Сохранить самобытность языка

Единый стандарт казахского алфавита в новой графике ученым необходимо принять до конца нынешнего года. Заместитель директора Института языкознания имени Ахмета Байтурсынова Анар Фазылжанова поделилась своим мнением о том, почему смена алфавита важна для казахского языка и как новый алфавит повлияет на его развитие


-Почему, на ваш взгляд, именно сейчас так актуален вопрос перехода на латиницу?
– На самом деле вопрос о смене алфавита поднимается не в первый раз. Еще в 2006 году Президент Казахстана в очередном своем выступлении коснулся вопроса перевода казахского алфавита на латиницу. Глава государства дал задание изучить опыт Узбекистана, Турции и Азербайджана, которые уже перешли на латиницу, взвесив все плюсы и минусы. На основании его поручения была организована научно-исследовательская экспедиция в эти страны. В 2007 году по результатам экспедиции мы четко определили, какой фактор там больше доминировал – политический, экономический, социально-культурный. В то же время в лингвистическом плане был изучен их опыт перехода, насколько объективно отражал их алфавит национальную специфику языка, приемлем ли он в новых информационных технологиях.
У нас эту проблему первыми затронули лингвисты, а именно академик, ученый-языковед Абдуали Кайдаров. Свои основные научные исследования он посвятил вопросам диалектологии, грамматики, лексики, фразеологии, а также общей тюркологии. В 90 годы, когда другие постсоветские тюркоязычные государства тоже поднимали этот вопрос, он написал письмо Нурсултану Назарбаеву о рассмотрении перехода казахского языка на латиницу. Тогда Глава государства распорядился повременить с реформами и сделал акцент на неспешном изучении этого вопроса, сейчас мы считаем – это было очень продуманным решением. Потому что ситуация в Казахстане складывалась неоднозначно и была не сравнима с языковой ситуацией в странах, которые в то время реформировали свое письмо, а потому этот вопрос в любой момент мог стать игрушкой в руках политиканов. Президент не торопился с решением, и это было очень правильно, сейчас через призму многих лет мы это понимаем и очень ценим. В 2012 году в своем стратегическом Послании «Казахстан-2050» Глава государства обозначил временной период подготовки к этой реформе, потому что понимал всю ее важность.
В своей программной статье «Болашаққа бағдар: рухани жаңғыру» Президент дал поручение уже конкретно начать подготовку к переходу на латиницу, в следствии того что опыт других тюркоязычных государств достаточно изучен. На мой взгляд, любой чужой опыт для нас полезен, но в то же время не надо сильно его преувеличивать. В данной ситуации надо более тщательно изучать собственные ресурсы и возможности, угрозы и риски. В связи с этим Институт языкознания разрабатывает комплексный проект научно-исследовательской программы по изучению научных основ по переводу казахского письма на новый алфавит на основе латинской графики.
– Однако любая реформа будет успешной только в том случае, если ее поддержит общество.
– Безусловно. В данном случае речь больше идет о казахскоязычном этносе, потому что реформирование письма касается в основном казахов. И доминирующим, кому предстоит принимать решение по этому вопросу, будет казахский этнос. Ровно так же как и реформирование русского языка – вопрос чисто русского этноса, и никто другой не может в него вмешиваться. Языковой вопрос нельзя политизировать, на самом деле сейчас назрела необходимость перехода казахского языка на латиницу, и сегодняшняя молодежь воспринимает латиницу нормально. В гаджетах, интернет-переписке молодым людям удобнее использовать буквы, которые у них на клавиатуре, нежели переходить на другой незнакомый шрифт, а латиница всем известна.
Кроме того, в силу глобальных обстоятельств латинские буквы распознаваемы во всем мире. Они стали ассоциироваться с экономической интеграцией, качеством, потому что все мировые бренды пишут свои названия латинскими буквами. Латиница сегодня ассоциируется с инновациями, новыми технологиями. И молодежь воспринимает латиницу как нечто современное, свое, родное, скажем.
Поэтому именно сейчас Президент дал поручение перейти на латиницу, он чувствует, что настало время.
Реформирование казахского письма на базе латиницы не имеет никакой политической подоплеки. Лингвисты считают, что первичным фактором, движущим этим процессом в Казахстане, является сохранение самобытности языка – в нашем случае доминирует лингвистический фактор, от которого во многом зависит будущее государственного языка.
– В латинском алфавите 26 букв, а в кириллическом – 42. Не нанесет ли ущерб казахскому языку с переходом на латиницу уменьшение количества знаков?
– В нынешнем нашем алфавите, который основывается на кириллической графике в 42 буквы, сейчас идет нагромождение, ведь в казахском языке всего лишь 28 исконно казахских звуков и три буквы мы берем для обозначения заимствования. В общей сложности выходит 31 базовый основной звук, но не все 42, потому что есть такие буквы, без которых абсолютно можно обойтись. При этом нельзя говорить, что это баласт, потому что иногда все-таки используем их для обозначения слов.
– Каких именно слов?
– Заимствованных. Вообще слово «заимствованное» предполагает иностранное слово, адаптированное к языку донора. То есть какое-то чужеродное слово внедряется в наш родной язык и переделывается. Вот три неотъемлемых качества заимствованного слова: во-первых, оно чужеродное, во-вторых – адаптированное, в третьих – переделанное. Вот этого третьего компонента переделанности в казахском языке нет, потому что за время тоталитарного режима советского периода, который охватил не только нашу материальную жизнь, но и внес большое влияние в развитие нашей духовности, был принят закон писать все заимствованные слова, преломленными через русский язык и орфографию. Строго запрещалось переделывать иноязычное слово. А ввиду того, что единственным источником всех нововведений в казахский язык был русский язык, все, что происходит в мире, мы называли через русский язык. Поэтому нам приходилось писать и мягкий знак, который чужд нашей звуковой системе, и твердый знак, и букву «ё», без которой можно и обойтись, букву «я» и много других лишних букв.
Получается, что все заимствованные слова в казахский язык писались по русской орфографии. На самом деле это была как бы калька. До революции у нас русские заимствованные слова писались и произносились по-казахски. Это говорит о том, что русский и казахский народы давно контактируют друг с другом, причем очень успешно. В казахском языке много русских слов, адаптированных на наш язык, и в русском языке не меньше тюркских знаков, адаптированных на русский язык, которые произносятся и пишутся по-русски. Такие языковые контакты свидетельствуют о мирном взаимодействии, культурном взаимообогащении, и мы это оцениваем очень положительно. Однако тот период очень болезненно отразился на казахском языке.
Например, ребенок идет в первый класс и выучивает 42 буквы, среди которых больше десяти не касаются его языка, но существуют для того, чтобы писать русские слова. Все слова с европейских языков приходят к нам, преломляясь через русскую орфографию. Если мы перейдем на латиницу, то многие слова сможем брать с оригинала и сразу адаптировать их к артикуляции казахского произношения. Тем самым мы сохраним самобытность языка и его звуковой строй.
Сегодня учащийся казахской школы должен одновременно знать более 50 правил русской и казахской орфографии. Представляете, какая нагрузка на него ложится?! Есть целый пласт лексики, заимствованной из русского языка без переделывания, то есть эти слова пишутся по правилам русской орфографии и произносятся на русский лад. Как известно, в других языках этого нет, и, чтобы восстановить этот иммунитетный механизм, как мы его называем, очень важно сейчас перейти на какой-нибудь другой алфавит, который не имеет в себе этих отрицательных стереотипов. И здесь как нельзя лучше подходит латиница. Тем более что молодежь все больше в интернет-пространстве, в сотовых телефонах использует латинский алфавит для передачи текстовых сообщений на казахском языке. Это обнадеживает, дает большую вероятность, что переход будет не столь болезненным.
Серьезного влияния смена алфавита тем более не окажет на учащихся младших классов, потому что ребенку, который еще не овладел полностью навыками письма, будет не сложно выучить новый алфавит. Сложности возникают только тогда, когда в сознании человека уже утвердился другой алфавит. Ему приходится забывать старые навыки письма и учиться писать по-новому, и старшему поколению будет тяжеловато, оно привыкло воспринимать слова в образе кириллицы. Поэтому на какое-то время наряду с внедрением латиницы параллельно оставят и кириллицу.
Между тем мы пытались реформировать действующий алфавит. Можно было бы обойтись без латиницы, прореформировав кириллицу. Однако, что интересно, кириллица ассоциируется у казахов за эти 70 лет с таким отрицательным стереотипом, как все писать по-русски, настолько в нас засело правило писать все на кириллице.
Привожу доводы лингвистов, почему нам нужно перейти на латиницу, по их аргументам, это чисто языковая проблема. То есть нами движет мотив – мы должны сохранить специфику своего языка и на письме, и в произношении. Поэтому необходимо найти такой вариант, который не запятнан никакими стереотипами, по которому можно будет постепенно адаптировать иноязычные слова по правилам казахской орфографии. Но есть и другие веские доводы, например то, что латиница – это графика глобального мира, это поможет нам интегрироваться в мировое экономическое пространство, можно прильнуть к достижениям новых технологий и так далее. Я понимаю, что латиница – очень мощное средство, однако, просто сменив алфавит, считать, что ты войдешь в глобальный мир, тоже немножко смешно. Поэтому совместно с внедрением латиницы в комплексе нам надо развивать инфраструктуру и кадры, только тогда это станет мощным прорывом и интеграция будет успешной.


Виктория ИЗБИЦКАЯ