Все будет хорошо

В семье президента Ассоциации татар и башкир Казахстана Рината Абдулхаликова большое событие. Его супруга – кавалер ордена «Күміс алқа» (им в нашей стране награждаются матери, родившие шестерых детей), бортпроводник авиакомпании «Эйр-Астана» Бану Карпыкова выходит на работу после долгосрочного декрета


-Шакире, самой младшей, уже 3,5, – говорит Бану. – Следовательно, длительный декретный отпуск закончился.
– А длительный – это сколько?
– С рождения Алсу, первенца, – с 2005 года. Правда, я периодически, уже будучи беременной следующим ребенком, перед каждым очередным декретом старалась поработать хотя бы месяца три-пять, но не в воздухе, а на земле. Сразу отвечу на следующий вопрос. Век у стюардессы совсем не короткий. Если ты физически здорова и отвечаешь требованиям компании, можешь летать хоть до старости. За границей считается, что чем старше бортпроводник, тем лучше. Это залог безопасности для пассажиров. У нас немного по-другому. У одних компаний жесткие требования к весу, у других – стюардессы должны быть одного роста. Но в целом можно летать до тех пор, пока позволяет здоровье. А я сейчас в форме. Прошла врачебно-летную комиссию, есть все допуски к летной работе. В сентябре у меня начинаются двух-, трехмесячные групповые занятия. Учеба будет проходить в авиакомпании, потом полетим куда-нибудь на тренинги. Надо подтвердить свою квалификацию на тренажерах – как вести себя, допустим, при пожаре, когда на эвакуацию пассажиров дается всего 45 секунд. Я ведь начинала еще в «Эйр-Казахстане». Это был 1999 год. Борта тогда все были старые, изношенные. Помню, как я еще стажером попала в аварийную ситуацию. Самолет ТУ-154 взлетел из Астаны в Алматы. Шасси в воздухе не убрались, и мы вместо полутора часов летели два с половиной. Пассажиры, может, и догадывались о чем-то, но паники не было – самолет мягко приземлился. Ситуаций, близких к аварийным, в те годы было много по не зависящим от экипажа причинам, но все они заканчивались благополучно. Но я все равно перед каждым вылетом подходила к бортинженерам и спрашивала: «Мы прилетим обратно?» Они успокаивали: «Не переживай. Все будет хорошо». Если бы я не слышала этих слов, наверное, не задержалась бы в авиации.
– Вам, наверное, здорово помогают ваша мама и свекровь?
– Моя мама, к сожалению, умерла еще до рождения моих детей. Я только и успела, что познакомить ее с Ринатом. А свекровь живет в Италии. Она у нас бывает пару дней раз в году. Нет, мы с Ринатом свою ношу несем сами. Иногда, конечно, если надо уехать на пару дней, моя сестра прибегает посидеть. А так все по дому успеваю сама: и накормить, кого в школу собрать, кого – на тренировки… это нормально.
– Но теперь вы выходите на работу. А с кем останутся дети, когда вы будете в рейсе?
– С папой. Пока он на работе, они справятся сами, им не привыкать. Могут и приготовить себе, и порядок в доме навести.
– Мир стал эгоистичным. В нем мало места даже одному ребенку. А как же нашли друг друга люди, принявшие решение иметь много детей?
– Мы познакомились на борту самолета. Я была на работе, а Ринат, кажется, летел в Москву. Рейс достаточно длинный, и мы с ним обо всем успели переговорить. Он расспрашивал о моей работе. Я говорила, что она у меня интересная, но вот замуж хочется, чтобы успеть нарожать детей. Ему моя позиция, видимо, понравилась, и мы стали общаться. Но когда оказались под одной крышей, совместных детей не планировали. От меня вообще никто не ожидал, что я буду многодетной матерью. Работа у меня и сама по себе серьезная, я же к ней относилась не просто добросовестно, а с какой-то чрезмерной ответственностью. Не побоюсь признаться, где-то я даже была и стервой. Мне в глаза и за глаза говорили, что с таким характером замужество мне не светит. Я и сама стала подумывать: «Да-а! Наверное, и в самом деле ни один мужчина не выдержит мою жесткость». Думая, что никогда не найду себе пару, даже подумывала поставить на своей женской судьбе крест и всех, напрашивающихся в ухажеры, отшивала. А Ринат оказался хитрым. Он знал, как покорить такую суровую девушку, как я. Своей мягкостью он, можно сказать, нежно сломал меня. А потом мы сошлись характерами. Он молчун, и я не говорливая. Еще до рождения детей, проводя выходные вместе, могли за три дня обмолвиться лишь парой слов. Но это было такое красноречивое молчание, а понимаем мы друг друга с полувзгляда.
Все шесть беременностей у меня прошли легко. Нюансы были, когда я ждала первого своего ребенка, но они были связаны не со здоровьем, а с переводом на наземную службу. После того как у нас родились две старшие девочки, мы решили, что теперь нам нужен мальчик. А когда он у нас появился, мы взгрустнули. Девочки играют между собой, брат пытается присоединиться к ним, но как-то не вписывается в их компанию. И мы решили, что сыну нужен брат. И у нас родился Султан. А там, где четверо, есть место и пятому, и шестому ребенку. Так я сломала стереотип, что стюардессы не могут не то что иметь много детей, а вообще рожать. Теперь мне по-хорошему завидуют, а некоторые пытаются равняться на нас. А что касается трудностей… Наблюдая за своей жизнью, я могу сказать, что с одним, двумя, тремя и даже четырьмя детьми мамам тяжелее и грустнее. Дальше – легче. Одна многодетная «коллега» сказала, что женщина после рождения пятого ребенка приобретает какую-то внутреннюю гармонию. Все у нее получается, она никуда не торопится и не нервничает. И в самом деле, пока не родился мой пятый ребенок, я ничего не успевала даже с помощниками и нянями. А тут стало оставаться время на тихий час и даже на лень.
Нет, все, конечно, удивляются, как можно управиться с таким количеством детей, но моя профессия во многом мне помогла. Бортпроводники ведь дважды в год ездят на тренинги, где много внимания уделяется такому предмету, как психология. Это, ну и, конечно, долгие годы, проведенные в сфере обслуживания, стали для меня большой школой. Пассажиры бывают разными, а в задачу бортпроводника входит улаживание любых конфликтных ситуации. Все это пригодилось в семейной жизни – и не только с детьми, но и при общении с мужем. Выйти замуж за хорошего человека нелегко, а сохранить семью еще сложнее. Тем более с моим мужем: Ринат – человек популярный. На момент нашего знакомства он был на пике своей звездности, да и сейчас вокруг него крутится немало поклонниц. Корректный и сдержанный на работе, дома он, как и все мужчины, бывает порой капризным и требовательным. Моя профессия и здесь тоже помогает найти нужные слова, чтобы погасить накипающее раздражение. Мне с мужем повезло: с Ринатом можно без страха смотреть в будущее, он у меня очень работящий.
Ему, конечно, нелегко, но он старается. Мне что нравится в нем, да и в себе тоже – мы оба очень ответственные. А главное, умеем слышать друг друга и обсуждать вслух критические моменты, назревающие в наших отношениях.
Чтобы сохранить семью, надо уметь быть просто настоящей, ну и, конечно, не терять чувства юмора.
– А седьмой ребенок в вашей семье планируется?
– Ну-у… если бог даст, то с удовольствием примем и седьмого ребенка. В биатлоне если не попал в мишень, то уходишь на дополнительный круг. Так и в жизни: если, отказываясь от ребенка, избавляешься от него, то жизнь отправит тебя на другой круг, и из этого круга, возможно, и не выберешься. То есть у каждого человека есть своя финишная прямая. У меня, видимо, на роду написано быть многодетной мамой. Детей много не бывает. Да, у нас часто бывают финансовые проблемы, но посмотришь на них и думаешь: ну вот отказалась бы я от них, и работала бы, и работала бы, а потом работа бы закончилась, и мужа, наверное, тоже рядом бы не было... Слава богу, что у меня есть мои дети и их папа.
– Ваши подруги не говорят, что вы сумасшедшая?
– Еще как! Они так и смеются над нами. «Ну что вы кинулись рожать детей, как будто никогда их не видели?» – говорят они. А потом – нет-нет, да и прорывается: «Молодец, правильно делаешь, что рожаешь. Нам бы тоже надо было так». Я ведь из поколения семидесятников. Многие мои подруги, к сожалению, не то что нарожать детей, еще замуж не вышли, а время бежит.
В этом году пятеро моих детей идут в школу. И я не скажу, что мы непосильно напрягаемся, собирая их в школу. Жизнь научила меня умело пользоваться распродажами, а детей – носить одежду аккуратно, чтобы она доставалась братьям и сестрам непотрепанной. Главное, не ныть, не просить и не опускать руки.
– А как вы поддерживаете физическую форму? Стюардесса – это ведь почти балерина.
– Конечно, для стюардессы родить даже троих – это уже героизм. Беременность предполагает большие нагрузки на ноги, поэтому многие девушки, связавшие свою жизнь с воздухом, остаются бездетными. В моем случае это, во-первых, наследственность. Во-вторых, я знаю, как привести себя в норму. В последнюю свою беременность я, например, весила 84 килограмма. Потом собрала себя в кулак и…
– …и сели на диету?
– Особых диет у меня нет, и никому не советую придерживаться их. Единственное – побольше пить жидкости и побольше гулять на воздухе. А потом тем, кто занимался спортом, легче. Начинаешь двигаться, пресс качать, делать какие-то упражнения, ходить вместе с детьми в бассейн и баню.
– Кстати, как вы попали в авиацию?
– В авиацию, говорят, люди случайно не попадают, а я вот попала. По образованию я преподаватель казахского языка и литературы. Работала в школе, но учитель из меня получился никакой, и я пошла на телевидение – была корреспондентом, потом ассистентом режиссера. А в творческих профессиях, чего греха таить, девушке с красивыми ногами тяжело пробиваться самостоятельно. И вот как-то я услышала по радио, что компания «Эйр-Казахстан» набирает стюардесс со знанием казахского языка. Я поехала в аэропорт на собеседование. Внешность, сказали, необычная, а казахский – хороший. В общем, я прошла конкурс.

Разия ЮСУПОВА