«Устранение пережившего супруга от наследования по закону в судебном порядке»

Согласно п.1 ст.1061 ГК, в первую очередь право на наследование по закону получают в равных долях дети наследодателя, в том числе родившиеся живыми после его смерти, а также супруг (супруга) и родители наследодателя.
Вместе с тем, в действующем законодательстве имеется норма об устранении пережившего супруга от наследования по закону в судебном порядке по иску заинтересованных лиц (наследников, кредиторов), если будет доказано, что брак с наследодателем фактически прекратился до открытия наследства, и супруги в течение не менее пяти лет до открытия наследства проживали раздельно (п.2 ст.1070 ГК).
Так, А. обратился в суд с иском к Б. об устранении от наследования по закону, мотивируя тем, что брак ответчика Б. с его отцом наследодателем В. фактически прекратился до открытия наследства и супруги в течение более восьми лет до открытия наследства проживали раздельно.  
Решением районного суда №2 Ауэзовского района г.Алматы иск А. был удовлетворен. Судом постановлено устранить Б. от принятия ½ доли наследства, открывшегося после смерти В., умершего в ноябре 2015 года.
В апелляционной жалобе ответчик Б. просила суд апелляционной инстанции отменить состоявшееся решение и вынести новое решение об отказе в иске, указывая, что судом первой инстанции допущены нарушения норм закона, которые привели к неправильному разрешению дела.
Решение суда первой инстанции может быть отменено либо изменено в апелляционном порядке по основаниям, предусмотренным ст.427 ГПК.
Таких оснований при рассмотрении дела в апелляционном порядке не установлено.
Из материалов дела следует, что истец А. приходится сыном наследодателю В. от первого брака с гражданкой Г., брак между которыми расторгнут в 1999 году. 
Ответчик  Б. и наследодатель В. зарегистрировали свой брак в ноябре 2005 года.
Гражданин В. умер в ноябре 2015 года, вследствие чего открылось наследство в виде квартиры, расположенной в Ауэзовском районе г.Алматы.
Указанная квартира принадлежала В. на основании свидетельства о праве на наследство по закону, зарегистрированного в органах юстиции в январе 2013 года.
Согласно ч.2 ст.224 ГПК суд основывает решение лишь на тех доказательствах, которые были представлены сторонами и исследованы в судебном заседании.
Удовлетворяя иск, суд первой инстанции правильно пришел к выводу, что брак ответчика Б. с наследодателем В., фактически прекратился 20.09.2007 года, т.е. за восемь лет до открытия наследства, и супруги все это время проживали раздельно.  
При этом суд первой инстанции исходил из содержания искового заявления В. о расторжении брака, поданного им при жизни в районный суд №2 Алмалинского района г.Алматы, где самим истцом было указано, что брачные отношения между супругами прекращены с 20.09.2007 года. Общего хозяйства нет, дальнейшая совместная жизнь невозможна. Детей от совместного брака не имеется, совместно нажитого имущества нет. С 16.02.2008 года истец проживает в гражданском браке с Ф.
Также суд первой инстанции обоснованно принял во внимание, что по сведениям уполномоченных государственных органов наследодатель В. был постоянно зарегистрирован и проживал в своей квартире вплоть до своей смерти. По данному адресу с 14.02.2013 года также была прописана и проживала гражданка Ф.
В свою очередь, ответчик Б. с 06.08.2009 года была зарегистрирована и проживала в другой квартире, которая находится в Алмалинском районе г.Алматы.
Кроме того, судом первой инстанции учтены показания допрошенных в судебном заседании многочисленных свидетелей, которые подтвердили факт раздельного проживания супругов Б. и В. с конца 2007 года. 
Аргументируя решение, суд правомерно сделал ссылку на п.2 ст.1070 ГК, которым предусмотрено, что по решению суда супруг может быть устранен от наследования по закону, если будет доказано, что брак с наследодателем фактически прекратился до открытия наследства и супруги в течение не менее чем пяти лет до открытия наследства проживали раздельно.   
При таком положении доводы ответчика Б. о том, что она периодически навещала своего супруга В. и поддерживала с ним связь, признаны несостоятельными.
Также не обоснованными признаны иные доводы апелляционной жалобы, поскольку Б. не смогла представить суду достоверных доказательств, свидетельствующих о том, что супруги, начиная с 20.09.2007 года до 08.11.2015 года, вели общее хозяйство (оплата коммунальных услуг и других расходов, фото или видеосъемка и т.п.).
При таких обстоятельствах выводы суда первой инстанции признаны обоснованными, нормы материального и процессуального права, подлежащие применению в данном случае, судом применены правильно, следовательно, у суда апелляционной инстанции не имелось оснований к отмене либо изменению принятого по делу судебного акта.
Поэтому апелляционная жалоба ответчика оставлена без удовлетворения.
М.Мухатов Судья Алматинского городского суда