нас на осмотр не пустили…
– Срочно вызывайте Бекишева! – донеслось из-за дверей. – Скажите, чтобы готовили операционную. Предварительный диагноз: внутреннее кровотечение…
…Оказывается, не только в кино медики бегом и с капельницами в руках мчат на каталках больных в оперблоки. Калкаманские доктора и медсестры, да и те, что работают на «скорых», еще те стайеры и спринтеры – сами видели.
Продолжить разговор в приемном покое, несмотря, как мы уже говорили, на спокойный час, все никак не удавалось: следом за женщиной с внутренним кровотечением примчались каталки с «бессознательными» с подозрением на инсульт мужчинами. И в этом случае все делалось бегом. Больше всех пришлось вертеться врачу-невропатологу Жандосу Зарпуллаеву. Именно из-за этих двух больных, последовавших аккурат в момент, когда ему предстояла смена, дежурство врача перевалило на вторые сутки. А закон эскулапа не велит отходить от больного, которого врач принял хоть и для оказания временной помощи.
– А что с «тяжелой» женщиной? – интересуемся у несколько вздохнувшей с облегчением Мукашевой.
– Все хорошо. Бактияр Бекишев, наш заместитель главного врача по хирургии, уже оперирует ее, – отвечает она. – Он и не таких с того света вытаскивал. Профи высшего класса: и как ученый себя показал, и как практикующий хирург на высоте, не за просто так ассоциированным профессором стал, всего своим трудом и умом добился. Через все ступени врачебной и научной деятельности прошел…
…Лет восемь назад привезли на «скорой» изрезанного ножом ребенка. И не жить бы девочке более своих семи лет, если бы не дежурил хирург Бактияр Мырзашевич.
– Я эту операцию никогда не забуду, – несколько позже делился воспоминаниями хирург. – Состояние ребенка было критическим, почти не определялось давление с тяжелым геморрагическим шоком. Печень изрезана, селезенка повреждена. Пока я все зашил, а тельце-то маленькое – руки в брюшную полость не помещаются, – сто потов с меня сошло. Вроде бы все сделал, а давление не поднимается, значит, еще где-то продолжается кровотечение. Вновь пересмотрел все органы и увидел пополам пересеченную почку. Вновь шью…
В тот раз уставший хирург свалился с ног. Но девочка-то жива и здравствует по сей день! Потом он провел еще тысячу сложнейших операций, спас сотни жизней. Но эту запомнил более других.
– Почему?
– Не знаю, видимо, так уж мне было жаль ребенка…
И вот это действо – спасение чьей-то жизни для настоящего врача священно.
Не будем петь осанну всем медицинским работникам, и среди них достаточно случайных людей в профессии. Недаром же именно в наше суверенное время родился принцип: не больницу с удобствами выбирай, а врача с золотыми руками и мудрым сердцем. А еще народ заметил: обследоваться можно и в частных медцентрах, а лечиться следует в «семерке», где у врачей огромный практический опыт.
С разрешения главного врача Ануара Аманова мы побывали в палатах некоторых лечебных отделений. У нынешнего главного врача репутация и авторитет одного из лучших кризисных менеджеров в здравоохранении страны. За плечами большой опыт и решение проблем в нескольких прорывных проектах. Его хозяйская рука сразу же стала ощущаться в больнице.
– Обратите внимание: у нас единственный в Алматы нейрохирургический центр, – перед вояжем по огромным площадям «семерки» просвещал нас он. – Здесь не только горожан, но жителей всего южного региона обслуживают. Есть уникальный нейроинсультный центр и единственное же в городе отделение эндокринологии, гематологии и нефрологии. Открыто функционирует интервенционное нейрососудистое отделение (единственное в городе). В этом году открыли отделение ортохирургии, там проводятся сложнейшие операции по эндопротезированию коленных и тазобедренных суставов (замена суставов). На уровне приемного покоя травматологии проводятся сложнейшие операции, относящиеся к разряду высокоспециализированной медицинской помощи.
Но более всего хочу вам представить отделение трансплантации. Наш профессор, доктор медицинских наук Муса Сахипов с 2012 года проводит операции по пересадке почки. Не один, конечно, с группой коллег. Дело это тончайшее, требует огромных практических наработок, так что работают хирурги как минимум в паре. Во-первых, чтобы опыт нарабатывать, во-вторых, в этой операции есть моменты, когда одному просто-напросто не справиться, работает целая команда трансплантологов.
В отделении ортохирургии нас встретили настороженно: чего просто так ходить по медучреждению? Лишние приходы – ненужные бациллы. К тому же чистота в отделении идеальная, а тут «ходют разные корреспонденты, топчут блестящие полы…»
Правильно, так и должно быть в нормальных больницах. Чего уж там скрывать, нынче многие лечебницы, как проходные дворы. А ортохирургия замкнута на ключ, и входят сюда только в положенное время и только по разрешению врачей.
Нас пустили, а заодно проведали двух лежащих рядом товарок по несчастью.
…Гульнару экстренно доставили три дня назад со сложнейшим переломом руки – бытовая травма.
– Сегодня в палату принесли вот этот прибор, – поделилась она, – который мне разрабатывает руку.
– Как так? – удивились мы. – А где же гипс?
– Сейчас новые технологии, без гипса, говорят врачи. А прибор для разработки, он называется «Артромот», позволяет восстановить руку в два-три раза быстрее.
…Роза – пациентка плановая. Два месяца ждала очереди и квоты на проведение операции по восстановлению коленных суставов. Дождалась.
– Завтра и мне принесут прибор. Буду тоже восстанавливаться, – говорит послеоперационная больная.
Пока беседуем, в палату несколько раз заглядывает медсестричка. Вид недовольный – долго сидим. Спрашиваю:
– Вас только в момент нашего посещения так контролируют?
– О, контроль здесь постоянный! Спасибо медперсоналу. И кормят хорошо. Домашним сказали, чтобы ничего нам не приносили, а то растолстеем…
В других отделениях та же картина. По крайней мере, жалоб мы не услышали, хотя спрашивали об этом доверительно.
В 16 часов те врачи, медсестры и санитары, что пришли на работу к восьми утра, отправились по домам. В отделениях остались дежурные доктора и сестры, им до утра работать не покладая рук…
Мы покидали «семерку» во второй половине ночи, когда машин с экипажами полиции и их травмированными клиентами было больше, чем «скорых».
– Это вы куда меня привезли? – пьяно вопрошал у лейтенанта встретившийся лицом с асфальтом «пациент». – В «семерку»? Это хорошо, это мое любимое число и заведение. Пусть лечат…
В день «журналистского дежурства» в городскую клиническую больницу № 7 госпитализировано на лечение 109 человек. Первичную медицинскую помощь оказали 417 пациентам. Обследование прошли 24 граждан, прибывших из других регионов Казахстана. Впрочем, эти цифры характерны почти для каждого дня.

4 002
Василий Шупейкин
Фото Юрия Выблова