Шанс на лучшую судьбу

В Алматы открылся приют для жертв бытового насилия

Это первое подобное учреждение в мегаполисе, которое финансируется государством.

7 002

Адрес приюта, созданного на базе Управления занятости и социальных программ Алматы при поддержке городского акимата, держится в строгой тайне. Это необходимо для того, чтобы насильники не смогли найти свои жертвы и вновь причинить им вред, а также для сохранения в приюте нормального морального климата.
Приют расположился в двухэтажном особняке. Условия, созданные для пребывания, можно считать отличными: свежий евроремонт, новая мебель, современная кухня и медицинский кабинет. Оборудована и детская площадка, есть даже гончарный круг для участия в арт-терапии. Для обустройства приюта из государственного бюджета было выделено 110 млн тенге.
Социальное учреждение начало работать около двух недель назад и рассчитано на 50 койкомест. Здесь уже оказана помощь 10 женщинам и 11 детям. В данный момент сегодня в центре проживают 8 женщин и 9 детей.
Все, кто попадает в приют, в обязательном порядке бесплатно проходят флюорографию, сдают анализ крови. Здесь организовано пятиразовое питание. Для мам с маленькими детьми работает ночная кухня.
– На данный момент мы имеем около 2000 обращений по факту домашнего насилия, – говорит старший инспектор группы оргработы ОВД по защите женщин от насилия Майя Токсанова. – Раньше мы, как правило, ограничивались беседой с домашними насильниками, так как женщины отказывались писать на них заявления, боясь еще больших для себя последствий. Теперь, даже если жертва отказывается от своих претензий, полицейские имеют право применить к домашнему тирану такую новую меру, как защитное предписание, которое действует в течение месяца. Раз в неделю мы посещаем семью, с тем чтобы определить ее болевые точки. Возможно, требуется помощь в трудоустройстве, консультация психолога, юриста и так далее. Мы направляем женщин в организации, которые специализируются в данных направлениях. Мы выдаем защитные предписания жертвам насилия. К слову, со времени применения предписаний в Алматы в два раза сократились преступления. Сегодня в нашем городе совместно с местной полицией ДВД, Союзом кризисных центров и общественным фондом «Линия жизни» осуществляется пилотный проект по отслеживанию исполнения защитных предписаний. Жертве выдается телефон с тревожной кнопкой, которую она может нажать в случае, когда насильник проявляет агрессию. Это позволяет определить местонахождение жертвы и оправить к ней наряд полиции.
К нам часто поступают подвергшиеся насилию женщины, которым требуется госпитализация или они нуждается во временном месте проживания. Раньше порядка 40 из них в год мы направляли в приют общественного фонда «Убежище», который не рассчитан для оказания необходимых услуг. Очень отрадно, что местные исполнительные органы власти сегодня выделили нам приют, где есть возможность реализовать восемь типов услуг, предназначенных для полной реабилитации жертв бытового насилия. Находиться здесь можно до полугода.

7 001

Доверия становится больше
– Наша главная миссия в том, чтобы выработать у населения нулевую терпимость к фактам насилия, – вступает в разговор директор КГУ «Кризисный центр для жертв бытового насилия» Управления занятости и социальных программ г. Алматы Зульфия Байсакова. – Попасть в приют, который является подразделением Кризисного центра для жертв бытового насилия, можно и днем, и ночью, позвонив на круглосуточный и бесплатный телефон доверия 150. В среднем в месяц сюда по вопросам бытового насилия поступает порядка 20 звонков. Зачастую по горячей линии обращаются сами пострадавшие женщины или их близкие родственницы. Увы, соседей или прохожих, которые стали свидетелями фактов насилия, среди добровольных помощников практически нет. Тенденция к росту жертв бытового насилия в Казахстане, к сожалению, сегодня сохраняется. Возможно, этому способствуют внесенные в казахстанское законодательство изменения. Теперь бремя доказывания факта насилия с женщины снято и передано в правоохранительные органы. Это увеличило число обращений женщин, пострадавших от домашних террористов. Сегодня мы стали активнее работать с подразделениями полиции по защите женщин от насилия. Но многое еще предстоит сделать. Например, нужны курсы по работе с агрессорами, помощь с трудоустройством.
Среди обитательниц приюта не только те, кого унижают мужья. Здесь есть и матери, которых избивают сыновья, молодые женщины, подвергающиеся насилию со стороны свекрови. По словам Зульфии Байсаковой, удивляет то, что уровень образованности современных жертв бытового насилия достаточно низок. Среди них много тех, кому требуется повышение профессиональных навыков.

Истории из жизни
Каждая история, которая произошла с обитательницами приюта, уникальна и по-своему трагична.
Саган Шаденова никогда не думала, что на старости лет в буквальном смысле слова останется на улице. У нее был свой дом, росли три сына. Однако судьба распорядилась по-своему. С одним из сыновей случилось несчастье – попал в аварию и стал инвалидом. У другого вроде все наладилось: женился, обзавелся детьми. Молодая семья решила жить вместе с Саган. Она, конечно, не возражала, с радостью помогала воспитывать внуков, хлопотала по хозяйству. Но отношения с невесткой у свекрови не заладились. Молодая женщина принялась сначала покрикивать на Саган, а потом, видя, что та не может дать ей отпор, и вовсе стала распускать руки. Неожиданно для Саган сын взял сторону своей супруги. Перепадало от домашнего тирана и брату-инвалиду, который также жил с ним под одной крышей. Чтобы не слышать криков и ругани, которые обычно начинались поздно вечером, пожилая женщина бродила по городу. Возвращалась домой она только под утро, когда после очередной бурной попойки сын с невесткой засыпали. Неизвестно, чем бы закончилась эта история, если бы не участие сердобольной соседки, которая и подсказала бабушке обратиться в кризисный центр. Ее сына-инвалида также временно определили в социальное учреждение города.
Сотрудники приюта пообщались с семьей Саган и подсказали ей выход: поделить дом и приобрети однокомнатную квартиру. Впоследствии, сдав ее государству, женщина сможет поселиться в доме ветеранов в аналогичном жилье, а также будет обеспечена бесплатным медицинским обслуживанием и уходом.
Многие из тех, кто приходит в приют, настолько слабы, что несколько дней просто отсыпаются. Среди них и 37-летняя Марина.
– Сейчас я думаю только о том, что будет с моим маленьким сынишкой, – со слезами на глазах призналась женщина. – У меня рак крови, и я очень слаба…
Семь лет назад Марина продала свою квартиру, чтобы собрать деньги на лечение сложного онкологического заболевания. Родители молодой женщины умерли, и ее приютили близкие родственники. После нескольких курсов химиотерапии Марина не могла ходить, и родные как могли ее поддерживали. Но, устав от больной, у которой к тому же родился сын, от нее сначала ушел муж, а затем отказались и родные.
– Пенсия у меня по инвалидности 37 тысяч тенге, а только лекарства стоят 70 тысяч в месяц тенге, – говорит Марина. – Вот и думаю, то ли как сына накормить, то ли как самой не умереть. В очереди на социальное жилье стою с 2013 года, очень надеюсь, что хоть в последние годы своей жизни смогу нормально пожить в собственной квартире со своим сынишкой.
Среди жителей приюта две работающие женщины. Одна из них – симпатичная блондинка Маргарита.
– Только теперь в полной мере поняла, что значит пословица: от сумы и от тюрьмы не зарекайся, – рассказывает она свою историю. – Я закончила вуз и всегда считала себя сильной женщиной, наверное, потому и не побоялась родить восьмерых детей. Но за долги супруга мы были вынуждены продать свое жилье, двух детей определили в интернат. Нам дали временное арендное жилье без окон и отопления. Кое-как проконтовались там летом, а зимой просто погибнем.
В приют Маргарита пришла с двумя детьми. Шестилетнего Максима уже определили в подготовительный класс, дочка Дария, которую мама забрала из интерната, также ходит в школу по соседству. К слову, все дети школьного возраста, которые попадают в приют, в обязательном порядке направляются в учебные заведения.
– У нас женщина чувствует себя в полной безопасности и может осознать тот путь, на который может встать при поддержке специалистов, – говорит директор кризисного центра. – В то же время она должна понимать, что эта поддержка временна, и найти в себе силы выйти на новый этап своей жизни. В течение месяца после того, как женщина покидает временное пристанище, его сотрудники готовы поддерживать с ней связь. Но зачастую это требуется лишь первое время. Жертвы насилия, как правило, стесняются того, что с ними произошло, и порой даже не здороваются с нашими сотрудниками. Но никто на них не обижается, ведь главное, что эти женщины у нас получили шанс на счастливую жизнь
Наталья ВЕРЖБИЦКАЯ
Фото автора