Вырваться из коммунального болота

Продолжаем публиковать мнения и предложения горожан

Продолжаем публиковать мнения и предложения горожан о реформировании системы кооперативов собствеников квартирю

Интересные, но во многом спорные мысли прислал в редакцию алматинец Александр Ветров, который считает парадоксальной ситуацию, при которой...
Впрочем, читайте сами.
«…Как ни крути, а ведь это мы с вами своими деньгами и руками создали монстров в виде кооперативов собственников квартир. Сейчас мы чешем затылок, спрашивая себя: как это случилось и что с этим чудовищем делать? Впрочем, будем честны, такая дилемма стоит далеко не перед каждым членом кооператива, лишь небольшая группка неравнодушных людей, несогласных с существующим порядком вещей, пытается что-то изменить, прояснить ситуацию со многими миллионами тенге, уходящими неведомо куда. Основная же масса квартировладельцев ежемесячно отстегивает многие тысячи тенге, нимало не беспокоясь о том, какова дальнейшая судьба их кровных – то ли они пойдут на благое дело, то ли осядут в бездонных карманах прикормленных адвокатов, разного рода ассоциаций и им подобных структур, якобы денно и нощно пекущихся о нашем с вами коммунальном благополучии.
И далее – о равнодушии, позволяющем председателям КСК вытворять совсем уж непотребное. Например, из года в год включать в квитанции графу «Фонд капитального ремонта», по которой владельцы обязаны выплатить КСК как минимум 10 000 (десять тысяч) тенге в год хоть единовременно, хоть частями, ежемесячно. И мало кому придет в голову потребовать у председателя КСК детального отчета за минувший, скажем, год, заставить его провести общее собрание жильцов, где они могли бы высказать свое мнение о целесообразности сбора средств в такой фонд или не согласиться с очередным повышением целевых платежей за содержание жилья. А эти самые пресловутые собрания заслуживают отдельного большого разговора, но за неимением времени и места на газетной полосе ограничусь лишь краткими замечаниями. Очень часто собрания срываются из-за низкой явки членов кооператива, что, впрочем, как нельзя больше устраивает жуликоватых председателей. На этот случай у них припасен запасной вариант, называемый поквартирным обходом. Вот и обивают председатели пороги квартир, подсовывая хозяевам или арендаторам (а их в престижных районах очень много, включая иностранцев) листочки с просьбой поставить свою подпись, не заморачиваясь тем, что там изложено. А в этой шпаргалке может быть все, что угодно председателю, – от очередного повышения целевых сборов до шельмования того или тех, кто настроен критически ко всему происходящему в КСК или вокруг него.
Даже поверхностный анализ так называемой деятельности КСК и его верхушки в лице председателя и его окружения заставляет прийти к определенным вопросам и выводам.
Как и почему председатели и его карманные адвокаты выигрывают суды даже у государственных структур, где имеются в штате целые юридические отделы, посмевших сунуть свой нос в авгиевы конюшни КСК? Почему правоохранительные структуры, призванные стоять на страже наших с вами интересов, волокитят уголовные дела, заведенные на председателей, месяцами и даже годами? Почему председатели, аккумулировав в своих руках огромные средства, превратили их не только в кормушку, но и в своего рода дубинку для шантажа нас, по сути, хозяев этих денег? Почему председатели привлекают к работам по ремонту общедомовой собственности специалистов из городов и весей, находящихся в тысячах километров от Алматы? Кто позволяет председателю и его камарилье тратить на содержание себя любимых до двух третей собранных с населения средств? Кстати, именно об этом говорил не так давно аким нашего города Бауыржан Байбек.
Ответы на эти вопросы лежат на поверхности. Именно мы, такие умные и продвинутые на собственных кухнях, молчим в тряпочку на собраниях, позволяя править бал председателю и его приспешникам, так называемой клаке. Подозреваю, что они надсаживают свои глотки не просто так, есть, есть у них свой интерес, пока нам неведомый. Мы молча проглатываем большие и малые хитрости председателей, больше похожие на подлости. Это и намеренное неизвещение об общих собраниях жильцов тех домов, где живут самые активные и неравнодушные члены кооператива. Это и непредоставление отчетов о движении денежных средств, хотя это предусмотрено Законом «О жилищных отношениях». Что уж там говорить о нашем праве как собственников квартир на отчеты по управлению домами как в письменном, так и в электронном виде? К сожалению, мы этим правом не пользуемся, тем самым непроизвольно окружая председателя ореолом недоступности и непогрешимости.
Многие горожане считают, что государству пора вернуть жилфонд под опеку домоуправлений, но почему-то не помнят люди о том, что именно государство в свое время наломало немало дров, сбагрив нам жилье в ужасающем состоянии, хотя есть постановление правительства о ремонте жилого фонда, а уже потом о его приватизации. Но то был конец 90-х прошлого века. Как говорится, иных уж нет, а те далече. Так что на власть, в общем-то, надежды мало, пусть она хотя бы держит под колпаком председателей КСК, пока они еще существуют, не давая им зарываться, пользуясь полной бесконтрольностью как со стороны жильцов, так и со стороны надзирающих структур. Многие годы работы в газетах, как в государственных, так и в частных, когда приходилось заниматься проблемами ЖКХ, утвердили меня в мысли, что КСК в нынешнем виде окончательно дискредитировали и изжили себя. Одно дело – хозяйствовать в Медеуском или Алмалинском районе, где и дома посвежее, и жильцы более-менее состоятельны и законопослушны, и совсем другое – проявить себя толковым руководителем, скажем, в Турксибском районе, где проблемы копились десятилетиями.
Выкладки Петра Своика и Дмитрия Бойко о реформировании ЖКХ в общем и КСК в частности вызывают у меня много вопросов. Я категорически против того, чтобы мы после вмешательства государства в дела КСК получили сомнительный «дар» в виде еще одной надстройки, которую надо будет содержать вместе с КСК. Боливар двоих не вынесет…
Значит, кому-то надо будет уйти. И пусть это случится с КСК вместе с их хамовато-вороватыми председателями и их «шестерками», которых мы сытно кормим в течение более чем двух десятилетий.
Это может произойти только с нашим заинтересованным участием, если мы проявим твердость и заинтересованность в конечном результате. Из своего опыта знаю, что подобные маленькие революции вполне возможны, стоит только захотеть вырваться из коммунального болота, куда мы угодили благодаря в том числе и собственному безразличию и равнодушию».
Василий ШУПЕЙКИН
Ирина ВАСИЛЬЕВА